ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Семен, — покачал головой Док, — нельзя, чтобы было не так театрально?

— Да ну, — отмахнулся Артист, — какой это театр? Ни тебе аплодисментов, ни криков «браво»… Просто этот Битый мне весь аппетит перебил. Что теперь с курицей-то делать?

— Ты лучше скажи, что с этими делать? — вставил бармен и кивнул на четыре тела.

— Да ничего не делать. Очухаются через полчасика и расползутся.

— А потом, — проворчал бармен, — они сползутся опять. Что делать-то?

— Да ты ведь тут ни при чем. Мало ли кто у тебя останавливается. Были и уехали, — сказал Карась. — Это меня они искать теперь будут.

— Боишься? — спросил Док.

— Не то чтобы боюсь, — пожал плечами Карась. — Неприятно как-то. Надоели они мне. Они ж знают меня. В одном городе живем. Вот и поймали как-то меня груженым. Давай нам, говорят, десятую часть груза. Ну я отказался. Вот теперь на счетчик меня поставили. Деньги требуют.

— Так это твой «вольво»?

— Ну да.

— А чего тут остановился? Дом-то рядом.

— Да заехал заправиться. А потом сидел, думал, что дальше-то делать?

Достают ведь эти сволочи… Да и вообще. Живу-то я один. Так что дома все равно никто не ждет.

— Да, — сказал Артист, — заправились мы тут по самые уши. Пошли, что ли.

Док?

— Слушай, — неуверенно поинтересовался у Артиста бармен, — а ты этим ничего не сломал? Мало ли… — Ничего, не боись, жить будут.

— А вы мне дадите автограф? — спросила вдруг девушка.

Артист с удивлением взглянул на нее, а потом перевел взгляд на Дока.

— Твои шуточки? — спросил он. Док развел руками:

— Ты же хотел театра.

— Милая девушка, — назидательно сказал Артист. — Мордобой — это не театр.

Артист, Док и Карась не торопясь направились к выходу. Девчонка, так и не взявшая автограф, смотрела им вслед со смешанным чувством восхищения и страха.

Что же касается бармена, так он с самого начала не очень-то верил, что эти типы имеют хоть какое-то отношение к кинематографу… Когда вышли на улицу, Карась остановился и немного помялся, кутаясь в старую «аляску».

— Спасибо, мужики, — наконец сказал он.

— Что ты будешь делать дальше? — спросил Док.

— Ладно, не переживай. — Артист легко ткнул его кулаком в плечо. — Придумаем что-нибудь.

— Семен сказал, вы кого-то ищете? — спросил Карась.

— Ну да, — кивнул Док, — друг мой один затерялся тут у вас в Двоегорске.

— Где живет-то?

— Улица Карла Маркса, дом пять. Карась на секунду задумался.

— Дом пять не знаю, а на Маркса я вам дорогу покажу. Я там сам недалеко живу. Ну что, по машинам?.. Езжайте сперва за мной, а потом скажу куда.

Он обошел «Ниву», легко запрыгнул в кабину своего десятитонного «вольво» и врубил движок.

Док вытащил из кармана пистолет Макарова, который Артист отобрал у Битого, изучающе повертел его в руках.

— По-моему, — заметил он, — этот хлам лет тридцать назад списали.

— Брось бяку, — отозвался Артист. — И не пачкайся. Он наверняка паленый.

Док вытащил обойму, сунул ее себе в карман, а пистолет отдал Артисту.

— Разбери по дороге и выбрасывай по частям. «Вольво» уже двинулся со стоянки, так что обоим неожиданным визитерам Двоегорска осталось только посторониться.

— Не нравится мне все это, — произнес недовольно Док, выруливая с опустевшей стоянки вслед за рефрижератором. — Не успели доехать — и уже вляпались. Что нам теперь, воевать с ними?

— Да чего с ними воевать-то? — легкомысленно возразил Артист. — Детский сад. Только и умеют, что припугнуть да говном с ног до головы человека измазать… Кстати, ты ведь и не собирался надолго здесь задерживаться. Дня три-четыре?

— Дня три-четыре.

— Ну вот и хорошо. Не бери в голову, Док.

— Я и не беру. Просто… — Что?

Док усмехнулся и, оторвавшись на секунду от дороги, бросил взгляд на Артиста.

— Как ты там говорил? «Забытое цивилизацией место»? Так вот, я просто надеялся, что уж здесь-то точно будет тихо и спокойно. Три-четыре дня блаженства в полном покое.

— Это, Док, хорошая, но несбыточная мечта. Как коммунизм. Такой четвертый сон Веры Павловны. Ты, наверное, подзабыл, что на самом деле мир — это театр военных действий, а мы в нем актеры.

— Ладно, убедил.

— Что?

— Не буду брать в голову… Минут пятнадцать они колесили за карасевским «вольво» по заснеженным и пустынным улочкам Двоегорска, рассеивая потихоньку через окошко старенький ПМ… Вроде только что было четыре часа, солнце только-только склонялось к горизонту, а сейчас вокруг быстро темнело.

Городок оказался похожим на большую деревню — деревянные дома с трубами и крылечками, огороды, заборы, лающие из-за заборов собаки. Время от времени попадались двух-и трехэтажные, ощетинившиеся на небо спутниковыми антеннами кирпичные особняки, построенные совсем недавно. Они ясно говорили о том, что и в этом забытом цивилизацией месте не все пальцем деланные, а кое у кого деньжата водятся. Правда, не очень понятно было, на чем тут можно деньги сделать.

Впрочем, это тоже вполне обычные российские впечатления. Людей же на улицах почти не было. Машин было еще меньше.

Через пятнадцать минут остановились на перекрестке.

Карась вылез из кабины, закурил и подошел к «Ниве».

— Садись, — бросил Док, и дальнобойщик устроился на заднем сиденье.

— Ну все. Приехали, — сказал он. — Мне прямо. Во-он, шестой дом отсюда.

Забегайте как-нибудь. Буду рад. На всякий случай, мой адрес: Коминтерна, шестнадцать. А ваша улица вот, направо пошла… Вы надолго сюда-то?

— На несколько дней.

— А чего тут несколько дней делать? — искренне удивился Карась.

— Отдыхать.

— А, ну да, активный отдых. Я понял, — усмехнулся дальнобойщик, кивнув куда-то назад, в сторону «Солнечного».

— Да нет, — сказал Док, — приятель один нас сюда на свадьбу свою пригласил.

— Вот мы и прикатили ему подарок, — добавил Артист и похлопал по новенькому сиденью «Нивы».

— Как, Константин, одобряешь?

Карась с легкой завистью покачал головой.

— Повезло вашему приятелю, — сказал он. — Как его зовут-то? Может, я знаю?

— Лешка Сомин. — Док с интересом взглянул на Карася. Может, и правда знает?

Но Карась только с сожалением отрицательно мотнул головой.

— Вот и я не понимаю, — вздохнул Док, — как его занесло в Двоегорск… — Интересно, — подхватил Артист, — а как вообще тут люди появились? Вот ты, Константин, давно здесь живешь?

— Года три, — охотно рассказал Карась. — Я сам из Воронежа, а здесь у меня бабка жила. Она умерла пять лет назад, ну а дом мне остался. Хороший дом, большой. Ремонтировали его недавно. Я и подумал, на хрена мне однокомнатная квартира в воронежской пятиэтажке, если такой дом есть? Ну и продал квартиру.

«Вольвец», вон, взял себе и сюда переехал… ну ладно, мужики, пойду я… Он открыл дверцу, и в салон ворвался морозный воздух.

— Константин, — спросил вдруг Артист, — а ты не думаешь продать бабкин дом и уехать куда-нибудь?

— Это из-за Битого-то? — переспросил Карась, и по лицу его пробежала гримаса злости. — Если из-за каждого козла уезжать — жить негде будет. Не дождется. А мне и тут хорошо.

— Это правильно, — сказал Док.

— "Ты сделал то, что должен был сделать. Но, может быть, ты сделал ошибку", — процитировал Артист. — Мы вообще-то чуть раньше приехали, свадьба только через два дня. Так что увидимся еще.

— Ну, тогда до встречи.

Карась пожал руки Доку с Артистом и захлопнул дверцу. Приезжие проводили взглядом своего нового знакомого до его машины, подождали, пока «вольво» пересечет перекресток, а потом завелись и медленно покатили искать дом № 5 по улице Карла Маркса. Поиски не отняли у них много времени. Через пять минут Док остановил «Ниву» у запертой калитки в чуть покосившемся заборе, рядом с которой висела табличка с нужным номером. Двигатель смолк. Артист и Док переглянулись.

Док взглянул на свои часы.

— Кажется, пять часов вечера — это еще не поздно? — риторически спросил он.

12
{"b":"27429","o":1}