ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Артист даже не удостоил его вниманием. Он снова отошел в центр зала. Док тем временем отмотал пленку чуть назад, чтобы все это безобразие не запечатлелось на ней, и снова включил запись.

Маневр Артиста возымел просто волшебное действие на всех присутствующих.

Никто больше рисковать не хотел, и ответы на его вопросы посыпались один за другим, просто наперебой. Назадавав для разнообразия и общей картины вопросов о делах Заславского и Битого, Артист наконец перешел к сегодняшним событиям.

Допрос продолжался недолго и шел достаточно спокойно до того момента, пока дело не дошло до вопросов о налете на дом Нелужи. Немного помявшись, люди Битого рассказали, как приехали туда на разговор с участковым и о том, что вроде бы Битый собирался там застать каких-то людей, которые нужны Заславскому. Он был взвинчен и под кайфом, а потому очень раздражен и озлоблен, а когда выяснилось, что в доме никого нет. Битый просто взбесился. Он стал крушить все вокруг и стрелять. Они не помнят точно, как появился сын участкового, видимо, он прятался где-то, а потом решил убежать из дома, и, когда дернулся к выходу, Битый развернулся и не глядя выпустил по нему пол-обоймы. А когда пришел в себя, то приказал поджечь дом, чтобы скрыть все следы происшедшего.

На этом месте Артист понял, что разговоры пора кончать. Можно было себе представить, что сейчас чувствует Нелужа. Ведь он полгорода готов будет перестрелять! Вот когда пришло время выпускать Тарасюка!

— Подожди, — сказал Док, убирая камеру, — надо выяснить, где Битый. Иди за Тарасюком. Я сейчас.

Док отправился на второй этаж.

Он зашел в комнату, где сидели связанные Леонид Заславский со своей дамой, без разговоров выхватил «беретту» и приставил дуло пистолета ко лбу Заславского.

И без того трясущийся от страха, Заславский замер в полном оцепенении. Ему и в голову не приходило, что Док оружие поставил на предохранитель и стрелять не собирается. Ему приходило в голову другое: если он искал их, чтобы сдать, значит, они пришли мстить ему.

— Считаю до трех, — объявил Док, — и отправляю тебя на небеса. Раз… — Что… что вам надо?!! — завизжал Заславский, как поросенок на бойне.

— Где Битый? — задал вопрос Док.

— Битый? Какой Битый… Я… — Два.

— Вы что?! Вы что?! Не смейте!!. Я не знаю, где он! Я… — Ты разговаривал с ним здесь полчаса назад, и после этого он уехал куда-то. Подумай хорошенько, куда.

На лице Заславского отобразился мучительный мыслительный процесс. Он сомневался.

— Я не знаю… — Три.

— Нет!!!

— Вспомнил?

— Битый поехал на недостроенную дачу моего брата. Здесь… здесь… вон там, через дом… Я ни при чем! Он сам убил ребенка! А участковый ваш звонил и требовал, чтобы я сказал, где Битый… А он хочет прикончить участкового и… и… — Все понятно, — хмыкнул Док. — Он хочет прикончить участкового, а припрятать тело на даче твоего брата… Это ты ему посоветовал? Ты хотел подставить своего брата? Ну и паскуда ты, Заславский.

Леонид зарыдал, не выдержав пережитого страха.

А Док не удержался, снял пистолет с предохранителя и выстрелил в стенку прямо над его головой. По телу Заславского пробежала судорога, и, закатив глаза, он потерял сознание.

Док развернулся и вышел из комнаты.

Они решили оставить Тарасюка — пусть забирает отсюда всех сам. Кого в отделение, кого в больницу. При этом посоветовали капитану сделать все как надо, если он хочет хорошо выглядеть перед начальством, которое обязательно нагрянет сюда завтра.

Но неожиданно где-то рядом затрещали выстрелы.

Док и Артист поняли, что Нелужа своим ходом добрался к недостроенной даче Заславского и встретился там с Битым. Бросив все, оба помчались к машине.

6

Недостроенный дом Романа Заславского стоял на пустующем участке в два гектара, еще не огороженном мощным высоким забором. Он представлял собой мощный цокольный этаж, выстроенный на глубоком фундаменте. Обычно здесь ковырялась бригада рабочих, но сегодня кто-то предусмотрительно отпустил бригаду, и стройка стояла совершенно пустая. Вот сюда-то Заславский и распорядился привезти Пашку, если участковый будет упорствовать. То есть посоветовал-то ему так сделать Битый, а уж Заславский согласился. В самом деле — не к себе же домой везти заложника? А тут, если что, можно и отбрехаться. Дом-то ведь известно чей… Но когда Битый прикончил мальчишку, планы изменились. Он понимал, что Нелужа будет искать его. Ну и х… с ним, пусть ищет, это даже и к лучшему. Пусть участковый выйдет на него, пусть сам придет за своей смертью. А Заславский подскажет ему, где надо искать… Битый приехал сюда с тремя своими ребятами. Он расположился на цокольном этаже, откуда был прекрасный обзор всех подступов к дому, и стал ждать. Он не задумывался о том, что будет после. Он не задумывался о том, чем ему все это аукнется. Он задумывался только об одном. Сейчас должен был прийти сюда этот поганый участковый, которого он ненавидел, и выйти отсюда живым он не должен ни в коем случае. Если даже ему. Битому, не суждено разделаться с этими двумя приезжими, которые два раза так его унизили, то уж на участковом-то отыграться он просто обязан. А там видно будет.

С тех пор как они приехали, прошло уже четыре часа, ребята даже начали было ворчать, но Битый был на редкость терпелив. И вот наконец послышалось урчание двигателя, и на фоне белых сугробов, серого неба и черных силуэтов деревьев показался милицейский «УАЗ». Битый напрягся. У него даже мелькнула мысль, что если это Смирнов решил наехать на него, так ему же хуже: не лезь не вовремя, Битый не побоится перестрелять здесь всех, кто с ним приехал. Впрочем, эта мысль мелькнула лишь на мгновение и продолжения не потребовала, потому что из машины вышел Нелужа, а больше с ним никого не было.

Участковый захлопнул дверь, сунул руки в карманы и спокойно пошел по направлению к стройке. Он и впрямь был один. Битый подивился его самонадеянности и глупости. Ну да ладно. Ему же хуже.

— Андрюха, Витек, рассейтесь по комнатам, — скомандовал Битый, — Вова, останешься со мной.

Два молодых парня, один лысый, а другой, как нарочно, с густой шевелюрой, разбежались по противоположным комнатам, а здоровенный мужик со шрамом на лице встал как вкопанный у двери, подняв автомат.

Нелужа подошел к входу в темнеющее чрево цокольного этажа, остановился, посмотрел по сторонам, потом, не вынимая рук из карманов, движением плеч поправил теплую форменную куртку и вошел в дом.

— Стоять, поднять руки! — тут же скомандовал амбал со шрамом и пихнул в спину Нелуже дулом автомата.

Участковый замер и поднял руки.

Из полумрака к нему вышел ухмыляющийся Битый.

— Ну что, капитан, вот ты и сам пришел ко мне… Бандит проверил карманы куртки участкового и быстро охлопал его по бокам.

Обыск показался ему достаточным, и он, решив, что оружия у Нелужи нет, даже цыкнул языком.

— Да, — сказал он. — Знал я, что ты честный, но что такой глупый… — Ты убил моего сына, — сказал участковый. — Я уничтожу тебя.

— Сына-то? Было дело. Хотел я побаловаться с ним, да подумал, чего на мальца время тратить?

Битый тихо засмеялся. Нелужа скрипнул зубами от рвущейся из него злобы, но ничего не сказал.

— Я убил твоего сына, — продолжал Битый, — а теперь я с тобой разберусь, гнида ментовская.

И, широко размахнувшись, Битый ударил участкового в живот. Охнув, Нелужа согнулся, прижал руки к животу, фуражка слетела с его головы, и Битый с удовольствием отфутболил ее к стене.

Предвкушая кровавое развлечение, двое парней Битого не выдержали и вышли из своих укрытий. У лысого был в руках автомат. Он опустил его дулом к земле. У второго был пистолет Макарова. Он держал его в руке, но тоже опустил, поставив на предохранитель. Они собирались наслаждаться редким зрелищем разборки своего главаря с ментом.

Битый вытащил пистолет и медленно, чтобы участковый прочувствовал момент, снял его с предохранителя и щелкнул затвором.

61
{"b":"27429","o":1}