ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Мы не знаем, и никогда не узнаем, что нас ждет за последним вздохом. Так или иначе — ты живешь. Так или иначе — неизбежно умрешь. Есть ли смысл бояться неизбежного? Наоборот, именно поэтому следует жить разумно, смело и весело, как то подобает человеку. На удар отвечай ударом, на улыбку — улыбкой. В любви и в дружбе иди до конца и все, что не оскорбляет других людей, позволяй себе в полной мере. Гордо живи и бестрепетно умирай!»

(Ал. Грин)

Кто-то может сказать, что мысли такого рода не имеют никакого отношения к Пути боевых искусств. Мне искренне жаль тех, кто так думает. Ибо давно уже известно: «сначала человек, потом мастерство».

Итак, путь, о котором идет речь, представляет собой служение высшим идеалам. Его протяженность равна всей сознательной жизни. Следовательно, это путь для немногих («для избранных»), особенно в нынешнюю эпоху с присущей ей верой в чудеса, с ее презрением к духовности, ненавистью к честной трудовой жизни, с чудовищным развратом, обжорством и пьянством. Наконец, с ее всеобщей ленью, бесхребетностью и надеждой на счастливый случай. Но только эти «избранные» и могут идти по Пути боевых искусств. Остальные навсегда останутся на «поле чудес в стране дураков».

Понятно, что не имеет смысла тратить несколько десятков лет лишь для того, чтобы научиться ловко драться. При наличии в обществе гор оружия это было бы нерациональной тратой времени, просто глупостью. Но в том-то и дело, что серьезная практика боевого искусства нацелена на физическое, психическое и нравственное совершенствование человека, а не воспитание «киллера». Совершенный человек на порядок превосходит обычных людей во всем: в работоспособности, в сообразительности, в настойчивости, в самых разнообразных знаниях и умениях. Его превосходство проявляется также и в столкновениях с двуногими хищниками. Но это лишь следствие его совершенства, а не цель. Цель, повторю еще раз, заключается в преображении собственной духовной и телесной природы.

Стремление к ней открывает врата в принципиально иную жизнь, нежели у «голых обезьян». Идти по Пути — значит быть не таким, как «все». Например, посещение идиотских вечеринок, дискотек и концертов заменять созерцанием вечной красоты природы; не отравлять себя алкоголем, а наслаждаться вкусом хорошего чая; ежевечернему сидению у телевизора предпочитать медитацию; вместо бесконечной возни с автомобилем — тренироваться; мясо и сладости из сахара с маргарином навсегда заменить пищей из натуральных продуктов… Необходимо научиться слушать музыку, прошедшую испытание временем, понимать поэзию и философию, обрести знания в истории и психологии. А самое главное, узнать на собственном опыте, что человек, посмевший вырваться из стада, фактически обречен на одиночество, даже если им восхищаются. Пожалуй, это труднее всего: научиться быть одиноким среди людей, но радостным и счастливым в своей душе!

Чтобы не скулить от тоски, не переполняться отвращением к самому себе, ненавистью или раздражением к окружающим, есть только один метод, верный для всех эпох: истово заниматься тем делом, которое предназначено каждому его судьбой. Если так получилось, что главным для тебя стало боевое искусство, то посвяти ему себя полностью. Не обязательно превращаться в профессионального тренера. Инженер ты или офицер, рабочий или врач, фермер или художник, не имеет значения. Надо лишь одно — чтобы твое любимое занятие в самом деле было для тебя важнее всего на свете. И чтобы это отражалось во всех твоих поступках, независимо от «обстоятельств».

Тогда неважно, сколько часов в день уходит на работу и бытовые заботы, сколько — на физические упражнения и психотренинг. Это в стаде «настоящая жизнь» начинается лишь после окончания рабочего дня или в выходные дни, которых так страстно ждут и так бездарно проводят. Во-первых, дух и тело можно закалять всегда и везде, не только во время специальных тренировок. Во-вторых, важны не фактические затраты времени, а внутренние приоритеты. На первом месте в сознании должно стоять любимое дело, понимаемое как способ существования в мире. Именно тогда оно дает чувство смысла жизни, полноты и радости бытия.

Разумеется, в современном обществе практика боевых искусств в определенном смысле является игрой, но что такое игра с позиций философии? Как утверждает Герман Гессе, это та «форма, которая объединяет сферы духа и материи, созерцания и действия. Созерцание — это как бы вдох, действие — как бы выдох, И человек, не владеющий в совершенстве тем и другим, не вполне еще человек».

Вернусь к началу своих рассуждений, О каких специфических качествах и о каком поведении там говорится?

По мнению Кастанеды, важнейшая черта поведения настоящего воина заключается в том, что он заранее считает себя умершим, поэтому ему нечего терять и нечего бояться. В самом деле, что может испугать мертвеца? И зачем ему какие-то выгоды или награды? Воин верит в свой успех не веря, не имеет никаких привязанностей, встречает любую опасность с чувством радости и абсолютной свободы. Таким образом, воин сохраняет невозмутимость духа в любом месте, в любой момент, даже тогда, когда все вокруг разваливается и гибнет.

В то же время, двигаясь по Пути боевых искусств, воин приобретает так называемое «знание тела», позволяющее интуитивно ощущать грозящую опасность и адекватно реагировать на нее, осуществляя необходимые действия без помощи рассудка. Кроме того, это «знание» открывает дверь в кладовую резервных (скрытых) возможностей своего организма.

Мнение Оямы аналогично: «путь воина является путем познания смерти». Подразумевается достижение через экстремальные ситуации, связанные с реальной угрозой жизни, дзэнского «пустого» сознания. Такое сознание идеально отражает все происходящее вокруг. Не задерживаясь ни на чем конкретно («ни к чему не привязываясь»), оно готово к чему угодно. Ояма специально подчеркивал, что «истинно готов тот, кто кажется ни к чему не готовым».

С понятием «пустого сознания» неразрывно связано понятие «духовного меча справедливости». Оно означает следующее. Когда чья-то агрессия нарушает гармоническую безмятежность воина, он, совершая акт возмездия в соответствии с мерой нарушения своего внутреннего покоя, действует без каких-либо эгоистических или садистских побуждений. Подобно ветру, вырывающему сопротивляющееся дерево с корнями, воин просто восстанавливает «естественную гармонию бытия».

Наконец, Путь боевых искусств дает человеку возможность преодолевать извечный разлад между телом и разумом. Что больше всего препятствует единству духовного и физического? Ответ известен давно: мешает «зажатость» человеческого ума множеством норм, понятий, условностей, привычек и догм. Мешает все то, что составляет интеллектуальное начало в человеке (животные всегда ведут себя естественно, но у них нет абстрактно-логического мышления).

Для того, чтобы стать естественным, раскрепощенным, спонтанно действующим существом, руководствующимся в экстремальных ситуациях интуицией, а не логикой, и в этом смысле похожим на дикого зверя (но в то же время по-прежнему оставаясь человеком), необходимо ослабить цивилизованное, культурное начало, и дать приоритет биологическому, природному началу. Именно в этом заключается подлинный смысл «слияния с природой», а не в смене внешних условий жизни. Иначе можно уйти в горы или в леса, и прожить там целую жизнь, ни на шаг не приблизившись к желаемой цели!

Теперь сделаем общий вывод: Путь боевых искусств — это такой образ жизни, главную роль в котором играет повседневная практика конкретного вида единоборства и психической саморегуляции. В процессе многолетней серьезной практики боевого искусства и психической саморегуляции недочеловек («голая обезьяна») постепенно превращается в человека совершенного, а в отдельных случаях даже в сверхчеловека!

33
{"b":"27440","o":1}