ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что мэр Заславский должен знать планы Коперника, — подхватил Артист.

— Вот именно! Какую бы лапшу Коперник ему ни повесил на уши, а кое-что Заславский знать должен. Хотя бы то, где Коперник и что собирается делать сразу после встречи самолета… Сан Саныч, вы знаете, где живет ваш мэр?

— Что вы собираетесь там, это… делать?

— Задать ему пару вопросов. Вы же сами видите, что мы все время опаздываем!

Так не годится!

— Поймите, — добавил Артист, — в этом городе только Заславский может дать нам хоть какую-то информацию! Ни Смирнов, ни даже этот генерал в части не могут знать того, что случайно мог выудить ваш мэр из разговоров с Коперником! Мы должны к нему наведаться. Док прав.

— Сан Саныч, как у вас с оружием? — спросил Артист.

— С оружием? С каким?

— С вашим! С табельным!

— Нормально, — пожал плечами Нелужа.

— С собой?

— Да, — участковый похлопал по кобуре с пистолетом Макарова.

— Так, хорошо. — Артист вытащил из-за пояса ТТ и протянул Доку. — Держи. А теперь помчались к Константину.

Когда они гоняли Битого с его боевиками на участке Карася, Артист прикарманил на всякий случай этот пистолет у Косаря. Тогда этим бандитам еще не дали команды найти и уничтожить Дока с Артистом, а стало быть, их тогда еще не вооружили, и на всех у них был один ТТ. Но теперь-то их, надо полагать, вооружили, и двух пистолетов на них маловато… а Карась, помнится, говорил, что у него есть охотничье ружье… В облаках взметающейся снежной пыли «Нива» неслась, подскакивая и натужно взвывая, к дому Карася. Туда, откуда сегодня и начала свои метания по городу.

Первый круг замыкался, и это было не очень хорошим знаком. Какое-то суетливое метание… — Есть один маленький вопрос, — сказал Док, когда они уже подъезжали. — Мы должны действовать быстро, жестко и уверенно. Но без вас. Сан Саныч, все эти действия будут иметь мало смысла. Вы готовы взять на себя ответственность за жесткие действия, вплоть до арестов?

— Я не имею права на аресты без санкции… — Какие санкции, — раздраженно перебил Артист. — У нас даже на предупредительный выстрел нет времени!

— Хорошо, — поправился Док, — задерживать-то вы имеете право подозреваемых в совершении преступлений?

— Задерживать имею. Это… до трех суток, для выяснения.

— Вот и отлично. Готовы вы взять на себя ответственность за жесткие действия, вплоть до задержания?

Нелужа ответил не сразу. Он с удивлением глядел на Артиста и Дока и чувствовал, как в нем ломаются какие-то рамки и ограничения, всю жизнь направлявшие его действия. Он и побаивался этого, и с удивлением чувствовал, как у него прибавляется силы и уверенности… — Сейчас, — сказал убежденно Нелужа, — я готов взять на себя ответственность за что угодно.

— Отлично. — Артист сделал крутой вираж, и «Нива» остановилась во дворе карасевского дома. — Тогда прошу минутный тайм-аут. Мне необходимо экипироваться. Сан Саныч, поможете?

— Что ищем?

— У Константина где-то должно быть ружьишко… Все трое выскочили из машины, переместились мимо дымящихся останков «вольво» в дом и разбежались по комнатам.

Им пришлось порыскать по закоулкам жилища Кости Карасева минут пятнадцать, прежде чем Артист вылез из подвала, держа в руках оружие.

— Все в порядке, — сказал он, деловито осматривая находку, — поехали.

Артист и не подозревал, что им так подфартит. У Кости Карасева оказалось совсем не легкомысленное двуствольное ружьишко, а серьезный карабин тульского оружейного завода с оптическим прицелом. И пятьдесят патронов к нему, аккуратно уложенных в кожаную сумку на ремне. Артист предоставил место за рулем «Нивы»

Доку, а сам занялся оружием. Он быстро проверил карабин, потом набил магазин, после чего аккуратно поставил оружие в ноги.

— Вот теперь другое дело, — с удовлетворением произнес он. — Теперь можно и к господину Заславскому на чай.

3

Сегодня был вполне удачный день — еще нет полудня, а братья Заславские уже успели решить все свои вопросы. Ну, почти все. Осталось только ублажить этого фээсбэшника. Чтобы он успокоился и отвязался от них. Но, кажется, и этот вопрос должен был удачно решиться в ближайшие два часа. Во всяком случае, по убеждению Леонида. А пока братья сидели в квартире мэра и ждали.

— Позвони Смирнову, — посоветовал Леонид Заславский брату, — и скажи, пусть не трясется, все под контролем. И вообще, скажи ему, что Москва будет довольна местной милицией. Скажи, что часа через два ты привезешь ему обоих клиентов и он спокойно сможет их отдать этому фээсбэшнику.

— Мне все это перестало нравиться, — мрачно заявил мэр.

— Да ты что, Роман? — беззаботно спросил Леонид. — Ты чего-то боишься?

— Почему ты уверен, что через два часа все разрешится?

— Потому что я это знаю, — Опять своего Битого зарядил?

— Ты догадлив. Роман. Так что можешь не беспокоиться. У Битого хватит людей и сил, чтобы взять москвичей. А нам с тобой надо только подождать его звонка.

Вот и все.

— Он что — сюда будет звонить?

— Да.

— Я же сказал, что не хочу иметь никакого отношения ко всем этим делам!

— Я лучше знаю, что делать! — безапелляционно заявил Леонид, но тут же смягчился:

— Он просто позвонит и сообщит, что все сделано. А мы просто скажем ему, куда вести клиентов. Тебя что беспокоит-то? Здесь никто не появится. Даже я уйду. И Битого, которого ты так не любишь, здесь тоже не будет. Так в чем же дело?

— Я слышал, вы говорили о сыне этого участкового. Вы что, хотите со своим Битым приплести в эту историю ребенка?

— Роман, ты иногда расстраиваешь меня своей глупостью. — Леонид Заславский театрально покачал головой. — Как ты не понимаешь, что эти двое москвичей для нас сейчас самое главное. И достать мы их можем только через участкового. Они либо у него дома, либо у них есть связь. Если участковый будет упорствовать, то мы сыграем на его отцовских чувствах. Это заставит его отдать нам москвичей и самолично отконвоировать их под присмотр к Смирнову. Последнее, с ребенком, даже предпочтительнее, потому что в этом случае участковый сам побежит искать своих приятелей. Мы же в любом случае не будем иметь к этому никакого отношения.

— Этот Битый нам все испортит, — проворчал Роман.

— Почему?

— А если он что-нибудь сделает с этим мальчиком? Искалечит его? Или убьет участкового?

— Это не наши с тобой проблемы, — отрезал Леонид.

— Знаешь что! Это уже слишком! Леонид немного помолчал, словно не решаясь сказать о чем-то, но потом вздохнул и признался:

— Битый ненормальный. Его не переубедить. У него какие-то счеты к участковому, и, скорее всего, он так и так собирается его прикончить.

— Да вы что, спятили?! — воскликнул возмущенно мэр.

— Заткнись! — так же резко ответил Леонид. — Я еле убедил этого психа не трогать москвичей, а взамен пришлось отдать ему жизнь участкового. Было бы намного хуже, если бы недовольным осталось ФСБ. Что нам тогда, войну с ними начинать?!

— Господи, зачем я с тобой связался!

— Не ной! Мэр хренов. Иди и звони Смирнову. И если тебе мало двоих моих людей, попроси, чтобы Смирнов прислал тебе сюда еще кого-нибудь.

Роман Заславский недовольно поднялся и поплелся к телефону. Он поговорил с майором Смирновым, рассказал ему все, что советовал рассказать брат, а потом попросил прислать кого-нибудь, как опять же советовал брат. Он мог быть недовольным сколько угодно, но, когда доходило до дела, Роман Заславский начинал терять волю и всегда слушался брата… Прошло еще пятнадцать минут ожидания, потом двадцать, потом полчаса, и наконец объявился Битый. Леонид схватил телефонную трубку и потребовал объяснений. И пока Битый рассказывал ему, лицо директора леспромхоза становилось все более озабоченным. Для Романа это означало только одно: у них с братом неприятности.

Наконец Леонид положил трубку.

— Я еду к себе, — сказал он.

— Что случилось, Леня?

57
{"b":"27429","o":1}