ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К нему подошел Артист.

— Как там Боцман? — спросил Муха. Артист пожал плечами:

— Нога цела… Наконец ожидание закончилось. На горизонте появилась черная точка, превратившаяся через полчаса в небольшую быстроходную шхуну под тунисским флагом. Это был посмертный подарок старого Туны. Еще в порту, пока наши герои строили планы. Туна быстро нашел общий язык с веселым Энцо, оказавшимся в некотором роде коллегой старика. Старый контрабандист сумел договориться с молодым о том, чтобы наших героев забрали сразу после завершения операции — оставаться и дальше на яхте было небезопасно. В НАТО тоже не дураки служили… Контрабандистская шхуна лихо заложила вираж вокруг «Ачык Егле» и с ходу пришвартовалась к ее борту. Команда контрабандистского корабля была набрана, наверное, в самых злачных портовых притонах. Тут были представители всех национальностей, живущих на Средиземноморском побережье. Араб соседствовал с евреем, итальянец — с греком. Командовал шхуной, носившей не очень-то гордое название «Толстяк», здоровенный черный, как вакса, тунисец со сказочным именем Али.

— Где старина Туна? — громогласно протрубил он, шагнув на борт яхты.

Вид мертвого старика, лежащего у себя в каюте, опечалил его ровно на полминуты.

— Что ж, в море жил, в море и уйдет. Все там будем, — философски рассудил Али, и белоснежная улыбка вновь вернулась на его широкое лицо. — Давайте перебирайтесь ко мне на «Толстяка». Пора уносить ноги. — Уже на палубе он указал на многочисленные следы от пуль. — Да вы, ребята, видно, хорошенько повеселились!..

— Особенно Туна, — процедил Муха, недовольный таким пренебрежением к смерти старика.

— Брось, парень, — беззлобно махнул рукой тунисец. — Я же сказал, все там будем.

Как ни странно, но долго сердиться на этого черного гиганта было просто невозможно. Он буквально заряжал всех окружающих своей жизнерадостной энергией.

Сборы были недолгими. Саквояж с деньгами, сумки с вещами да оружие. Все вещи капитана «Ачык Егле» остались на борту яхты вместе с хозяином. Последним на борт шхуны перепрыгнул Артист, задержавшийся в трюме. «Толстяк», взвыв мощными двигателями, отвалил от яхты. Покинутое людьми судно одиноко покачивалось на волнах. Через минуту раздался глухой хлопок. Яхта вздрогнула и стала медленно крениться на правый борт, пока ее мачты не легли на воду. Потом раздалось громкое шипение — это выходил воздух из-под палубы. Мачты вновь на несколько секунд приподнялись над водой, чтобы теперь навек скрыться на дне Средиземного моря. «Ачык Егле» стал могилой для своего капитана… Тем временем контрабандистская шхуна стремительно неслась на запад в сторону Гибралтара. Прошло минут сорок, а все еще стояли на палубе, как бы в надежде увидеть погибшую яхту, сослужившую им такую верную службу. Вот и довелось им испытать на собственной шкуре все муки моряка, потерявшего свой корабль.

Но это был еще не конец их невзгодам. Итальянец, стоявший за штурвалом, вдруг приник к экрану локатора и прокричал:

— Али, самолет с норд-норд-оста!.. Через минуту в небе на северо-востоке действительно появилась небольшая точка.

— Ну-ка все живо вниз, — сурово приказал Али. Перечить никто не стал, и вскоре на палубе не осталось никого, кроме команды. Между тем точка быстро превратилась в большой военный самолет, низко летящий над поверхностью моря.

Минута, и он с ревом пронесся над самым кончиком мачты «Толстяка».

— Американец, — заметил Али. — Кажется, вы, ребята, здорово наследили.

Самолет противолодочной разведки военно-морских сил США еще два раза зашел на шхуну и удалился прочь.

— Ну, теперь жди гостей. — Али с презрением сплюнул за борт. — Мохаммед, — обратился он к невысокому арабу, — проводи-ка пассажиров в ящик.

Араб молча исчез в люке. «Толстяк» оказался настоящим контрабандистским судном. В самом глухом месте трюма, где плескалась грязная, пахнущая соляркой вода, располагался тайник. Это был тесный отсек высотой в метр и шириной метра полтора, тянущийся вдоль киля. Места как раз хватило на то, чтобы разместить семерых взрослых и спящую глубоким сном девочку. Впрочем, сам отсек оказался на удивление сухим, а на полу были разложены свежие тростниковые циновки.

Контрабандный товар обычно требовал бережного отношения, будь это оружие, деньги, наркотики или люди. Молчаливый Мохаммед помог нашим героям расположиться и быстро замаскировал вход. Гости не заставили себя ждать.

Где-то через полчаса в небе вновь появилась точка, и вскоре над продолжавшей нестись шхуной прошел пузатый военный вертолет с белыми американскими звездами.

— Они требуют заглушить двигатели, лечь в дрейф и допустить на борт команду для досмотра, — заявил высунувшийся из иллюминатора одноглазый радист.

— Что ж, ордер на обыск просить не будем, тем более что адвоката нам сейчас не найти, — усмехнулся Али. — Альдо, глуши шарманку. Будем паиньками.

Двигатели смолкли, и через несколько минут шхуна закачалась на волнах. Все это время вертолет терпеливо кружил вокруг, готовый в любой момент пресечь попытку к бегству. Убедившись в том, что «Толстяк» полностью выполнил приказ, вертолет завис в паре метров над мачтой. От рева двигателей шхуна содрогалась до основания. Струи воздуха грозили сдуть всех находящихся на палубе.

Но вот дверь в корпусе вертолета скользнула в сторону. Из проема появился ствол крупнокалиберного пулемета, как бы предупреждающего, что всякие шутки попросту неуместны. Следом на палубу скользнул трос. Два человека в серых комбинезонах ловко скользнули вниз, сразу крепко встав на ноги.

— Чем обязан, господа… — проорал Али, дождавшись, пока прибывшие подойдут к нему сами.

— Лейтенант ВМС США Норман Ли… — прокричал в ответ старший. — Вы капитан судна?..

Али кивнул.

— Мы проверяем все суда в этом квадрате. Приношу свои извинения, но это вынужденная мера. Предлагаю сотрудничать с нами….

— Что, русские уже высадили свой десант? — серьезно спросил Али. Он и не предполагал, как близок оказался к истине.

— Почти… — буркнул офицер. Али благоразумно не стал возражать против добровольного сотрудничества и против осмотра шхуны американцами. Военные управились за полчаса. Проверка производилась вежливо, но тщательно. Не обнаружив ничего подозрительного, лейтенант проверил на всякий случай судовые документы. Там тоже все было в порядке. Али не зря отвалил за них три тысячи долларов в Порт-Саиде.

— Куда направляетесь? — спросил напоследок американец.

— В Марокко. За мандаринами, — улыбнулся Али. — Еще какие-то проблемы, сэр?

— Нет, можете продолжать плавание. — Лейтенант лихо отдал честь и с помощью лебедки вернулся на висевший все это время над шхуной вертолет.

Его спутник последовал за ним. Взвыли двигатели, и вертолет, стремительно набрав высоту, улетел в сторону итальянского берега.

— Уши здорово прочистило, — хмыкнул Али и приказал достать пассажиров из ящика.

Пребывание в тайнике отозвалось в основном затекшими конечностями. Муха умудрился даже вздремнуть, пока суд да дело.

— Вы что, потопили авианосец? — не удержавшись, спросил Али у Пастуха. — Похоже, вас разыскивает весь Шестой флот… А впрочем, это не мое дело. Куда берем курс?

— В Турцию, — ответил тот.

— Обратно, значит, — протянул задумчиво тунисец. Видимо, его разочаровало такое простое, а стало быть, и недоходное предложение.

— Женщина, ребенок и раненый должны вернуться домой, — пояснил Пастух. — А нам необходимо попасть в Амстердам.

Глаза Али загорелись.

— Амстердам так Амстердам, — сказал он. — Это будет стоить пять штук зеленых.

— Мы должны там быть послезавтра.

— Не успеем, — покачал головой тунисец.

— И ничего нельзя придумать? Али, ты меня разочаровываешь! Неужели ты не сможешь договориться о такой мелочи, как самолет?

— У вас еще и виз наверняка нет, — хитро улыбнулся Али.

— Нет, — не стал спорить Пастух.

— Десять штук, — обрадовался тунисец.

— Согласен.

72
{"b":"27428","o":1}