ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И деньги вперед! Где я вас потом искать буду?

— По рукам, — рассмеялся Пастух.

Спустя десять минут шхуна вновь набрала полный ход. Пастух стоял и задумчиво смотрел на горизонт. Он думал о том, что самое главное они уже сделали: его семья на свободе. Но именно теперь он не хотел останавливаться.

Именно теперь он очень хотел уничтожить Крымова окончательно и снять с себя все подозрения. Очень хотел Пастух встретить в Амстердаме Крымова, вот тогда они смогут продолжить разговор, но только уже совсем по иным правилам.

— Какой сегодня день? Двадцать пятое?

До операции в Амстердаме, о которой он вез информацию Голубкову из Флоренции, осталось три дня. Ну что ж, послезавтра они будут на месте. Значит, не опоздают… Боже, сколько всего произошло с тех пор, как Пастух отправился во Флоренцию! Казалось, это было чуть не год назад. Да, простенькое дельце получилось, Константин Дмитриевич, ничего не скажешь… А в разговоре с Али Пастух сказал чистую правду, только правда эта пришла ему в голову совершенно неожиданно: Ольгу, Настену и Боцмана надо отправить в Москву. Теперь он был твердо в этом уверен. Девчонки его и так натерпелись порядочно. Хватит. А Боцману необходимо стационарное лечение. Пусть отдохнет. Заслужил. Они сейчас без всяких гонораров делали ювелирную работу за все Управление, так пусть Голубков прикроет понадежней женщин и раненых в Москве! Правда, втроем им будет тяжело. Необходимо дать им сопровождающего, но Пастух уже знал, кому из ребят он предложит это…

6

До Москвы долетели без происшествий. А если не считать ноющей боли в ноге Боцмана, — то и без проблем. Ольга и Настена держались молодцом. В аэропорту Артист взял такси, чтобы развезти всех своих подопечных.

Когда там, еще на яхте старого Туны, Пастух предложил ему отправиться сопровождать Ольгу и Боцмана, Артист согласился почти сразу. А почему бы и нет?

Самое сложное они уже сделали. Как там сложится в Амстердаме, будет удача на их стороне, нет ли, уже и сейчас понятно, и в любом случае войны там не будет. Так что прав командир: теперь они и втроем — сила. Проблема оказалась совсем не там, где ждал ее Пастух. Проблема была в Боцмане. В отличие от Артиста категорически отказался оставлять друзей Боцман. Но тут-то Пастуху было проще — как ни крути, а Боцман был все-таки ранен, и рана то и дело давала о себе знать. Боцману совершенно необходим был госпиталь. Док категорически настаивал на этом, он даже знал уже, куда Артист должен его доставить — он дал Семену телефон своего друга, армейского хирурга, работающего в институте Вишневского. Артисту предстояло сдать Боцмана в надежные руки этого хирурга, и только после этого душа у всех за Боцмана могла быть спокойна… «А здесь, в открытом море — что мне делать с его раной?» — добавил Док. «Почему в открытом море? Хочешь Турция рядом, хочешь Греция, хочешь Италия», — проворчал Боцман. "Исключено! — закончил спор Пастух.

— В этом районе, а тем более в странах НАТО никто из нас в ближайшее время не появится. Разве что только вот сейчас, всего на несколько часов, пока Али решает проблему с самолетом и пока мы не отправим вас в Москву. Виз нет, паспортов у Ольги и Настены нет, тут никуда не денешься — вылетать можно только из Турции…"

Артисту казалось, что он сразу понял, почему с самого начала Пастух предложил именно ему сопровождать девчонок и Боцмана, хотя, конечно, вслух командир не сказал об этом ни слова. У него же в Москве осталась Сашка, а ведь с ней тоже всякое может случиться! Конечно, ехать надо Артисту. И потом, есть ведь еще Дядька Покрышкин, который положился на них и ждет дальнейших указаний. Да и Голубкову не помешает узнать, что с ними и как у них идут дела. Пора бы скорректировать действия. Так что дел у Семена в Москве будет едва ли не побольше, чем у ребят в Амстердаме.

…Первым делом Артист заехал в хирургический институт Вишневского, разыскал там приятеля Дока, все ему рассказал, разъяснил и со спокойной душой оставил Боцмана на его попечение — ворчащего и брыкающегося Боцмана пришлось чуть ли не силком затаскивать внутрь госпиталя… Теперь Ольга и Настена. Надо было срочно встретиться с Голубковым и, кроме всего прочего, оставить на него женщин.

Так спокойней. Да, но где им быть, пока он будет искать Голубкова, договариваться с ним, подробно рассказывать о том, что за это время произошло?

Пока Голубков что-нибудь придумает? А вообще, что он придумает? Где он их оставит? С кем? Голубков-то, может, и присмотрит, но не к себе же домой Ольгу с Настеной повезет! В Затопино им тоже нельзя… Секунд очку, а почему, собственно, нельзя? Нет, вот именно в Затопино и отвезти, договорившись с Голубковым о надежном присмотре? А заодно и Дядьку Покрышкина туда, и Сашку. До тех пор, пока все не уляжется и не утрясется. Вот так. И ему спокойнее, и всем остальным. И главное — руки развязаны, если что.

Семен попросил таксиста остановиться у первого же таксофона и вышел позвонить. Теперь план у него сложился окончательно, только сперва он должен был найти Александру, а уж потом назначить встречу Голубкову.

Артист набрал номер телефона клуба, но там ему сказали, что Сашка дома.

Артист набрал номер телефона в Сашкиной квартире. Гудок, другой, третий… Наконец трубку сняли, и он услышал голос Александры:

— Але… — Сашка! Это я, привет!

— Здравствуй… Какой-то странный голос у нее был, словно случилась катастрофа. Никогда она так сухо не отвечала. Все-таки столько времени не виделись… Она ему что, не рада, что ли?

— Что-то случилось? — спросил Артист. В голову немедленно полезли всякие нехорошие мысли.

— А?.. Да нет… тут… ничего… — Сашка!

— Сем… — Голос вдруг задрожал, она всхлипнула и неожиданно забормотала приглушенной скороговоркой:

— Не приезжай сюда, я… Дальше она не успела.

Послышался какой-то шум, какой-то раздраженный мужской голос, а потом… А потом раздался выстрел, и все прервалось короткими гудками.

Пораженный до глубины души Артист еще несколько секунд бессмысленно держал в руках «пикающую» трубку. А потом бросил ее и кинулся с места к машине, назвал на ходу адрес Александры и велел водителю гнать как можно быстрее.

— Что случилось? — спросила Ольга.

— Не знаю… пока… — сквозь зубы сказал он, хотя уже понимал, что знает и смертельно боится, что все так и окажется, как он догадался… Через двадцать минут машина подъехала к дому.

— Ждите меня здесь, — приказал Артист. Выскочив из машины, он ринулся в подъезд. На одном дыхании взлетел на третий этаж, где жила Сашка, позвонил длинным звонком и прислушался. Когда у самой двери послышались шаркающие, едва слышные шаги и в дверном глазке что-то мелькнуло, Артист машинально сместился в сторону. И в эту же секунду из квартиры, делая дырки в двери, грохнули один за другим три выстрела.

— Уничтожу, сука! — заорал кто-то за дверью.

— Попробуй! — крикнул в ответ Артист, отходя медленно назад. — Ну, что же ты? Ты стрелять-то хоть умеешь, козел?!

Еще два выстрела.

И опять не по адресу.

Неожиданно Артист решился. Разбега ему должно хватить, а дверь самая простая, хлипкая, ничем не укрепленная. В конце концов, если с Сашкой что-то случилось, так чего ему теперь бояться за свою шкуру?

Короткий разбег, и Артист со всей, что только смог выжать из себя, силы саданул по двери. Дверь с грохотом обрушилась в квартиру, и в эту же секунду раздался еще один выстрел, который всего лишь слегка задел руку — ее будто ущипнуло. Стрелявшему пришлось хуже — его отбросило к противоположной стенке коридора. Этой мгновенной паузы Артисту хватило, чтобы вскочить на ноги и метнуться на него. Но человек с пистолетом все же успел вскинуть руку и нажать на спусковой крючок.

Щелчок.

Выстрела не последовало.

«Этот идиот даже не сообразил, что у него заканчиваются патроны!» — ликующе подумал Артист, обрушиваясь на врага сверху всем телом. Человек не использовал свой шанс — человек был немедленно уничтожен. Несколько ударов, и его безжизненное тело обмякло на полу.

73
{"b":"27428","o":1}