ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да вон, — спокойно кивнул Док. В это время наши герои вышли из кривого грязного переулка на не менее грязную миниатюрную площадь. В дальнем углу площади за низкой декоративной оградой стояла небольшая облупленная часовенка с высокими дубовыми дверьми. Кивок Дока пришелся как раз на эту самую часовню. Из такого же узкого переулка, как тот, по которому только что они прошлись, на площадь медленно выполз черный «мерседес». Конечно, в Москве он произвел бы впечатление среднего авто, одного из многих. Не «шестисотый» же. Но на фоне колоритного упадка, царившего вокруг, и он выглядел шикарно. К тому же «шестисотый» здесь просто бы не поместился.

«Мерседес», как в кадре из сериала «Спрут», медленно описал круг и остановился около церковной ограды. Тотчас двери часовни растворились и на пороге храма появился святой отец в длинном черном одеянии и с небольшим молитвенником в руке. Первым из машины на ярко освещенную солнцем площадь вылезли два итальянца-молодчика в темных костюмах. Их быстрые, как оружейные стволы, глаза в момент обшарили всю площадь, задержавшись на секунду на застывших Пастухе и Доке.

— Ты думаешь, это мафия? — спросил Пастух.

— Нет, Папа Римский, — хмыкнул в ответ Док.

— Бармен вчера говорил, что они в горах.

— Спустились за солью.

— И что будем делать? Подойдем и попросим одолжить пару автоматов?

— Именно так, — подтвердил вдруг оживившийся Док. — Похоже, что этого человека я уже знаю.

Пастух взглянул в сторону часовни и, присвистнув от удивления, молвил:

— Да это же незабвенный синьор Сальватори!..

— Именно он.

Из «мерседеса» чинно вылез пожилой человек в черном, несмотря на жару, костюме. И человек этот был тот самый синьор, которого наши друзья так удачно спасли позапрошлой ночью на подходе к Палермо. Но вскоре, когда «Ачык Егле» ошвартовалась у причала Санта Лючия, оказалось, что этого человека на борту уже нет, а капитан, хотя это и предписывал свод морских законов, ни полсловечком не обмолвился итальянским властям о кораблекрушении. Теперь они понимали почему… Дон Сальватори не испытывал особого желания беседовать с телохранителем и терпеливо дождался, пока Док закончит врачевать спасенных матросов. Пастух не стал проявлять свою гордость и разубеждать синьора относительно своего социального статуса. Освободившийся Док тут же придал себе солидности, засунув в рот очередную сигару и не забыв угостить гостя. Дон Сальватори вежливо отказался.

— Спешу поблагодарить вас, синьор Христов, так вас, кажется, зовут, за помощь, — на хорошем английском произнес Сальватори. — Ваша яхта подоспела как нельзя вовремя. Еще немного, и я непременно простудился бы.

Было похоже, что синьор ни на секунду не сомневался в том, что помощь подоспеет.

— Не стоит благодарности, — ответил Док. — Это морская традиция. Что случилось с вашей яхтой?

— Она дала течь и затонула, — небрежно ответил Сальватори. — Пустяки… — Если не считать, что погибло несколько ваших матросов и, похоже, на судне был пожар — у спасенных ожоги, — спокойно добавил Док.

Сальватори пристально посмотрел ему в глаза и несколько секунд молчал, как бы собираясь с ответом.

— Видите ли, синьор Христов, — медленно ответил он, — у нас на Сицилии своеобразные обычаи, во многом непонятные иностранцам… — Например, праздничный взрыв яхты во время шторма? — совершенно серьезно уточнил Док.

Пастух на правах телохранителя предпочитал помалкивать.

— Например, взрыв яхты, — спокойно согласился Сальватори. — Вендетта и все такое прочее. Не советую придавать этому такое значение, уважаемый синьор Христов.

— И не буду, — неожиданно рассмеялся Док. — Это действительно не мое дело.

— Раз уж вы были так любезны, что спасли меня, рискуя своей яхтой, то не откажете ли мне, синьор Христов, еще в одной услуге? — В голосе Сальватори звучала уверенность, что тот не откажет.

— Все, что в моих силах, дон Сальватори. «Как в дурацком историческом кино по пьесе Шекспира, блин», — раздраженно подумал Пастух, устав от обилия «синьоров», «донов» и «пожалуйста».

— В силу некоторых причин мне не хотелось бы, чтобы весть о постигшем меня несчастье достигла кое-чьих ушей раньше времени. Поэтому не согласитесь ли вы перед приходом в Палермо высадить меня на берег в указанном мною месте?..

Док переглянулся с Пастухом и согласился… И вот теперь судьба как нельзя более кстати вновь свела их с таинственным доном Сальватори, жертвой вендетты на море. Судя по обстоятельствам их знакомства, почтенный синьор и был той самой мафией, которая обитала, по словам давешнего бармена, где-то в окрестных горах.

Ни говоря друг другу ни слова, оба наших героя решительно двинулись в сторону часовни.

Охрана среагировала в одну секунду. Один парень заслонил своим телом Сальватори. Другой шагнул навстречу непрошеным визитерам. Видно было, что почтенного синьора не только взрывают, но время от времени в него постреливают.

— Дон Сальватори! — громко поприветствовал Док, краем глаза следя за действиями охраны. — Какая встреча… Присмотревшись, дон Сальватори сделал успокаивающий знак. Телохранители вернулись на исходные позиции, делая вид, что ничего не произошло. Таким образом наши герои беспрепятственно подошли к «мерседесу» и его хозяину. Судя по выражению лица последнего, особой радости внезапная встреча ему не принесла. Но, как воспитанный человек, дон Сальватори все же изобразил некое подобие радушия:

— Любезный синьор Христов? — Его губы тронула легкая улыбка. — Вот уж не ожидал увидеть вас так скоро.

Док не совсем понял, что именно он имел в виду под этим «так скоро»… — А я, признаться, уже хотел искать вас.

— Искать? — несколько удивился Сальватори. — Зачем?

— У меня возникла некоторая проблема, а на Сицилии я знаю только вас.

— Забавно… — Я могу подождать вас здесь, — предложил Док.

— Нет, пожалуй, пройдемте в церковь, — пригласил Сальватори. — Здесь становится жарко, да и не в том я возрасте, чтобы вот так торчать на улице… — С этими словами почтенный синьор повернулся к раскрытым дверям, за которыми скрывались заманчивый полумрак и прохлада. Уже на ходу он бросил через плечо:

— Своего телохранителя, синьор Христов, можете оставить здесь.

— Это не телохранитель, — твердо ответил Док. — Это мой командир… — Вот оно что… — Сальватори замер на ступенях часовни. — Ну, тогда приглашайте его с собой… — Значит, вы думаете, что я могу продать вам оружие? — удивленно спросил дон Сальватори, внимательно выслушав все, что ему рассказали наши друзья. — А позвольте узнать, зачем оно вам понадобилось? Хотите ограбить банк?

— Уважаемый дон Сальватори, мы же не спрашиваем вас, с чего вдруг взорвалась ваша яхта? Это было бы просто невежливо, — спокойно ответил Док.

Они беседовали в небольшой пустынной комнатке за алтарем часовни.

Молчаливый падре просто провел их туда по знаку Сальватори и бесшумно удалился прочь. Пожилой итальянец сидел в старинном резном кресле, его собеседники расположились на жесткой лавке напротив. Больше в помещении ничего не было.

— Хм… а с чего вы вообще, любезный синьор Христов, решили, что я могу продать вам оружие? — Сальватори пристально смотрел Доку прямо в глаза. — Я уважаемый человек на Сицилии. У меня процветающий семейный бизнес. Если мою яхту постигло несчастье, то это не значит, что я мафиози! — На последней фразе он повысил голос. — Вы у себя там, в Восточной Европе, совсем посходили с ума.

Насмотрелись «Крестных отцов» и «Спрутов» и черт знает что воображаете о Сицилии!.. Я с бандитами дело иметь не хочу.

— Мы тоже. — Чем более грозно говорил итальянец, тем спокойнее становился Док. — Но приходится. Вот у этого человека, моего друга, похитили семью. — Он показал на Пастуха.

— Что такое? — брови дона Сальватори взметнулись вверх. — Похитили, говорите, семью? Это правда, синьор?

— Моя жена и четырехлетняя дочь в этот момент содержатся на судне здесь, на Сицилии, — жестко ответил Пастух.

68
{"b":"27428","o":1}