ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Запикали кнопки радиотелефона, парнишка под лестницей уже готовился к разговору, когда Док, бесшумно перескочив через перила, обрушился прямо ему на плечи. Парнишка успел только крякнуть и тут же рухнул под тяжестью Дока, придавившего его к полу. Несмотря на то что шума они почти не произвели, тот, что был постарше, резко обернулся. Док увидел его искаженное злобой и диким страхом лицо, а потом увидел, как он, вскинув руку с пистолетом, быстро идет на него, но как-то немного странно от нервного перенапряжения — на полусогнутых ногах, а еще через секунду он начал стрелять. Резкий грохот разорвал тишину в доме, потом еще раз и еще. Этот человек упорно лупил в стену рядом с Доком, который лежал, железной хваткой вцепившись в парнишку, но он приближался все ближе, и шансы попасть с каждым шагом у него увеличивались. И хотя так уж получилось, что Док оказался прикрыт парнишкой и его трудно было достать, не продырявив этого замершего от страха незадачливого охранника, Док видел, что стрелявшего это нисколько не беспокоит. Наконец Доку удалось просунуть руку с пистолетом под локтем парня, спокойно прицелиться и выстрелить. Старший охранник, уже вошедший к этому времени в каминный зал, дернулся и, взмахнув руками, рухнул на пол. Пуля, выпущенная Доком, попала точно в сердце. Охранник был мертв.

Прошло всего шесть секунд.

Док встал, поднял с пола совершенно сомлевшего парня, быстро и крепко спеленал его веревкой, хорошенько тряханул малого, чтобы хоть немного привести его в чувство.

Через минуту Док уже спешил на улицу.

Едва приоткрыв дверь, он сразу понял, что бой закончился; он уже совершенно спокойно толкнул дверь ногой, и взору его предстала следующая картина: на земле лежало пятеро стонущих, извивающихся от боли братков, получивших от Артиста свинцовые подарки — кто в ногу, чтоб меньше бегал, кто в руку, чтоб не стрелял, а рядом стоял сам Артист и выговаривал что-то одному из них, у которого вдобавок была еще и в кровь разбита морда.

— Я же тебе говорил, — назидательно произносил Артист, — не надо стрелять, тир закрыт. У тебя что, со слухом не все в порядке?

Видимо, Артист уже успел отобрать у этих горе-бандитов все оружие, потому что вооружен он теперь был просто как герой боевика. На правом плече кроме карасевского карабина с оптикой болтался «Калашников», за пояс были заткнуты две новенькие «беретты» и пистолет Макарова.

Док подошел к нему и положил руку на плечо, останавливая поток красноречия.

— Ну как там? — спросил Артист.

— Порядок.

Артист кивнул, а потом, достав из-за пояса одну «беретту», перехватил за ствол и протянул Доку.

— Узнаешь? — спросил он с усмешкой. Док взял пистолет.

— Тот, что мы нашли в подвале?

— Точно. Все стволы из того подвала здесь. Все! Ай да милиция!

— А может быть, ай да Коперник?

— Может быть. Интересно, куда они пластит подевали?.. Кстати, эти, — Артист кивнул на валяющихся на земле, — говорят, что никакого ребенка здесь, в доме, нет. И Битого тоже.

— Я уже понял.

— Увел его с собой или убил?

— С этого станется и то, и другое.

— Ну тогда давай думать, что делать со всей этой оравой. Вызываем из машины Тарасюка?

— Подожди, Тарасюк потом. Давай-ка их разговорим пока.

— Док, — с сомнением произнес Артист, — думаешь, надо?

— Надо, Сан Санычу надо… Ну-ка, давай всех этих орлов в дом.

Артист принялся сгонять раненых в кучу, а Док развернулся и отправился в дом. Там он для начала усадил в каминном зале в одно кресло хлопающего обалдевшими глазами парнишку, а в другое — труп его напарника. Потом обоим завязал глаза и сказал:

«Замри». Парнишка от страха даже, кажется, перестал дышать, и теперь с первого взгляда вряд ли кто смог бы отличить живого от мертвого.

А потом он снова вышел на улицу и направился к машине. Через пять минут Док вернулся в каминный зал с сумкой, в которой лежали видеокамера, которую они захватили в доме мэра города, и четыре чистых кассеты. К этому времени Артист перетащил туда всех пятерых раненых, рассадил и разложил их по диванам и креслам. Зал наполнился тихими постанываниями и негромким разговором.

— Начнем, — сказал Док.

Все тут же обернулись к нему со злостью и опасением. Док на ходу вытащил камеру, подсоединил к ней батарею, включил и вставил кассету.

— Семен, командуй, — сказал он, — у тебя это лучше получается.

Артист, который уже понял, что задумал Док, бодро вышел на середину зала.

— Так, господа бандиты, минуточку внимания, — провозгласил он. — Сейчас мы будем задавать вам вопросы, а вы будете четко и ясно отвечать на них. Чем быстрее вы ответите, тем быстрее вам окажут медицинскую помощь.

С этими словами Артист подошел к Доку.

— Правый что — зажмурился? — спросил он, кивнув в сторону покойника с завязанными глазами.

Док кивнул.

Тогда Артист подошел к дивану, развязал глаза парнишке, сидящему рядом, и приказал ему пересесть. Таким образом шестеро раненых бойцов Битого образовали полукруг, словно амфитеатр перед сценой, в качестве которой был диван. На диване сидел труп с завязанными глазами, но о том, что это труп, никто из бойцов даже и не догадывался. «Что делать — провинция», — подумал с усмешкой Артист.

— Предупреждаю, — грозно произнес он вслух. — После первой же грубости или отказа отвечать я разнесу башку вашему другу, а того, по чьей вине это произойдет, усажу на диван. Все ясно?.. Я спрашиваю, вам все ясно?!!

Отдельные недовольные голоса подтвердили, что им все ясно.

— Док, готов?

— Готов.

— Врубайся.

Камера заработала.

Артист протянул руку в сторону самого молодого из бойцов, того парнишки, на которого обрушился с лестницы Док.

— Имя, — потребовал Артист.

— Николай Баринов.

— Как давно работаешь на Буркина?

— На кого?

Артист не торопясь достал «беретту» и снял ее с предохранителя.

— Не заставляй меня повторять дважды, — предупредил он. — Так как давно ты работаешь на Битого?

— Полгода, — хрипло ответил парень, мгновенно покрывшийся холодным потом.

— Какую работу выполняешь?

— Как все. Собираем деньги с магазинов, с водителей, охраняем этот дом и… иногда выезжаем в другие города.

— С какой целью?

— Ну, это… по наводке, которую дают Битому… мы, это… — Вооруженный грабеж?

— Ну да.

— Командует всегда Битый?

— Да.

— И всегда принимает участие во всех акциях?

— Да.

— Как Битый связан с Леонидом Заславским? Парень секунду-другую помедлил, и Артист тут же вскинул пистолет, направляя его в сторону дивана.

— Он платит ему деньги, — тут же испуганно проговорил парень. — Часть денег от всех наших сборов. И… иногда выполняет его поручения.

— Какие поручения?

— Наказать кого-нибудь там, избить или поговорить… ну, если деньги не платят.

— Сука ты все-таки, Коля, — проговорил вдруг здоровенный усатый мужик с дальнего кресла. — Так обосрался, что всех заложил.

Артист немедленно повернулся в его сторону и указал на него пальцем.

— Имя?

— Пошел ты на х… — с отвращением проговорил усатый.

Артист поднял руку с пистолетом, отвел ее назад и, не оборачиваясь, выстрелил в усаженный на диване труп. Потом еще раз. Грохот и звон в ушах заглушили все остальные звуки вокруг. Артист не промахнулся оба раза. Тело на диване вздрогнуло и медленно повалилось на бок, и в каминном зале воцарилась гробовая тишина всеобщего оцепенения. В этой тишине Артист подошел к дивану, спихнул тело на пол, а потом вернулся к усатому, схватил его за отвороты куртки и рывком поднял.

— Теперь твоя очередь, — кровожадно проговорил он и потащил мужика, который был не в состоянии двигаться из-за простреленной ноги и связанных за спиной рук, к дивану. Там он усадил усатого, а потом, сняв повязку с лица убитого, принялся тщательно завязывать ему глаза.

— Ты что, братан… мужик… эй, ты что… — лепетал усатый, который за секунду превратился из крутого боевика в жалкого доходягу с трясущимися руками.

60
{"b":"27429","o":1}