ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что именно он собирается увидеть, Игорь спрашивать не стал, пожал плечами и, припомнив множество читанных в прошлом фантастических романов («кто их разберет, а вдруг все эти писаки и на самом деле что-то знали?!»), решительно протянул товарищу руку.

– Ну пошли. Держись, напарник, без меня ты, как мне кажется, фиг туда войдешь...

Надо ли говорить, что смелый эксперимент полностью провалился, едва начавшись? Держа друга за руки и втайне надеясь, что в этот момент их не увидит никто посторонний, Игорь уже привычно шагнул сквозь по-прежнему четко ощущаемый им вход... и вышел наружу в полном одиночестве, но с неестественно сжатой ладонью, словно обхватывающей кисть товарища. Вышел, испуганно оглянулся вокруг и рванул назад, надеясь, что с Данькой не произошло ничего дурного. Не хватало еще, чтобы он остался где-то там, в непонятном, лишенном цвета и формы «промежуточном» мире.

Ничего дурного с товарищем не произошло. Уже переступая разделяющую комнату и равнину призрачную границу, Игорь увидел застывшего с протянутой рукой Данилу – целого и невредимого. На нахмуренном лице друга читалось явственно ощутимое ожидание.

Вполне догадываясь о причине этого чувства, Игорь вложил свою ладонь в руку товарища и ради чистоты эксперимента, развернувшись спиной, вышел в обычный мир, попутно удивившись тому, сколь быстро и легко он научился оперировать такими понятиями, как «обычный» и соответственно «необычный» мир.

– Ну? – нетерпеливо приветствовал его возвращение Данька. – Идем или нет? Чего тормозишь-то?

Игорь грустно усмехнулся, к удивлению товарища опускаясь обратно на диван.

– Извини, я уже...

– Что «уже»? – Данила насупился, еще не обиженно, но уже понимая. – В каком смысле «уже»?

– В прямом. – Игорь задумчиво созерцал надетый на руку браслет, являющийся, похоже, единственной первопричиной, первоисточником и главной составляющей частью всего происходящего. – Я уже там был, Даня. Только я один. Тебя не было. Ты что-то почувствовал?

– Не-э-а... – донельзя разочарованным голосом протянул тот. И неожиданно резюмировал: – Ж-жопа!

– Она, родимая... – согласился и Игорь, продолжая буравить взглядом свое нежданное украшение. – Теперь понимаешь? Туда только меня пропускает, и наверняка из-за этой хреновины.

Друзья снова уселись на диван, с удвоенным интересом занявшись изучением браслета. О «думающих металлах» и случайно утерянных разработках военно-промышленного комплекса Данила больше не вспоминал. За неактуальностью...

Ночевать сисадмин остался у Игоря – этот вопрос даже не обсуждался. Во-первых, ехать на ночь глядя через весь город было глупо, во-вторых, Данила здраво рассудил, что Игорю не стоит оставаться в эту ночь одному, в-третьих, пиво еще перевелось, да и до ближайшего круглосуточного супермаркета было рукой подать.

Пока Игорь на правах рачительного хозяина варил купленные накануне пельмени и нарезал салатик, при взгляде на подбор и размер ингредиентов которого у супруги волосы бы стали дыбом, Данила копался в системных файлах Игоревского компа. наводя среди них, как он сам выразился, «хоть какое-то, блин, подобие порядка».

Помимо уже упомянутого выше файла с незнакомым сисадмину расширением и непонятно на каком языке, к концу получасового «копания» он обнаружил еще парочку аналогичных.

Оба файла представляли собой какой-то жуткий буквенно-цифровой набор, причем чередующихся букв было лишь четыре: А, Т, G и С. Из интереса и по причине своей врожденнопрофессиональной щепетильности Даня заглянул в раздел «свойства»... и немедленно вышел оттуда с твердой уверенностью, что комп товарища «глючит» гораздо сильнее, нежели можно было бы подумать вначале. Если верить выведенным на экран статистическим данным, файл состоял из нескольких десятков миллиардов буквенно-числовых элементов, что, учитывая слишком малый, всего лишь десятикилобайтный, размер, разумеется, было совершенно нереально!

Промучившись несколько минут и не поленившись «сбегать» за справкой и советом на просторы родного Интернета (обычно знающий всё и вся инет на сей раз постыдно спасовал), Данила махнул на файлы рукой и даже не стал их «убивать». Десять лет общения с компьютерами приучили его не удалять без оглядки ничего непонятного, за исключением, конечно, регулярно приходящих по электронной почте писем от анонимных абонентов с совершенно идиотской просьбой read me и приаттаченным вирусом в нагрузку.

Игорь по поводу обнаруженных «странностей» тоже, как и ожидалось, ничего сказать не смог. Хотя и заметил мимоходом, что они вроде бы смахивают на расшифровку структуры человеческой ДНК – буде кто сумел наконец окончательно оную расшифровать и упорядочить все двадцать миллиардов составляющих ее элементов. Кто-то, но явно, что не он...

5

Ирак. Провинция Васит, неподалеку от города Алъ-Кут, пункта постоянной дислокации украинского миротворческого контингента.

Апрель 2005 года

Как это ни странно, но, несмотря на свое «контуженное» состояние, Андрей довольно быстро догнал подозрительную троицу.

Поднявшись на плоскую спину очередного бархана и распластавшись на песке, он осторожно выглянул на ту сторону, тут же испуганно отпрянув назад. Вероятный противник был совсем рядом (а здесь, в чужой послевоенной, точнее, откровенно «оккупированной» стране, любой местный старше двенадцати лет подпадал под это определение).

Причем преследуемые им иракцы вовсе не старались остаться незамеченными или поскорее скрыться: похоже, они об этом даже не думали, самозабвенно копаясь среди каких-то наполовину скрытых песком каменных развалин. О которых, к слову, Андрей даже не знал – что странно. Топографические ориентировки и привязки к местности америкосы им давали, чего греха таить, просто отличные– о количестве висящих над головой разведывательных спутников он мог только догадываться.

Но как бы то ни было, а занесенные песком руины имели место быть. Как и трое арабов, вооруженных привычными «сорок седьмыми» «калашами». Впрочем, сейчас столь обожаемое ими оружие было легкомысленно составлено пирамидкой в стороне, а смуглокожая троица лихо орудовала малыми пехотными лопатками, откапывая из-под слоя песка нечто, пока еще Андрею невидимое.

Очень хорошо. Даже просто замечательно!

Привычно перебросив сектор предохранителя на автоматический огонь, бывший миротворец, а ныне – бескомпромиссный мститель старший сержант Андрюха Кольчугин, более известный среди погибших друзей как Кольчуга, решительно поднялся во весь рост и рявкнул отчего-то на жутком суржике из русских и немецких слов (просмотренные в детстве кинофильмы «про войну», надо полагать, не прошли бесследно, подсознательно определяя любого противника как фрица):

– А ну, быстро хенде хох, мать вашу!

Последнее не относилось ни к «великому и могучему», ни к упомянутым кинофильмам: подобное «наш человек» – и, кстати, неважно, на каком языке он при этом разговаривает! – добавляет в критической ситуации в любом случае. Гены, наверное.

Конечно, будь на его месте тот же американский морпех, британский пехотинец или даже польский жолнеж, он бы вначале занял позицию повыгоднее, взял всех на мушку и, сделав обязательный предупредительный выстрел, вежливо и политкорректно изложил требование «сдаться, бросить оружие и не оказывать сопротивления патрулю коалиционных сил». Однако Андрей никем из вышеупомянутых не был. Даже больше: он был славянином в самом лучшем смысле этого слова. И поступил так, как поступали до него тысячи идущих в самоубийственную атаку предков.

Иракцы это, похоже, прекрасно поняли, дисциплинированно бросили работу и задрали руки вверх, демонстрируя не то знание русского и немецкого языков, не то понимание психологии русского солдата: «Рыпнешься, сука, завалю, и никакой, нах... коалиционный трибунал мне не страшен!»

А спустившийся с бархана Андрей, в свою очередь, подскочил к плененным арабам и, пинком завалив оружейную пирамиду, наставил на противника безотказный АК.

12
{"b":"27461","o":1}