ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

УЭЙН. Значит, по вашему мнению Микки и Мэйлори не невменяемые?

ДОКТОР РЭЙНХОЛД. Невменяемые – нет. Психотические – да. Угроза живым существам – да. Но предполагать, что они невменяемые, считать, что они не осознают совсем ничего… Микки и Мэйлори понимают, что такое «хорошо», и что такое «плохо». Проще говоря, они не спятили.

СТОП-КАДР на докторе Рейнхолде.

ВНУТРИ АППАРАТНОЙ – ДЕНЬ

Уэйн только что закончил просмотр сюжета. Он опускает руки на плечи Скотта и Роджера.

УЭЙН. Хорошая работа, братья мои. Фан-трах-стика! Думаю, материала с опросами даже слишком Много – что-то можно опустить. Оставим девушек, оставим патлатых, оставим братьев Ханов, оставим черного парня, оставим этих засранцев из кино, и оставим полицейского у магазина пончиков. Остальное опустим. И сократите интервью с мужиком из тюремного правления. Срежьте оттуда все, что идет после моих слов: «Если я правильно понял Ваш ответ, это была полностью новая команда». Не дайте ему ответить. Отымейте его. Дальше буду снова я, с рассказом о двух обделавшихся от страха психиатрах, и сразу же – смех доктора Рейнхолда.

СКОТТ. Ладно.

Уэйн дотрагивается до Непослушной Джули.

УЭЙН. Ну что, детки, будет у нас шоу. (Скотту и Роджеру) Вы двое ступайте поспите, долгим безмятежным сном. Потому что завтра – ярким и ранним завтра – окружная тюрьма и, в конце поездки… Микки Нокс.

СМЕНА ПЛАНА:

СУБТИТР: «ЗАВТРА – РАННЕЕ И ЯРКОЕ».

ВНУТРИ ТЮРЕМНОЙ КАМЕРЫ МИККИ – ДЕНЬ

Микки меряет шагами камеру, репетируя различные шутки.

МИККИ. В общем, Итальянец, Француз, и Поляк. И вот они спорят, кто как жен трахает…

ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ:

МИККИ. ...«Да я только стащу с тебя платье и за титьки полапаю». Тогда Красная Шапочка вынимает .357-й, тычет им Волку в морду и говорит: «Нет, не полапаешь. Ты меня съешь [анекдот не перевести адекватно, т.к. на американском сленге «eat me» – «съешь меня»; так же переводится как «полижешь у меня»] ...ведь так в сказке говорится».

ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ:

МИККИ (шепелявит). ...Волшебная лодка! Знал, что здесь куча полезных вещей, но чтобы собственный флот…

ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ:

МИККИ. ...Так вот, этот парень захотел свозить сестру Малыша Джонни в киношку. А их мамаша ему и говорит: «Ладно, идите, но только Малыша Джонни возьми с собой»…

ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ:

МИККИ. ...дошел черед до Поляка: «Это все фигня. – говорит – Вот когда я со своей Ханной пофакаюсь, то встаю с постели, вытираю член о занавеску, а она так протаскивается – аж крышу башкой пробивает!»

ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ:

Микки изображает, как бы он успокаивал аудиторию.

МИККИ. Нет... пожалуйста... спасибо... вы так добры... нет... пожалуйста...

ВНУТРИ ФУРГОНЧИКА ТЕЛЕНОВОСТЕЙ – В ДВИЖЕНИИ – ДЕНЬ

Через КАМЕРУ Скотта, мы снимаем на ЧЕРНО-БЕЛУЮ 16мм пленку.

ПРИМЕЧАНИЕ: Каждый раз когда мы смотрим через КАМЕРУ Скотта, мы снимаем на ЧЕРНО-БЕЛУЮ 16мм пленку. И пока не говорится об обратном, мы смотрим через КАМЕРУ Скотта.

Скотт снимает заднюю часть фургона. Там сидит Роджер и ест пончики, там же и Уэйн – тоже с пончиками. Непослушная Джули ведет машину.

УЭЙН (с пончиком во рту). Ну как, работает, Скотти?

СКОТТ (за кадром). Перфекто!

Роджер открывает коробку пончиков. СКОТТ снимает его, затем медленно приближает.

РОДЖЕР. А где хренов сливочно-шоколадный наполнитель? Кто-нибудь брал мой сливочно-шоколадный наполнитель? Если брали – возвращайте.

КРУПНЫЙ ПЛАН Роджера, он смотрит в КАМЕРУ.

РОДЖЕР. Я спросил сливочно-шоколадный наполнитель. Вы меня слышите, вообще-то?

Уэйн начинает говорить. Мы перемещаемся от Роджера к КРУПНОМУ ПЛАНУ Уэйна.

УЭЙН. Ты же покупал. Ты видел, как его клали в коробку?

Мы перемещаемся обратно к КРУПНОМУ ПЛАНУ Роджера.

РОДЖЕР. Да ведь тогда, я объяснял Скотту, откуда лучше снимать.

Мы ОТДАЛЯЕМ изображение до исходной позиции.

СКОТТ (за кадром). Ага, так и было. Знаете, что он сказал? Он сказал, «Индиана Джонс в Храме Гибели» – лучший фильм Спилберга.

Уэйн начинает смеяться. Мы слышим, что Скотт тоже посмеивается.

УЭЙН (Роджеру). Ты что, серьезно?

РОДЖЕР (озабоченно). Серьезно, про то, что я близок к тому, чтобы вернуться в магазин, и окунуть того тупого мексиканца башкой в масло, за то что забыл положить мне сливочно-шоколадный наполнитель. Дайте другую упаковку.

УЭЙН. Хмм.. ох. Эта дюжина для Микки.

РОДЖЕР. Тот осел мог положить мой сливочно-шоколадный наполнитель к нему, по ошибке.

УЭЙН. Роджер, нет.

РОДЖЕР. А что такого? Забрать мой сливочно-шоколадный наполнитель. Взамен положим немного этой жареной кокосовой мякоти.

УЭЙН. Роджер, ты понимаешь, что значит слово «нет»? Важно установить контакт. Что-то совсем простое, как к примеру, эти пончики, может олицетворять целый мир для того, кто не ел пончиков годами.

РОДЖЕР. Так что же, Вы отдадите человеку, который вырезАл целые семьи, включая совсем еще младенцев, мой сливочно-шоколадный наполнитель?

Непослушная Джули СИГНАЛИТ. Уэйн встает и смотрит в ветровое стекло.

УЭЙН. Ладно, парни, мы на месте. Лос Анджелесская окружная тюрьма. Джули, припаркуйся прямо перед ней.

РОДЖЕР. Уэйн…

УЭЙН. Роджер, я начинаю заводиться. Просто завязывай с этими сраными пончиками, и собирай аппаратуру.

Фургончик останавливается. Уэйн отодвигает боковую дверь, и выходит.

СНАРУЖИ ЛОС АНДЖЕЛЕССКОЙ ОКРУЖНОЙ ТЮРЬМЫ – ДЕНЬ

ВОЗВР. К: ЦВЕТНОЙ 35мм пленке.

Уэйн выпрыгивает из фургончика и направляется к Филлу Уорлитцеру, который находится в сопровождении двух ПОМОЩНИКОВ ШЕРИФА.

УЭЙН (в сторону Скотта). А вот и долгожданный фургон.

Уорлитцер подходит ближе и пожимает руку Уэйну.

УОРЛИТЦЕР. Приветствую, Мр. Гэйл. Я Филл Уорлитцер. Мы разговаривали по телефону. Рад встрече с Вами.

УЭЙН. Взаимно. Позвольте мне представить мою команду. Скотт... Роджер... и Непослушная Джули... а это... прошу прощения. Еще раз, в какой вы должности?

УОРЛИТЦЕР. Я руководитель Лос Анджелесской окружной тюрьмы. Я и мои представители – мы будем работать с Вами, пока Вы здесь.

УЭЙН. Звучит отлично. Послушайте, не хочу чтобы все это Вас как-то смущало. Большого дела здесь не ожидается. Все будет простенько. (своей команде) Мне нужно переговорить с Мр. Уорлитцером. Вы, парни, готовьте оборудование, включайте фургон и подтвердите коды передачи данных. Джули, идем со мной.

Джули кидает ключи Роджеру и следует за Уэйном, находясь рядом во время его конфиденциального разговора с Уорлитцером.

УЭЙН. Главное, в чем я нуждаюсь, это просторная комната, побезлюднее, так мы сохраним некоторую секретность... с несколькими розетками.

ВНУТРИ ПОДСОБНОГО ПОМЕЩЕНИЯ – ДЕНЬ

Уэйн и его команда обустраиваются в подсобном помещении столовой, удаленной от самой столовой. Будучи большой, просторной, и безлюдной, она прекрасно подходит для интервью. В комнате, в общей сложности, восемь Помощников Шерифа, не считая Уорлитцера. Роджер настраивает звуковое оборудование, пока Непослушная Джули проводит ревизию своего блокнота.

Уорлитцер и несколько Помощников разговаривают между собой. КАМЕРА двигается от одной персоны к другой, без монтажа.

УОРЛИТЦЕР (двум Помощникам). Это только на время интервью. Однажды я был в прямом эфире на «Герцогах Хаззарда». Там делов побольше было. У них там команда – человек семьдесят пять.

КАМЕРА перемещается к Уэйну и Скотту.

УЭЙН. Мы будем разговаривать тут. Но мне нужно побольше места, чтобы можно было встать и пройтись туда-сюда. Это можно.

Уэйн хватает Скотта и отводит его в сторону.

УЭЙН. Возьмешь его в кадр, и доведешь до сюда. (Скотту в роли Микки) И все таки, Микки, убивать родителей Мэйлори, на черта Вам это было нужно? (пауза – Скотту) Потом, может быть к окну его подвести.

13
{"b":"27439","o":1}