ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я твердила себе, что, возможно, Рикардо приходится трудно, — сказала она, — но что он не так уж плох. А он без конца повторял, что мы семья и как это важно для Елены. Именно этого, Крис, я хотела всю жизнь: настоящей семьи, в которой родители любят друг друга, а дети чувствуют себя под защитой. И он знал это. Иногда мне кажется, что Рики знает обо мне нечто такое, чего я и сама не знаю. Он, оказывается, всю жизнь ждал меня, в полной уверенности, что однажды я достанусь именно ему.

Крис испытующе посмотрел на Терри. Было ясно: он хотел бы расспросить поподробнее, но потом, очевидно, решил, что время для выяснений неподходящее.

— Что же ты будешь теперь делать? — поинтересовался он.

Мысль о предстоящей схватке — один на один — с Рики внезапной тяжестью свалилась на Терри.

— Следующие две недели будут решающими, — медленно произнесла она. — Во-первых, нам предстоит встреча с посредником. Если это ни к чему не приведет, суд будет решать, кого назначить временным опекуном. По крайней мере, на девять месяцев, до бракоразводного процесса. Рики постарается произвести хорошее впечатление, хотя бы в начале — это он умеет, — продолжала Тереза. — Две недели недостаточный срок, чтобы раскусить его. Если мне не удастся показать им Ариаса в его истинном свете, у него будет шанс забрать Елену себе. — Терри снова посмотрела в глаза Крису. — Увидишь, он пойдет на все, чтобы не допустить иного исхода. И твоя карга уже фигурирует в его списке.

Кристофер лишь пожал плечами, давая понять, что ему наплевать.

— Меня беспокоит только, — заметил он, — что ты не хочешь, чтобы я представлял тебя в суде. Если, конечно, в твои планы не входит защищаться самостоятельно.

Терри покачала головой.

— Я плохо знакома с семейно-брачным законодательством. А кроме того, насколько мне известно, окружной судья в Аламеда-каунти терпеть не может, когда в деле об опекунстве фигурируют родители, защищающиеся без адвоката. — Тут голос ее дрогнул. — Крис, я не могу пойти на это. Я не хочу, чтобы ты принимал участие в процессе. Так будет лучше — для тебя и для Елены.

Крис встал и, упершись в бока руками, посмотрел вдаль.

— Может, ты еще заключишь с Рикардо мировую, а я толкаю тебя в пекло. Может быть, вообще не следует давать ему повода…

Терри поднялась и подошла к Паже.

— Я хочу добиться опекунства. А кроме того, мне нужно иметь возможность видеть тебя, просто я должна быть осторожной, вот и все. До тех пор, пока не закончится процесс.

Крис прищурился, о чем-то раздумывая. Его молчание напугало Терри.

— Ты с этим не согласен? — спросила она.

— Я просто думаю о том, что случилось вчера. Эта сдержанность, за которую все равно приходится платить. — Он улыбнулся. — Две недели жить с мыслью, что ты идиот, — это слишком долго.

Терри, почувствовав облегчение, рассмеялась.

— Два часа, проведенные с Еленой, если не добиваешься опекунства, — это тоже долго. Нам надо спасать Карло.

Вернувшись, они нашли Карло и Елену в библиотеке. Девочка устроилась у Карло на коленях; на полу были разбросаны вещи. Мальчик нетерпеливо взглянул на часы, давая понять, что он занятой человек и у него куча дел.

— Мы путешествовали в прошлое, — отчитался он. — Она выудила у меня все секреты и все забавы моего детства — с семи лет до тринадцати. — Карло взглянул на отца. — Ты бережешь все это для моих детей или как? А может, собираешься выставить в Смитсоновском институте[3]?

— Нет, в Куперстауне[4]. В Зале бейсбольной славы, — с улыбкой парировал Крис. — Вместе с твоей бейсбольной рукавицей и суспензорием[5], который ты носил в Младшей лиге[6].

— Что такое суспензорий? — спросила Елена у Карло.

— Пап, ну ты даешь, — с ухмылкой произнес Карло и повернулся к Елене. — Мой папа и сам не знает, что это такое, а я не скажу, пока тебе не исполнится шесть лет. Так, барышня, у вас будет хоть какая-то цель в жизни.

Обхватив его за плечи, Елена принялась бодаться, приговаривая:

— Скажи сейчас же, а то я за тебя замуж не выйду. Никогда.

Крис и Терри с улыбкой переглянулись.

6

Офис посредника по семейным спорам — невзрачная прямоугольной формы комната — располагался в здании окружной администрации в Окленде. Посредник Алек Кин — мужчина сорока с лишним лет, в роговых очках и с бородкой с проседью, — развернувшись из-за стола вполоборота, разглядывал с добродушной иронией сидевших поодаль, у голой стены Терезу и Рикардо.

Терри нервничала, раздумывая о том, какое первое впечатление могло сложиться у Кина. В сером костюме и белой блузке она была похожа на ту, кем, собственно, и являлась, — на женщину-юриста, только что пришедшую с работы. А Рики — в вельветовых брюках, клетчатой рубашке и свитере с закатанными рукавами — напоминал благодушного директора детского садика с творческим уклоном для детей, чьи родители разбирались в керамике и ценили свободную игру воображения. Он смотрел на Кина мягким, выжидающим взглядом. Нужно было быть телепатом, чтобы догадаться о том, что уже знала Терри: Рики так скрупулезно изучил все местные судебные процедуры, относящиеся к брачно-семейному законодательству, что вполне мог сказать вступительное слово вместо Кина.

— Итак, моя главная задача, — резюмировал Кин, — постараться, чтобы вопрос об опекунстве был решен здесь, без передачи дела в суд.

Он сделал паузу, внимательно посмотрел на Терри, затем перевел взгляд на Рики.

— Не сомневаюсь, что мы оба хотели бы этого, — произнес Ариас дрожащим голосом, исполненным осознания ответственности. — Я очень люблю Елену, и я знаю, что и Терри любит ее.

Тереза поняла, что Рики старается войти в роль, чтобы его позиция выглядела безупречной.

— У нас есть тринадцать дней, — сообщил Кин, — до начала слушаний о назначении содержания и временного опекуна. Если вы не придете ни к какому соглашению, я направлю свои рекомендации суду, чтобы способствовать достижению вами согласия, или же суд вынесет решение о назначении постоянного опекуна.

Из его глубокомысленного замечания следовало, что компромисс между ними был бы предпочтительнее.

— Но разве вы можете давать какие-то рекомендации, не зная, что кроется за словами кого-то из нас? — спросила Терри.

Посредник понимающе кивнул.

— Именно поэтому мы и предпочитаем, чтобы родители, которые действительно знают своего ребенка, урегулировали вопрос между собой. — Он взглянул на Рики и снова обратился к Терри: — Но в случае, если они не в состоянии, кто-то должен это сделать за них, причем быстро, чтобы защитить непосредственные интересы ребенка.

Тереза подалась вперед.

— Но не слишком ли большой вес придается одной этой встрече? Насколько мне известно, временный опекун, как правило, потом становится постоянным.

Кин посмотрел на нее с обезоруживающим простодушием.

— Совсем не обязательно. Но я должен признать, что, если существующее положение вещей всех устраивает, суд с неохотой идет на его пересмотр. Особенно в отсутствие неотразимых доводов.

— Каких именно? — оживился Рики. — Не могли бы вы пояснить?

— Среди наиболее безотказных аргументов, — произнес Кин, поглаживая бородку, — я бы назвал отсутствие родительской заботы о ребенке, ущемление его материальных прав, психическую неуравновешенность одного из родителей, а также свидетельства физического насилия или сексуального домогательства. — Он говорил все более назидательным тоном. Такого рода обвинения — обычное дело для бракоразводных процессов. Когда родители начинают действовать наверняка, бывает трудно отличить правду от ловкого расчета.

Рики энергично затряс головой, словно показывая, до какой степени он возмущен, что люди позволяют себе такое.

вернуться

3

Благотворительное заведение в Вашингтоне, основанное в 1846 году на пожертвования английского ученого Джеймса Смитсона в целях распространения знаний. В настоящее время в его состав входят астрофизическая лаборатория, Национальный зоопарк, Национальный музей, галерея и др.

вернуться

4

Город в штате Нью-Йорк.

вернуться

5

Предохраняющая мошонку от ударов при игре повязка.

вернуться

6

Детская бейсбольная лига до 12 лет.

10
{"b":"274411","o":1}