ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если быть честным, то, проклиная русских, старик Туна попросту кривил душой. Грех было жаловаться на смену контингента. Да, русские плевали на все графики и правила. Да, они превратили некогда чинный курорт в настоящую осаду Измаила. Но зато казалось, что в России, про которую постоянно говорят по телевидению как о нищей стране, доллары растут на елках или сами прут из земли.

Фейзи еще ни разу не видел русского, у которого были бы купюры мельче ста долларов. Рисуют они их, что ли? В то время как немец мог потратить час на скрупулезное подсчитывание съеденного на борту, сверяя сумму со счетом, русский давал сто долларов сверху и просил принести еще выпивки. Как они пили!.. Старик Туна только на одной водке сделал целое состояние, продавая ее по старой контрабандистской памяти втридорога.

Тем не менее сегодня Туна сидел без дела и проклинал русское раздолбайство.

Как оказалось, зря. Ближе к полудню к причалу подрулил белый микроавтобус.

Лихо взвизгнув тормозами, он остановился на тротуаре, выдав принадлежность водителя к великой северной нации. Дверца скользнула в сторону, и на залитый солнцем бетон вылезли пятеро крепких молодых людей в шортах и разноцветных майках. Старик Туна насторожился — уж не его ли потерявшаяся группа все-таки решила испытать прелести морского круиза? Тем временем трое русских остались у микроавтобуса, а двое не спеша двинулись вдоль причала. Они методично останавливались у каждой яхты и после минутного диалога продолжали свой путь.

Наконец они добрались и до Туны.

— Добрый день, мистер, — поздоровался тот, что постарше, по-английски.

— Не такой уж и добрый, — буркнул в ответ Фейзи. — Но все равно здравствуйте.

— Мы ищем свободное судно, — продолжил русский. — Но похоже, что это дело не простое.

— Разгар сезона, — согласился старик Туна. Он сразу же сообразил, что этих людей ему послал сам Аллах, но, как опытный торговец, вида не подал.

— Увы, — развел руками русский. — Вы тоже заняты?

— Господа желают отправиться в круиз? — равнодушно спросил Туна, раскуривая свою трубку.

— Ну, вроде того.

— Надо было купить тур в агентстве, — вздохнул старик.

— Надо, — не стал спорить русский, — но нам нужно срочно. Вы можете нам помочь?

Старик Туна не торопился с ответом. Выпустив клуб сизого дыма, он не спеша подсчитывал, сколько он получит. Выходило неплохо, если учесть, что не придется делиться с этими грабителями, турагентами из Стамбула.

— Вас нет в моем графике, — наконец ответил он.

Русский пожал плечами и с разочарованным лицом собрался двинуться дальше.

— Вряд ли вы найдете свободную яхту, — так же уныло продолжил старик.

Русский сделал шаг.

— Но, пожалуй, я смогу вам помочь… — Сколько? — немедленно оживился русский. Туна аж закряхтел от досады. Ох уж эти русские! Мог бы и поторговаться для приличия. Вот немец — тот три раза уйдет и столько же раз вернется, но сэкономит свою законную марку.

— Я располагаю неделей. Это будет стоить триста долларов с человека, — ответил старик и сам поразился своей наглости.

— Отлично, — обрадовался русский. — Нас пятеро. Стало быть, тысяча пятьсот… — Деньги вперед, — насторожился Фейзи.

— Конечно. Так мы загружаемся?

— Когда отходить? — спросил Туна, поднимаясь на ноги.

— А сразу как погрузимся, — беспечно махнул рукой русский.

— Эй, Ялчин! — крикнул старик Туна своему помощнику. — Мы отходим.

— Есть, хозяин! — ответил довольный матрос, вынырнувший из палубного люка.

— Есть работа, есть деньги! Так ведь?..

Русские погрузились быстро. Просто закрыли микроавтобус, взяли свои большие спортивные сумки и поднялись на борт. Один из них нес кожаный дорожный саквояж.

Что-то сразу же насторожило старика Туну в этих свалившихся на его голову туристах. Опытный взгляд старого морского волка точно определил, что ребята приехали не отдыхать. Туристы валят веселой толпой. Их движения раскованны, Походка ленива, в глазах светится предвкушение активного отдыха. К тому же русские туристы всегда берут с собой женщин. Иногда это жены. Эти же пятеро русских молча, как-то сосредоточенно поднялись на борт. Деловито осмотрелись.

Быстро распределили каюты и при этом не задали ни одного вопроса типа: «А когда ужин?» или «Какой у нас маршрут?» Кроме того, у них явно имелся старший. Причем это был не тот, что разговаривал с Туной, а его спутник — сурового вида человек, в котором старый контрабандист сразу же определил бывалого воина. Они все были бывалые.

Все это старик Туна понял за считанные минуты, но вида не подал. За годы бурного прошлого он научился не задавать ненужных вопросов. Господа приехали не отдыхать? Это их дело. Расплатились они с лихвой, естественно, стодолларовыми банкнотами. Остальное не его дело. Старик был уверен, что в случае чего сумеет за себя постоять.

Через пятнадцать минут яхта отошла от причала Мармариса, взяла курс в открытое море и заскользила под всеми парусами навстречу багровому солнцу, медленно опускающемуся к горизонту. Шелестела вода за деревянным бортом, весело скрипели снасти, и ровный бриз дул яхте в корму.

На этой самой корме в шезлонгах лениво развалились Док и Пастух. В руках они держали бокалы с ледяным «мартини». Док блаженно попыхивал здоровенной сигарой, коробку которых он приобрел, не удержавшись, в Стамбуле. Казалось, что все опасности остались в Москве. Здесь только море, небо и блаженный покой. Но это был самообман. Оба они прекрасно знали, что самое трудное еще впереди.

Просто по старой военной привычке Док и Пастух пользовались любой возможностью расслабиться, накапливая силы для предстоящих боев.

— Как тебе судно? — спросил Док.

— На вид ничего, — ответил Пастух. — Только я ни хрена не смыслю в этом.

Вот если бы танк… — Мистер Туна, — обратился Док по-английски к стоявшему рядом за штурвалом старику, — у вас прекрасное судно. Как оно называется?

— "Ачык Егле", — ответил тот не оборачиваясь.

— Как? — удивился Пастух. — Ну и название… — «Светлый полдень», — неохотно перевел Туна.

— А, — протянул Пастух. — Сколько в нем длины?

— 90 футов. — В голосе старика проскользнула горделивая нотка.

— Стало быть, метров тридцать, — пояснил Док. — Подходяще… — Мистер Туна, — вновь спросил Пастух, — а в открытом море ваша… «Ачык Еб…», тьфу ты господи, «Светлый полдень» ходит?

— Ходит, — насторожился Фейзи.

— Хм, неплохо, — оживился Док, но Пастух сделал ему знак попридержать эмоции.

— Капитан, — продолжил он расспросы, — откуда у вас этот шрам на лице?

Простите, если спросил что-нибудь не то.

— Узнайте у вдовы того тунисца, что сделал мне его, — хмыкнул старик.

— Понятно, — протянул Пастух и обменялся взглядом с Доком. Тот кивнул головой и спросил:

— Капитан, вы, наверное, всю жизнь провели в море?

— Вас еще не родили ваши уважаемые матери, а я уже возил контрабанду по этому морю, — с гордостью ответил Туна.

— Вот оно что, — вежливо ответил Док и опять обменялся взглядом с Пастухом.

На этот раз кивнул тот.

— Скажите, мистер Туна, — продолжил Док, — а вы не задумывались об отдыхе?

Ну там, уйти на пенсию, купить домик на берегу или ресторанчик в городе?

Яхта внезапно вильнула в сторону. Паруса встрепенулись и через секунду вновь наполнились ветром. Старик промолчал.

— Мистер Туна, как вы смотрите на то, чтобы продать вашу яхту? Я понимаю, что это неожиданное предложение… Док вопросительно посмотрел в спину капитану. Пастух внимательно рассматривал свой бокал, но по его напряженным пальцам было видно, что и он внимательно ждет ответа.

Прошло три бесконечных минуты, прежде чем старик ответил:

— Мне нужно подумать… — Хорошо, мистер Туна, — охотно согласился Док.

Пастух облегченно расслабился в шезлонге.

Через час старик Туна распорядился накрывать ужин. Два его матроса, по совместительству стюарды, проворно накрыли стол на верхней палубе, на воздухе — зелень, овощи, фрукты. Тут же на палубе оказалась небольшая жаровня. Один из матросов принялся ловко жарить мясо. От водки наши друзья отказались, взяв только легкое вино. За столом уселись все пятеро — Пастух, Док, Муха, Артист и Боцман. Ужинали не спеша, перебрасываясь ничего не значащими фразами.

61
{"b":"27428","o":1}