ЛитМир - Электронная Библиотека

      Затем последовал рост целлюлозно-бумажной промышленности и химии. Продукты надо было во что-то фасовать. Самой удобной оказалась шведская упаковка «Тетрапак».

      Первые установки по непрерывной упаковке молока в поллитровые тетраэдры СССР закупил в Швеции для государственных молокозаводов в 1957-м году. (АИ, в реальной истории – в 1959-м). В 1958-м была проведена финансовая спецоперация на шведской бирже, в результате чего единственным крупным держателем акций «Тетрапак», кроме её основателя Рубена Раусинга, оказался один малоизвестный холдинг, принадлежавший швейцарскому инвестиционному фонду «Christian Business Initiative».

      Вскоре испытывавший финансовые затруднения Раусинг встретился с представителями нового инвестора. Ему предложили финансовую и техническую помощь в доводке технологий пастеризации молока и разработке оборудования для производства прямоугольной упаковки «TetraBrick». Раусинг согласился, подписал контракт, и только потом узнал, что КБ, с которым предстоит сотрудничать, находится в Советском Союзе. С деньгами у шведа на тот момент было негусто, а Советы хотя и не делали больших инвестиций, но очень помогли технически.

      Советские инженеры активно взялись за доработку весьма сложных технологий стерилизации, а также довели до ума установку по изготовлению прямоугольной упаковки для молока и соков. С весны 1959 года во всех магазинах страны начали появляться соки и молочные продукты в новой упаковке.

      Одной из отраслей, наиболее выигравшей от появления малых предприятий, стало производство бытовой электроники. Кооперативам была доступна обычно лишь сборка из готовых комплектов, в простых деревянных и фанерных корпусах, хотя и это уже было хорошо. Малые госпредприятия имели возможность самостоятельно выпускать монтажные платы, закупать термопластавтоматы и изготавливать корпуса из полистирола или формовкой из реактопластов.

      К каждому телевизору, радиоприёмнику и магнитофону в СССР прилагалась схема. При наличии деталей воспроизвести, к примеру, радиоприёмник, труда не составляло. Электронная промышленность быстрыми темпами наращивала выпуск комплектующих, и на прилавках вскоре появилось множество транзисторных радиоприёмников.

      Более того, удалось решить больной вопрос с батарейками. Батареек в СССР всегда не хватало, особенно плоских, 3336, они же 3R12. Само по себе изделие было несложное, но никогда не считалось приоритетным, хотя широко применялось и в радиоприёмниках, и в игрушках. При том, что круглые цилиндрические элементы 373 дефицитом никогда не были.

      Несколько малых госпредприятий наладили очень простой процесс восстановления отработавших свой срок батареек (см. видео. https://www.youtube.com/watch?v=vEZ2H3FZlMc). Видеоинструкцию, обнаруженную в присланном смартфоне, перевели в текстовый вид и опубликовали в журналах «Юный техник», «Техника – молодёжи», и в газете «Пионерская правда». Заниматься долгим и достаточно грязным процессом в домашних условиях нравилось не всем – надо было вскрывать батарейку, промывать сухой электролит, просушивать его, а затем фактически собирать батарейку в новом корпусе. Но в условиях мелкого производства, в дополнение к появившимся никель-кадмиевым и никель-металлгидридным аккумуляторам, этот способ был вполне приемлем.

      При леспромхозах организовывались дополнительные цеха по переработке лесопромышленных отходов в древесно-волокнистую и древесно-стружечную плиту, а также в топливные гранулы. В колхозах и совхозах начали появляться комплексы по переработке отходов в биотопливо.

      Решение о развитии малоэтажного, индивидуального и дачного строительства было подано как забота партии и правительства о повышении качества жизни и отдыха трудящихся, а также как один из возможных способов улучшения жилищных условий. Пусть не для больших городов, но для множества малых, там, где открывались те самые малые госпредприятия. Была налажена повсеместная продажа стройматериалов без каких-либо искусственных ограничений, а также малые предприятия и кооперативы осваивали производство готовых домокомплектов в самых разных вариантах – от обычных бревенчатых срубов, до вошедших в моду купольных домов.

      Для дачной и прочей малоэтажной застройки требовалось выделить землю. Посоветовавшись, Хрущёв с Косыгиным решили, что наиболее правильным решением будет выделять участки достаточно далеко от современной городской черты, чтобы в процесс разрастания городов не приходилось в будущем сносить индивидуальную застройку.

      – Генеральные планы застройки городов у нас имеются, – сказал при обсуждении Алексей Николаевич. – Вот к ним и привязаться. Да ещё запас по площади предусмотреть, чтобы дачи в будущем сносить не пришлось.

      – Вот, кстати, о площади, – добавил Хрущёв. – По сколько земли выделять будем? Я тут посмотрел на американскую застройку – они выделяют по 6 соток на семью. Это же ни о чём! Ни тебе баньку поставить, ни сарай. Дома у них большие, а дворика почти что нет. Ну и нафиг такой дом нужен? Нет уж, всё равно участки под застройку на сельскохозяйственных неудобьях выделяем. Так пусть у людей хоть места будет достаточно.

      – И планировать застройку надо сразу не по сельским, а по городским нормам, – предложил Косыгин. – С улицами шириной не 7 метров, а 11 и более. Чтобы при подходе городской застройки к этим посёлкам, их можно было органично включить в городской пейзаж. И с транспортом проблем не будет.

      Так и решили. Участки под застройку выделяли не менее 12 соток, а также выдали распоряжение местным властям вести планировку улиц по городским нормативам.

      Появились и варианты для «скоростной застройки». Можно было купить готовый мобильный дом, собираемый на каркасе из металлоконструкций (примерно такой http://en-home-spb.ru/), как без мебели, так и с полной обстановкой. Бригада заранее готовила участок, строила слив и канализацию, дом привозили на трейлере, сгружали краном на подготовленный фундамент – для него специально наладили изготовление нескольких типов винтовых свай. Дом подключали к канализации и электросети, оборудовали подвал с заранее пробуренной водопроводной скважиной. Установка и подключение дома занимала один рабочий день. Стоимость без мебели и бытовой техники была примерно как у автомобиля «Москвич» – за счёт серийности сборки.

      Развитие контейнерных перевозок привело к распространению множества вариантов домов в контейнерном форм-факторе, как совсем маленьких одиночных, так и составных из нескольких отдельных контейнеров. Конструкции были самые разные. Сам по себе контейнер выглядел очень непрезентабельно, а тонкие стенки требовали утепления. Поэтому чаще брали каркасы в форм-факторе контейнера, составляли их в нужном порядке, после чего заделывали стены досками и утеплителем вроде базальтовой ваты и накрывали крышей.

      Изготовлением этих домов тоже занимались малые госпредприятия и кооперативы.

      Все эти новые производства вбирали в себя высвобождающееся из сельскохозяйственного производства население и использовали появившиеся новейшие технологии. Основную часть спроса населения удовлетворяли большие предприятия, а малые и кооперативы использовали те «товарные ниши», которые неизбежно оставались незаполненными продукцией этих больших заводов.

      Аналогично развивалось производство одежды и обуви. Из Индии в качестве платы за технику и обучение специалистов поступали не только чай и фрукты, но и много дешёвых тканей, и кожи, а также кожаных изделий. Ткани были очень красивые, а шить у нас в народе умели многие. Тем более, в продаже начали появляться электрические швейные машинки, и отдельные электрические приводы для установки на машинки старых типов. (У меня моторчик был одно время прикручен к «Зингеру» конца позапрошлого века. Зверь, а не машина. Стельки из войлока на нём шили.)

      Начавшийся в 1957 году подъём химической промышленности уже начал приносить первые плоды. За рубежом, в ГДР, в других соцстранах, а также в США и во Франции, при необходимости – через третьи страны, закупалось промышленное оборудование. Его исследовали, строили собственные аналоги. Один за другим поднимались химические заводы. Полиэтилен, оргстекло, целлулоид и фторопласт в стране уже выпускались достаточно широко. Теперь к ним добавились новые пластики и химические волокна. Основной акцент был сделан на полистирол, винипласт, полипропилен, полиэтилентерефталат (ПЭТФ). Из волокон химики сосредоточили усилия на скорейшей разработке технологий производства капрона, нейлона, лавсана, арамидного волокна и различных реактопластов, армированных этими волокнами.

45
{"b":"274548","o":1}