ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

15. ГУННЫ

Этот кочевой народ пришел в Европу из Внутренней Азии, после того, как китайцы, с которыми до тех пор воевали гунны, сумели их разгромить. Гунны (хунну) продвигались на запад, смешиваясь с другими кочевыми племенами. В 375 г. они разбили аустроготов, дав толчок к Великому переселению народов. Примерно в 442 г. союз племен, куда входили гепиды, аустроготы, ругии, скиры, турцилинги, свевы, аланы, славяне под общим названием гунны, вторглись в Придунайские области. Они овладели городами Виминацием, Сингидуном и Наиссой, а затем Аркадиополем и Филипполем. Армию Восточной империи гунны разбили под Фракийским Херсонесом. Византийцам пришлось платить выкуп и ежегодную дань. В 447 г. гунны вновь вторглись на территорию империи и опустошили Нижнюю Мезию и Скифию. Очередная армия византийцев под командованием Арнегискла была разгромлена у реки Вид. Спустя некоторое время, гунны двинулись на запад, но были разбиты в гигантской битве на Каталаунских полях (451 г.) западно-римскими восками и, спустя два года после этого, союз гуннских племен распался.

Собственно гунны придерживались типичной тактики кочевников, Л.Н. Гумилев, много и серьезно занимавшийся изучением истории этих народов, охарактеризовал ее так:

"Основным оружием легковооруженного гуннского всадника был лук. Этот всадник не может выдержать рукопашной схватки ни с пехотинцем, ни с тяжеловооруженным всадником, но превосходит их в мобильности.

Тактика хуннов состояла в изматывании противника. Например, под городом Пинчэнхунны окружили авангард китайского войска. Хунны численно превосходили китайцев. Китайцы были истомлены морозом, непривычным для жителей юга, и голодны, так как были отрезаны от своих обозов. И несмотря на это, хунны не отважились на атаку. Однако тут дело не в трудности или в чрезмерной осторожности. Рукопашная схватка была хуннам не нужна. Неустанно тревожа блокированного противника, они стремились добиться полного утомления врага, такого утомления, при котором оружие само выпадает из рук, и воин думает не о сопротивлении, а лишь о том, чтобы опустить голову и заснуть.

Будучи нестойкими в бою, хунны восполняли этот недостаток искусным маневрированием. Притворным отступлением они умели заманивать в засаду и окружали самонадеянного противника. Но если враг решительно переходил в наступление, хуннские всадники рассыпались, «подобно стае птиц», для того, чтобы снова собраться и снова вступить в бой. Отогнать их было легко, разбить — трудно, уничтожить — невозможно…"

"Соседи гуннов — аланы — имели, как юэчжи и парфяне, сарматскую тактику боя. Это были всадники в чешуйчатой или кольчужной броне, с длинными копьями на цепочках, прикрепленных к конской шее, так что в удар вкладывалась вся сила движения коня. По данному вождем сигналу отряд таких всадников бросался в атаку и легко сокрушал пехоту, вооруженную слабыми античными луками.

Преимущество нового военного строя обеспечили сарматам победу над скифами, но хунны Модэ и Лаошаня и гунны вождя Баламира в свою очередь одержали дважды полную победу над ними. Сарматской тактике удара гунны противопоставили тактику совершенного изнурения противника. Они не принимали рукопашной схватки, но и не покидали поля боя, осыпая противника стрелами или ловя его издали арканами. При этом они не прекращали войны ни на минуту, «разнося смерть на широкое пространство». Тяжеловооруженный всадник, естественно, уставал быстрее легковооруженного и, не имея возможности достать его копьем, попадал в петлю аркана" (46).

К сожалению, Л.Н. Гумилев слишком поверхностной однобоко подходит к военным вопросам. Гуннов он делает исключительно легковооруженными всадниками, а аланов — тяжеловооруженными. Дело в том (это уже доказано археологами), что и те и другие имели отряды как легковооруженных, которых было большинство, так и тяжеловооруженных. Разница могла быть лишь в процентном соотношении. И гунны, и аланы прекрасно умели обращаться с арканом, так что объяснять победу гуннов его применением не стоит. Воины этих народов были исключительными лучниками (возможно, гуннский лук все же превосходил аланский мощностью и дальнобойностью).

Тактика любого кочевого народа заключалась в умелом использовании легкой конницы, осыпающей врага стрелами, и тяжелой — которая добивала уже деморализованного и расстроенного противника в рукопашной схватке. Ожидая подходящего момента, тяжеловооруженные воины обычно оставались в резерве.

Причины поражения аланов надо искать не в тактических промахах, а в социальных проблемах. Насколько аланекие племена были готовы дать отпор пришельцам? Имели ли они достойных полководцев? Достаточно ли были объединены для успешной войны?

16. АРАБЫ

В VII веке сильным противником Византийской империи на Ближнем Востоке стал Арабский халифат. До объединения арабов там жили разрозненные кочевые и полукочевые племена. Основным их занятием было скотоводство, но существовала и прослойка земледельцев, так называемых феллахов. Шейхи и сеиды арабов, ведшие междоусобные войны, имели свои конные дружины, которые и послужили базой для создания великолепной арабской конницы.

По преданиям в 630 г. эти племена объединил пророк Магомет (или Мухаммед). Он же основал новую религию — ислам.

Византийцы быстро осознали грозившую им опасность и двинули против нового серьезного противника армию. В битве при Адшнадейне в 634 году она была разгромлена. Затем настал черед Персии. Персидские войска были разбиты при Кадезии (636 г.) и Джабуле (637 г.), а территория Персии захвачена. Далее арабы двинулись в Северную Африку; разбив местные берберские племена, захватили ее и, переправившись через Гибралтарский против, высадились в Испании. Местное Вестготское королевство было разгромлено, и противостоять арабам смогли только франки. В битве при Пуатье (732 г.) во Франции захватчики были разбиты. Эта неудача остановила арабов и дальше в Европу они не пошли, ограничившись захваченной Испанией.

В VIII в. их экспансия распространилась на восток, до границ Китая. Арабы семь раз осаждали Константинополь: в 543, 667, 672, 717, 739, 780 и 789 (по 74). Византийцы не решались встретиться с ними в открытом сражении и всякий раз запирались в городе, что говорит о превосходстве арабской армии в полевом бою.

О боевой тактике арабов известно немного. В «Истории военного искусства» Е. А. Разина уделяется определенное внимание этому вопросу, но маловероятно, что автор прав в том, что арабы имели тяжеловооруженную пехоту, способную сражаться в строю:

«Арабы имели тяжелую и легкую пехоту. На вооружении тяжелой пехоты были копья, мечи и щиты; она сражалась в глубоких строях».

«…в это время строилась тяжелая пехота. Пехотинцы, став на одно колено, прикрывались щитами от неприятельских стрел и дротиков, свои длинные копья они втыкали в землю и наклоняли их в сторону приближавшегося неприятеля. Лучники располагались за тяжелой пехотой, через голову которой осыпали стрелами атакующего неприятеля». (103, т. 2).

Для создания такого рода войск арабы не имели соответствующих социальных и экономических предпосылок.

В Средние Века базой для формирования пехоты чаще всего являлись города. Из городского ополчения и создавалось постепенно (иногда не за один десяток лет) высококвалифицированное пехотное войско. Из крестьян, которые все время проводят на полевых и промысловых работах, тяжелую пехоту, способную сражаться в строю, создать трудно. (Например, у франков этот процесс длился два столетия, а арабы реальной военной силой стали сразу после объединения.)

И сам Е.А. Разин пишет, что в период правления Аббасидов при Абдурахмане III (896-961 гг.) халифскую гвардию составляли 15000 славян (наемников и военнопленных): «Этой гвардии халифат был обязан своими победами». (103, т. 2).

Возникает логичный вопрос: зачем было арабам набирать пехоту из славян и делать ее своей гвардией, если бы они обладали собственной — из феллахов?

26
{"b":"27454","o":1}