ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Но ведь это несправедливо, — убеждала себя Терри. — Я имею право на дружеское участие. Особенно теперь».

И, расправив плечи, она постучала в дверь.

Когда Крис открыл ей, на лице его отразилось недоумение. Это было так не похоже на Паже, что Терри смутилась.

Словно спохватившись, он улыбнулся.

— Дело Карелли уже два дня как закончилось, — произнес он нарочито беспечным тоном. — Теперь ты можешь спокойно идти домой. И даже выспаться.

Терри была в замешательстве, не зная, что сказать.

— Я чувствую себя как-то не у дел.

— Такое случается после процесса. — Он помолчал, посмотрев на нее пристальнее. — Я был на крыше. Хочешь, пойдем со мной?

Они поднялись в мансарду. Ярко светило утреннее солнце; по заливу скользили яхты; на переднем плане были видны нарядные белые и розовые особняки. Терри подошла к ограждению и оперлась ладонями — впереди простиралась водная гладь. Легкий бриз играл в волосах.

Крис стоял рядом с ней и тоже смотрел вдаль. Затем он повернулся к Терри с тревогой в глазах.

— Что с тобой? Что-то случилось?

Женщина почувствовала, что не может смотреть ему в глаза.

— И да и нет, — произнесла она наконец.

Крис стал задавать какие-то вопросы, но вдруг осекся…

— Я ушла от Рики, — чуть слышно объявила Тереза.

Крис словно оцепенел. Терри хотела было спросить, что с ним, но, увидев его взгляд, все поняла: на ее собственном залитом румянцем лице отражалась истинная причина ее прихода. Для нее самой это было как озарение. Она пришла не за помощью или советом — она пришла, потому что любила его.

— Но, Терри… — робко начал Крис.

Внезапно она почувствовала себя одинокой.

— Может, мне не стоило приходить?

Кристофер покачал головой, он как будто думал о чем-то своем. Тереза не сводила с мужчины униженного взгляда.

— Мне сорок пять лет, — начал он. — У меня взрослый сын. А ты еще молодая женщина, только что порвавшая с мужем. И ты работаешь у меня. — Ей было мучительно видеть его таким растерянным. — Любой семейный консультант скажет, что, выбрав меня, ты совершаешь ошибку и что со временем сама поймешь это.

Тереза не могла отделаться от ощущения, что Крис, не желая причинять ей боль, в то же время пытается найти какой-то выход из создавшейся ситуации.

— Но что подсказывает тебе сердце? — жалобно спросила она.

Она видела — он подыскивает нужные слова и, казалось, не может найти. Потом Паже тихо спросил:

— Значит, ты хочешь, чтобы я сменил Рикардо?

Словно теплая волна накрыла Терри. Она, не веря своим ушам, не могла вымолвить ни слова. Но в следующий миг увидела улыбку на губах Кристофера.

— Прошу тебя, — выдохнула Тереза. — И чем скорее, тем лучше.

Теперь уже она сама не могла сдержать улыбки. Крис что-то говорил, она что-то отвечала, при этом отчетливо слыша, как стучит ее сердце.

Терри обдало теплом его губ.

Внутри нее что-то дрогнуло, словно проснулось желание, дремавшее на протяжении всех этих лет одиночества. Раздираемая тревогой, связанной с мыслями о Рики и Елене, и внезапно охватившей ее страстью, она закрыла глаза и приникла к Крису.

Неожиданно он отпрянул от нее.

— Я должен был догадаться, — сказал Кристофер, с трудом переводя дух. — Ты, конечно, устала, все это бегство от Рики…

Его слова повисли в воздухе. Взглянув на него, Терри увидела в его глазах ответное желание.

— Я не нуждаюсь в снисхождении, Крис.

Он покачал головой, давая понять, что это совсем другое. Тереза отошла в сторону и встала лицом к заливу, стараясь собраться с мыслями.

— Тогда скажи, почему ты ушла от него, — услышала она мягкий голос мужчины. — Я хочу понять, хотя бы отчасти. Скажи мне как другу.

Она угадала иронию в его тоне, и это подействовало на нее успокаивающе. Спустя какое-то время Терри начала медленно говорить, а потом ее словно прорвало.

Она рассказала все.

Паже внимательно слушал, прислонившись к перилам. Он стоял рядом, но не касаясь ее. Когда же Терри заговорила о том вечере, когда она ушла от Рики, Крис погладил ее по щеке.

— Он бил тебя? — спросил он.

— Никогда, если не считать, что позавчера готов был ударить. Возможно, в этом просто не было нужды. Не знаю почему, но я все время испытывала перед ним страх.

Крис пристально посмотрел на нее.

— И ты до сих пор боишься его, верно? — спросил он.

Терри вдруг поняла, как трудно выразить словами свои страхи.

— Он как будто инстинктивно чувствует слабые места других, — наконец ответила она. — И что бы он ни причинил людям, для него не имеет значения. И я не исключение.

— Продолжай, Терри, я — твой друг, я могу представлять твои интересы в суде, могу одолжить денег.

Она повернулась к нему, чувствуя внезапный безотчетный страх.

— Я пришла к тебе не за этим. Я вовсе не хочу, чтобы ты связывался с ним.

— Но почему? Ведь для меня Рики совсем не то же самое, что для тебя. Он ничего не может мне сделать.

Женщина покачала головой.

— Я не желаю, чтобы он становился частью твоей жизни. Хватит того, что он является частью моей. — Теперь ее голос окреп. — Как бы я ни относилась к тебе, Рики здесь ни при чем, так же как и Елена. В этом деле я должна полагаться лишь на себя.

Тереза видела, что Крис не хочет с ней спорить. Уголки его губ тронула улыбка.

— В таком случае мне не остается ничего другого, как заняться с тобой любовью. Пока ты не передумала.

Чувство неловкости прошло.

— Не расстраивайся, — ответила она великодушно. — У тебя еще будет шанс. Если, конечно, поверишь, что утром я готова пойти навстречу твоему желанию.

Не в силах скрыть изумления, Кристофер одарил ее по-детски непосредственной улыбкой. Терри снова подошла к нему. На этот раз он обнял ее и долго не отпускал.

— Устала?

— Иссякла, — ответила Терри, поняв, что сказала даже больше, чем правду.

Крис проводил ее к выцветшему от солнца дивану. Тереза легла, положив ноги ему на колени. Она закрыла глаза и ощутила, как в нее проникает его тепло.

— Каким бы ни было твое чувство, — произнес Крис, — я рад, что ты пришла.

Терри улыбнулась, не открывая глаз. Ее чувство казалось слишком глубоким, чтобы она могла выразить его словами. Оно было подобно тому, испытываемому в детстве, когда мать вечерами прижимала ее к груди, стараясь защитить, а возможно, и самой укрыться от буйных припадков отца. Мысли ее стали путаться, и, пригреваемая лучами солнца и убаюкиваемая легким бризом с залива, Тереза Перальта уснула — впервые с тех пор, как ушла от Рики Ариаса.

3

Через час Терри, улыбаясь про себя, вышла из дома Криса и в следующее мгновение увидела на противоположной стороне улицы сидящего в машине Рики.

Он как будто ждал ее, чтобы подвезти. Взгляд его был легкомысленным и каким-то отсутствующим, и женщина интуитивно почувствовала скрытую угрозу.

— Привет, Тер. — В голосе его звучали нарочитое любопытство и дружелюбие. — Как дела?

Оцепеневшая Терри подошла к машине.

— Что ты здесь делаешь?

— Жду, пока вы с ним закончите. — Он вел себя по-прежнему непринужденно. — Чистая случайность. Не заскочи я к Розе, чтобы поговорить с тобой, мы бы не встретились.

Терри догадалась, что это ложь. Рики был небрит, и, видимо, с самого утра поджидал ее у дома матери, рассчитывая увидеть, как она направляется к Крису.

— Понимаю, ты немного смущена, — благожелательно сказал Рикардо, протягивая ей какие-то бумаги.

Это оказалось исковое заявление о разводе. «Рикардо Ариас против Терезы Перальты», прочитала она на первой странице.

С профессиональной отстраненностью юриста Терри бегло просмотрела основные положения заявления: имя и дата рождения дочери; пенсионная страховка — ее единственный капитал — и требование мужа взыскать половину в его пользу; длинный перечень долгов, в которые влез Рики, но за которые по закону она тоже несла ответственность; суммы жалованья Терри и предполагаемых расходов Рикардо; наконец, его требование установить ему содержание. В самом низу бумаги, удостоверенной подписью мужа, находилось примечание, гласившее, что истец Рикардо Ариас будет сам представлять в суде свои интересы.

5
{"b":"274411","o":1}