ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Так мы пришли к выводу, что главным направлением наших поисков должна стать тактика. Именно здесь возможности для творчества, пробы, прогрессса поистине беспредельны.

А тут еще не давал покоя профессор от футбола Феола с его идеями новых тактических построений, которые были весьма эффективны.

В самом деле, тактика игры в футбол на протяжении жизни одного поколения, на моей только памяти, претерпела существенную трансформацию. Было время, когда играли с двумя защитниками, тремя полузащитниками, и пятерка нападающих выстраивалась при этом почти в одну линию (2-3-5). Потом появилась система «дубльвэ»: три защитника, два полузащитника, оттянутые назад полусредние и, напротив, выдвинутые вперед крайние и центральный нападающие (3-2-5). Позже стали играть с тремя защитниками и тремя полузащитниками (3-3-4). Появился в некоторых командах лишний защитник, так называемый «чистильщик». И вот, наконец, Феола вместе со сборной Бразилии утвердил в мировом футболе принципиально совершенно новую схему расположения игроков на поле, где функции всех футболистов стали иными (4-2-4).

Менее заметно менялась тактика игры в хоккее. Классическое построение хоккейной команды: вратарь, два защитника и три нападающих – оставалось неизменным. Несколько менялись лишь функции игроков. Сначала играли два позиционных защитника. Потом появился блуждающий защитник, что-то вроде хавбека – полузащитника.

Проходят годы, и вот еще одна новинка, блуждающие форварды. Их игра отличается не только продольными, но и диагональными перемещениями, взаимозаменяемостью. Они выходят за рамки своих узких желобков. Но пока еще местами меняются только крайние нападающие, а центральный держится в обороне. Позже один из защитников стал подключаться к атакам. Это позволило внести взаимозаменяемость всех нападающих как между собой, так и с активно действующими защитниками.

А теперь начали все играть по принципу: «пять в атаке, пять в обороне».

Игра всей пятерки стала носить осмысленный характер. Поновому раскрылись возможности хоккеистов. Так играет сейчас большинство команд.

И вот тут мы столкнулись с неожиданной трудностью. Хоккеистам при большой активности защитников, при высокой маневренности нападающих, их гибкое взаимозаменяемости стало на площадке тесновато.

Часта стали возникать ситуации, когда принятая нами система игры (все в атаке, все в обороне) из-за чрезмерного скопления игроков на одном участке поля теряла часть своих преимуществ.

Нужно было найти выход их этого положения: предложить новую расстановку спортсменов на поле, создать новые амплуа, дать ребятам необычные, интересные задания.

Предвижу, что мне могут возразить – мол, не все еще команды в нашем хоккее в совершенстве освоили систему игры «пять в атаке, пять в обороне», к чему же искать уже сегодня что-то новое.

Так же, как в природе нет универсального, спасающего от всех: болезней лекарства, так, разумеется, и в хоккее нет единой универсальной «системы», уст раивающей все команды.

Однако чемпионат мира в Вене подтвердил, что пора думать не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне хоккея. Все команды усилили скоростной маневр, научились решать в каждом игровом эпизоде объемные тактические задачи большими силами. Наша манера игры пристально изучается и перенимается, и потому мы должны вести поиски новых тактических ключей к будущим нашим победам, если хотим по-прежнему оставаться лидерами.

С чего же начать?

Мы много думали, с чего же начинать наши поиски, наши эксперименты. Кое-кто склонялся к тому, чтобы попробовать наиграть несколько различных тактических расстановок, а потом уже по результатам выбрать одну – наилучшую.

Но это было бы неправильно. Искать, как говорится, наобум, на ощупь нельзя. Тем более если такие эксперименты связаны с людьми, со спортсменами, с ломкой их игровых навыков и игровой психологии. Поиски должны вестись планомерно, продуманно, и потому мы начали… с карандаша.

Долгие дни и вечера, ночи, недели просиживали мы с Борисом Павловичем Кулагиным, хорошим тренером и педагогом, над макетом хоккейного поля, советовались друг с другом, что-то принимали, что-то отвергали. Но самое главное – много спорили.

Мы видели, что в существующей тактической расстановке хоккеистов есть немало изъянов. Ведь весь современный хоккей нацелен исключительно на ворота противника, на результативность. Это, конечно, правильно. Но при нынешней расстановке спортсменов на поле мысли о защите, обороне отходят на второй план. Так играют даже канадцы, а именно они и – это несмотря на то, что в последние годы канадцы оставались в мировых чемпионатах за чертой призеров, – являются нашими основными соперниками на международной арене.

Любопытно, что так же действуют и канадские профессиональные хоккейные команды. Их тактика проста – все на ворота. И они мчатся туда, едва завладев шайбой. Надо сказать, что при росте скорости игроков и их технического мастерства такие прорывы становятся все опаснее и опаснее, и не только для противника. Очень часто, увлекшись атакой, пятерка не успевает перестроиться, и неожиданная контратака противника завершается голом в незащищенные ворота.

Значит, надо серьезно думать и о безопасности наших ворот.

При существующей тактике игры мы, к сожалению, не можем иметь постоянно действующего перед воротами защитника. Игра все время складывается так, что один из наших защитников должен, действуя в обороне, идти в угол для единоборства с соперником, а второй, играя в эти мгновения с другим нападающим противника, не может обеспечить страховку остальных.

Вот и получается, что сейчас у нас не хватает игрока в обороне, хотя тактика позиционной или смешанной обороны дает в общем-то достаточный запас прочности (за счет оттягивающегося назад форварда). Но опасение, что соперники будут рваться к воротам, что их высокая техника может в такой ситуации принести свои результаты, если у наших ворот не будет лишнего, надежного стоппера, долгие годы не давало нам покоя.

Представьте себе самую элементарную комбинацию. Атакующий соперник, ворвавшийся в угол поля у наших ворот, при первой же попытке защитника атаковать его пробросит шайбу за воротами в противоположный угол поля. Теперь туда, вслед за нападающими противника, должен идти и наш хоккеист. Но кто именно? Тот, кто в дальнем углу, не успеет. Остается тот, кто находился только что у ворот, на самом опасном месте – на «пятачке». Теперь там пустота.

И если где-то проиграно единоборство, то сразу возникает неприятная для обороняющихся голевая ситуация. Атакующий соперник выиграет в главном – во времени. Смена фланга атаки ведется быстро пасом, передачей шайбы, в то время как смена позиций игроками – маневром, перемещением хоккеистов на площадке, но… попробуй догони шайбу! Неизбежно в обороне наших ворот появляется тактическая трещина: если защитник перед воротами будет ждать партнера, то мы опоздаем вступить в единоборство на фланге, если же наш защитник устремится на фланг, то оголится зона перед воротами.

Итак, нужен хоккеист, который постоянно находился бы на этом «горячем» месте, нужен стоппер с ограниченным у себя в зоне радиусом действия.

Стоппер должен быть сильным и смелым спортсменом, обязан уметь ловить шайбу на себя. Ничего, что он ограничен в сфере действия, что он не имеет права рисковать, увлекаться атаками, проходами вперед. Этот центральный защитник несет особую ответственность, он – наша палочкавыручалочка. Только он, этот стоппер, последний из полевых игроков, может еще исправить какую-то ошибку партнеров, под чистить огрехи их игры.

Итак, стоппер.

Затем, предполагали мы, кроме центрального защитника, в нашей системе будут еще два хавбека (полузащитника). Помню, в 1937 году вышла книга Д. Ванишека о футболе. Она называлась «Три защитника». И вот там впервые прозвучала крылатая фраза: «Покажите мне при игре с тремя защитниками вашу полузащиту, и я скажу о силе вашей команды».

28
{"b":"27448","o":1}