ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Денег нет… — Я как раз еду по делам эпидемии, — подхватил Гхош. Он не очень кривил душой, если учитывать, что у него в ранце находились штаммы десятка самых страшных болезней человечества, от одних названий которых у старого доктора встали бы дыбом остатки седых волос, а дифтерия показалась бы благословением Всевышнего… — Ну так я вам помогу, уважаемый Аджамал, — расчувствовался старичок. — Завтра утром в Эбриль отправляется санитарная машина Красного Креста. Они везут лекарства и вакцину. Будем делать прививки.

— О, это очень важно, — на всякий случай закивал Аджамал.

— Безусловно… — пробормотал старик и замолк, потеряв нить своей мысли.

— Вы сказали: санитарная машина, — напомнил Гхош.

— … Да, — встрепенулся врач. — Вообще-то они пассажиров не берут. Все-таки международная организация. Но мне они не откажут. — Старик хитро улыбнулся. — Старый Сайд знает, как говорить с людьми… — Спасибо, уважаемый Сайд, — искренне поблагодарил его Гхош. — Прямо не знаю, что бы я без вас делал.

— А до завтра вы можете переночевать у меня в больнице. — Видно, старик решил окончательно добить Аджамала своей щедростью.

2

На столе перед Камалем Абделем аль-Вади лежало несколько обгорелых клочков бумаги — все, что осталось от документов Гхоша после взрыва гранаты. Самое ценное — фотография сильно пострадала. Оставшиеся в живых и раненые солдаты с блокпоста, как смогли, дали словесный портрет капитана, устроившего на их посту маленькую войну. Выходило, что человек, которого теперь разыскивали все вооруженные силы Ирака, был крепкого телосложения, со светлыми глазами и лицом, обезображенным шрамом. Приметы более чем характерные, но в стране, которая пережила за последние годы две кровопролитные войны, человек со шрамом не был такой уж редкостью.

Генерал отдал правильный приказ о смене паролей. Более того, с этого момента пароли менялись каждые три часа и назначал их сам аль-Вади. Поиски же советника закончились тем, что утром он сам объявился у себя на вилле. Референт Юсеф Али неотлучно оставался при нем, так что еще несколько часов Камаль Абдель не мог выслушать его версию событий. Наконец, едва советник аль-Темими соизволил отпустить своего секретаря, того арестовали буквально за воротами виллы.

Но Юсеф не смог рассказать чего-либо ценного. Да, он по приказу советника повсюду следовал за ним и даже нес проклятый чемодан. Каким образом они покинули Дворец? Этого референт объяснить не смог, так как не запомнил дорогу по коридорам бункера. Соответственно не знал Юсеф и где они встретились с Аджамалом. Человека, которому советник передал контейнер, он не смог рассмотреть из-за темноты. Вспомнил только, что тот, кажется, был в военной форме. Именно тогда генерал и отдал приказ сменить пароли.

Результат последовал через пару часов. Из Киркука поступил доклад о том, что на одном блокпосте задержан капитан, чьи полномочия вызывают подозрения.

Камаль Абдель тут же приказал приготовить вертолет. Уже на аэродроме он узнал новые подробности: перестреляв полпоста, капитан сумел бежать. Ведутся активные поиски.

Прибыв в Киркук, генерал засел в штабе местного гарнизона и лично возглавил операцию по поимке человека с контейнером. И вот теперь он рассматривал остатки документов у себя на столе, пытаясь понять, с кем имеет дело. Чутье разведчика подсказывало ему: задействован профессионал весьма высокого уровня. Однако было совершенно непонятно, является ли этот «капитан» человеком аль-Темими или же это агент русских. В первом случае выходило, что он недооценивал силу советника.

Если тот сумел создать свою дееспособную спецслужбу, да так, что никто об этом не знал, — значит, готовится к активным действиям и в любом случае представляет для начальника армейской разведки реальную угрозу. Во втором случае масштабы и наглость действий русской разведки в Ираке превосходили все возможные ожидания.

Схватить Захарова, который, как выяснилось, вел все это время с генералом двойную игру, тоже не удалось. Русский шпион устроил в отеле пожар и буквально растворился в неизвестном направлении.

Вообще сложившаяся ситуация просто бесила Камаля Абделя. Его враги бесследно исчезали один за другим, оставляя генерала с носом, и он, похоже, пока ничего поделать с этим не мог. Аль-Вади собрался было отвести душу на несчастном командире блокпоста, но и тот погиб при взрыве гранаты, лишив генерала естественной человеческой радости найти козла отпущения.

Проходил час за часом, а никаких следов Капитана (именно такое кодовое название получил Аджамал), кроме брошенного джипа, не было. Генерал уже понял замысел противника. Путь Капитана явно лежал в Эбриль и далее через эту мятежную провинцию в Турцию или Сирию. Пока было непонятно, действует ли Капитан в одиночку или рассчитывает на помощь повстанцев-курдов. Но в любом случае уже сейчас поиски Капитана с контейнером начинали приобретать масштабы чуть ли не общевойсковой операции. На время генерал аль-Вади даже забыл о ежеминутной угрозе нападения американцев. Похоже, что ему даже стало наплевать на сам контейнер. Поимка Капитана стала для генерала делом чести…

3

Ранним утром Аджамал искренне поблагодарил старого Сайда и в машине Красного Креста выехал в Эбриль. Лучшего средства передвижения в сложившейся ситуации ему было не придумать..

Представитель Красного Креста оказался молодым врачом из Арабских Эмиратов.

Похоже, что он искренне считал иракцев дикарями, и только клятва Гиппократа и элементарное человеколюбие не позволяли ему вместо вакцины раздавать цианистый калий. Впрочем, он оказался веселым парнем и всю дорогу рассказывал довольно смешные анекдоты про Саддама Хусейна.

Аджамал быстро нашел с врачом общий язык. Когда тот в сердцах произнес, показывая на очередной армейский грузовик:

— У них скоро дети в горах начнут умирать от голода и болезней, а они все еще не наигрались в войну. Ничего, что я так резко о ваших властях?

Гхош честно ответил:

— Ерунда. Я сам некоторым родом из Пакистана.

Врач рассмеялся и признал Аджамала за своего. Когда они подъехали к первому блокпосту, у Гхоша возникла мысль сыграть с военными забавную шутку. Он тут же поделился этой идеей с эмиратцем и получил с его стороны полную поддержку.

Поэтому, когда машина остановилась на блокпосте, все ее пассажиры оказались в марлевых повязках на лицах. Врач с совершенно серьезным видом рассказал о том, что они везут вакцину страшной болезни, дифтерии, и вынуждены соблюдать повышенные меры предосторожности (что, вообще-то, не слишком отличалось от истины). Испуганные солдаты, не понаслышке знакомые с эпидемиями, поражавшими провинцию с завидной частотой, убедившись, что в документах действительно значится вышеуказанная вакцина, поспешили пропустить машину и не искушать Аллаха излишней подозрительностью.

Марлевая повязка так удачно скрывала шрамы Аджамала, что до Эбриля они добрались беспрепятственно. Здесь Гхош распрощался с веселым эмиратцем и отправился далее в одиночку.

Эбриль был классическим восточным городком. Чудеса цивилизации и завоевания президента Саддама Хусейна еще не достигли этого места. Виной тому была его удаленность от центра и предвзятое отношение местного населения к любым изменениям вообще. Недаром Эбриль стал центром сепаратистских настроений.

Иракские войска чувствовали себя здесь, как на чужой, временно завоеванной территории. Это чувство в вояках довольно успешно поддерживали курды из организации «Свободный Курдистан». В сложившейся ситуации лучшего места для того, чтобы оторваться от преследования Камаля Абделя аль-Вади, Гхош выбрать просто не мог. В Эбриле каждый мальчишка считал за честь плюнуть в проезжающий мимо армейский джип.

По оговоренному еще с Коперником плану Аджамал должен был выйти на членов «Свободного Курдистана». Для этого ему следовало остановиться в строго обозначенном караван-сарае на главном базаре Эбриля. Караван-сарай оказался плоским, длинным глинобитным зданием, казалось, попавшим сюда прямо со страниц «Тысячи и одной ночи». Только вместо верблюдов у его входа стояли потрепанные автомобили неизвестных моделей и происхождения.

46
{"b":"27429","o":1}