ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сейчас, — сказал он, — я буду тебя убивать. Но помирать ты будешь не сразу, а долго и мучительно.

Это было последнее, что успел сказать бывший уголовник Буркин по кличке Битый, потому что, как только он произнес эту фразу, Нелужа резко выпрямился и в руке его сверкнул вороненый ствол табельного пистолета, который он сунул за пояс и который при обыске не заметили. Один за другим раздались три выстрела, Битый дернулся, вскрикнул, рухнул на пол и затих. А пока его братки в этом оглушительном грохоте сообразили, в чем дело, пока инстинктивно отшатывались в полумрак, к укрытиям, пока вскидывали свое оружие, Нелужа, развернувшись, почти в упор расстрелял здоровяка по имени Вова, который так и не успел воспользоваться своим автоматом. И только после этого из-за углов начали лихорадочно палить в участкового Витек и Андрюха, ошалевшие от такой неожиданной развязки, от грохота и гари.

Две пули пробили Сан Санычу Нелуже грудь и бросили его на спину. Он еще жил секунд десять, и если бы в эти секунды он был в состоянии о чем-то подумать, то наверняка подумал бы с облегчением о том, что судьба позволила ему отомстить. И не было бы в его мыслях никакого сожаления… — Битый!.. Он убил Битого! — истерично крикнул Андрюха. — Сука!

А Витек подбежал к трем телам и каждое по очереди пихнул ногой.

— Все откинулись, — хрипло проговорил он. — Надо мотать отсюда.

— Куда?!

— Куда подальше! Быстрее!

Витек рванул к выходу.

Тут же вскочил на ноги и Андрюха, бросился следом.

— Стоять! — раздался окрик с улицы. — Оружие на землю!

Витек вскинул руку с пистолетом, но тут же получил пулю в лоб и упал как подкошенный.

— Оружие на землю! Руки за голову! Одуревший от страха Андрюха швырнул в сторону свой ствол, закинул руки за голову и замер в дверном проеме. Через секунду мимо него в дом влетел Артист с автоматом наперевес, а следом за Артистом появился Док, который ткнул Андрюху мордой в стену и связал ему руки за спиной.

— Никого, — сказал Артист, уже без всякой спешки выходя из дома.

— Ну что? — спросил Док.

— Опоздали.

7

Майор Смирнов нервничал.

Никакого терпения у него не хватало на этих братьев. Они обещали через час привести к нему обоих приезжих, тех, о которых говорил этот капитан из ФСБ, — Дока и его напарника. Привести и сдать ему, Смирнову. Майор уж было понадеялся, что все кончилось и можно расслабиться. И когда позвонил фээсбэшный капитан и спросил, как у него дела, Смирнов спокойно обнадежил его, что все, мол, в порядке, приезжайте забирать. И вот тебе на — больше двух часов прошло, а до сих пор никого нет. Он отправил к Роману Заславскому капитана Тарасюка, чтобы тот проконтролировал ситуацию и проследил за конвоированием арестованных в милицию, но и от капитана Тарасюка ни слуху ни духу. Вот тут-то майор Смирнов и начал нервничать не на шутку. А тут еще междугородняя телефонная связь отрубилась с самого утра. Фээсбэшник, правда, предупредил, чтобы не брали в голову, что это оперативная необходимость, но все-таки как-то не по себе было. Что происходит в городе-то?

Смирнов выглянул на улицу.

Было уже около четырех часов дня.

К зданию милиции подъехали два автомобиля. Старый раздолбанный «УАЗ», на котором уехал Тарасюк, а следом обшарпанный леспромхозовский автобус «ПАЗ». Они аккуратно подъехали к входу в дежурную часть и остановились. Из «уазика» вылез капитан Тарасюк, и на этом нормальная, поддающаяся объяснению часть события закончилась. Дальше началось такое, что у майора Смирнова дыбом встали волосы, потому что ничего подобного он и предположить не мог в своем городе.

Тарасюк открыл дверь «пазика» и вытолкал оттуда Леонида Заславского со связанными сзади руками, а следом за ним один за другим вышло семь человек со ссадинами, кровоподтеками и перебинтованными руками и ногами, причем некоторых из них пришлось вынести и усадить прямо на землю. Это были почти все люди Битого, только самого Буркина почему-то здесь не оказалось. Процессия хмуро тусовалась перед входом в дежурную часть.

Такого самоуправства майор Смирнов от Тарасюка просто никак не мог ожидать.

Окончательно ошалев от увиденного, он пулей выскочил на улицу, выхватывая на ходу из кобуры пистолет.

— Какого х…!! — заорал он, подлетев к стоящим и сидящим на улице.

— А что мне было делать?! — вскрикнул в ответ толстый Тарасюк. — Разбрасывать трупы по городу?

— На хера ты мне их привез? Ты думаешь, что делаешь?

— А ты сам подумай! За два часа в городе произошло три вооруженных налета, два поджога и было убито восемь человек! Восемь за два часа! Причем среди них есть ребенок, есть командир воинской части и есть участковый инспектор. А завтра утром здесь будет не только прокуратура и пресса… Да нас сожрут тут с говном! Ты об этом не хочешь подумать?!

Майор Смирнов в ужасе от свалившейся ему на голову перспективы топтался на месте и не знал, что предпринять — то ли застрелиться, то ли застрелить Тарасюка.

— Где этот Док? — спросил он наконец. — И этот второй?

— Да х… их знает!

— Ты их должен был привезти.

— Вот иди и сам их вези. А я вообще ничего не хочу о них знать. Я не понимаю, что здесь происходит, и не хочу понимать, а тебе советую держаться подальше от этого козла, который своим самолетом нас тут задолбал… — Ты пойдешь под суд, — тихо проговорил Смирнов.

Тарасюк измученно отмахнулся от майора как от назойливой мухи и отправился открывать камеру. Смирнов постоял несколько секунд в полном изнеможении, а потом вернулся в здание дежурной части.

И тут неожиданно ожил телефон.

Смирнов поднял трубку.

— Слушаю, — произнес он.

— Смирнов? — спросил голос в трубке, и майор тут же узнал этого чертова Коперника. И ничего не ответил.

— Смирнов, — требовательно произнес Коперник, — вы взяли людей, о которых я вам говорил?

Начальник двоегорской милиции ответил не сразу. Несколько секунд он лихорадочно решался и только потом подал голос.

— Пошел ты в жопу, — сказал он. И положил трубку.

8

Артист высунул голову в окно «Нивы» и увидел небольшой двухмоторный самолет, резко снижающийся прямо над городом. Казалось, самолет вот-вот рухнет прямо на дома, но он дотянул до окраины и только где-то там, в районе старого карьера, исчез.

А в это время с другой стороны «Нивы» точно так же высунулся Док, так же, как Артист, сосредоточенно проследил за траекторией рискованной посадки самолета.

— Вот тебе и транспортный «Антей»! — сказал Артист. — Похоже, Док, что приперли-то сюда никак не больше, чем маленький чемоданчик. Что же там такое?

— Четыре часа, — констатировал Док. — Что-то рановато они… — Слушай, Док а ведь Коперник-то, между прочим, сейчас встречает самолет там, на месте. Голову даю на отсечение!

— Ты прав, Сеня. Такой момент упускать нельзя. Вперед.

— Вперед!

Обе головы исчезли в салоне.

И «Нива», разбрасывая комья снега, мгновенно сорвалась с места и понеслась вслед за падающим самолетом.

62
{"b":"27429","o":1}