ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец шаги смолкли, и раздался осторожный стук. Впрочем, дожидаться разрешения хозяина кабинета не стали, и в раскрывшейся двери показался Уже знакомый парень – тот самый, что тяжелее всех Перенес короткое знакомство с Игоревой резиновой дубинкой. С опаской посмотрев на направленный на него ствол и чисто автоматически дотронувшись до малинового отпечатка на собственном лбу, он осторожно заглянул в помещение.

– Верховный, там...

– Сюда, – с яростью в голосе прошипел тот в ответ, – подойди! Я ведь просил, чтобы никого не было...

– Там... – задыхаясь, повторил парень, бочком протискиваясь в кабинет и не сводя зачарованного взгляда с направленного на него оружия. – Только что сообщили, что на орбите...

– Стой, идиот! – рявкнул Верховный. – Экран!

Однако было уже поздно – наткнувшийся на невидимую преграду парень резко остановился и, нелепо взмахнув руками, опрокинулся на спину.

– Кретин! – сквозь зубы процедил Верховный, наблюдая за размазывающим по лицу кровь из разбитого носа подчиненным, поднимающимся с ковра. – Идиот... впрочем, зато продемонстрировал моим гостям возможности защитного экрана. Что ты хотел?

– Там, – по-прежнему задыхаясь, в который раз повторил он, – наблюдатели... на орбите... сообщили... корабль... выходят на связь...

Сидящий в кресле человек зловеще прищурился и с еще большей, нежели только что, яростью в голосе зашипел, четко разделяя произносимые слова:

– И из-за этого ты посмел нарушить приказ и ворваться сюда?! Чтобы сообщить мне потрясающую новость об очередном проходящем мимо этой паршивой планетки судне?! Или – что?

– Э... это не просто судно, Верховный. Это «Акула», и они собираются высадиться на планету!

– Сколько раз можно повторять: не смей называть меня Верховн... ЧТО-О?! ЧТО ТЫ СКАЗАЛ?! – Былая сдержанность покинула хозяина кабинета и он вскочил на ноги, словно подброшенный в воздух неведомой силой.

Не ожидавший подобной реакции Игорь едва удержался, чтобы не нажать на спуск. Сдвинься его лежащий на спусковом крючке палец еще на пару миллиметров – и негромкое шлепанье электромагнитной винтовки стало бы последним, что услышал в этой жизни незащищенный экраном парень.

– Это ОНИ, Верховный! – не обратив никакого внимания на начало фразы, затараторил посыльный. – Все совпадает, даже частотный паспорт их бортового маяка. Они пришли раньше!

– Заткнись! Этого не может быть! ОНИ не могли прийти так рано, у нас еще почти двадцать лет! Это ошибка, – человек обреченно рухнул обратно в жалобно скрипнувшее кожей кресло, – ошибка...

– Н-нет, не ошибка. Вот, – парень протянул ему измятый и заляпанный собственной кровью пластиковый прямоугольничек, – это снимок с орбиты. Внизу – распечатка всех их параметров. Это они...

Человек резко выбросил вперед руку... и столь же резко отдернул ее, натолкнувшись на собственный защитный экран – двухсторонний, как оказалось. И чисто автоматически ткнул пальцем в знакомый пульт на подлокотнике кресла, отключая его, – желание самолично убедиться в истинности отчего-то крайне неприятной для него новости оказалось сильнее чувства самосохранения.

У Андрея оставались считаные мгновения до того, как лысый осознает свою ошибку и включит обратно экран... или не только экран, но и смертоносные коконы. Судя по всему, рассуждать над тем, стоит ли это делать, их противник сейчас не станет. И поэтому сержант, не задумываясь, сделал то единственное, что мог и должен был сделать...

Раздавшееся слева звонкое «шлеп-шлеп-шлеп» заставило Игоря вздрогнуть и испуганно скосить глаза на товарища. Однако он все же успел заметить, куда попали выпущенные им пули: напичканный электроникой подлокотник внезапно разлетелся клочьями кожи, металла и пластика. И такими же по размерам, но совсем иными по содержанию клочьями разлетелась и вражеская кисть.

Испуганно взвизгнула Ирина, с чувством выругался не ожидавший ничего подобного Даниил, выронил пластиковый снимок парень, опустил оружие и отвернулся, решив, что все кончено, Игорь. И только бывший десантник не моргая смотрел на своего поверженного врага, из последних сил тянущегося к упавшему на пол прямоугольнику. Не зная, зачем он это делает, Андрей сделал шаг вперед и подобрал фотографию, протянув ее тому, кто только что собирался их всех убить.

Человек взял снимок в руку и несколько секунд молча изучал его содержание. Затем он так же молча отбросил его в сторону и поднял на Андрея побелевшие от сдерживаемой боли глаза.

– Что ж... может быть... вы... и выиграли... а может... все станет... еще хуже... но... все равно... вам не вернуться... назад... прощайте... – Здоровая рука резко опустилась к незамеченному Андреем второму пульту на левом подлокотнике, однако сделать что-либо он все равно не успел. Творение местных военных инженеров в последний раз отрывисто шлепнуло и ограненная вольфрамовая стрела, едва успев набрать положенную скорость, вошла ему точно в середину груди.

Тело добровольно отказавшегося от собственной духовности человека коротко вздрогнуло и с каким-то отвратительным хрустом обмякло в залитом кровью кресле, отпуская душу, в существование которой человек никогда не верил, на Суд к Тому, в существование Кого он верил еще меньше...

22

Омск, Россия. Объединенный штаб 33-й ракетной армии РВСН, отдел программного обеспечения стартовых мероприятий. Апрель 2005 года, двумя днями ранее от описываемых событий

О том, какой род войск современной армии наиболее важен для сохранения спокойствия Отчизны, можно спорить бесконечно. Летчики и зенитчики ПВО расскажут о сбитых самолетах-нарушителях и системах противоракетной защиты. Пограничники напомнят о закрытых на надежный, хоть так никем и не виданный замок сухопутных границах. Моряки береговой охраны слово в слово повторят их слова применительно к своей родной стихии, и только ракетчики РВСН многозначительно промолчат. Потому что только им, ракетчикам РВСН, доподлинно известно, кто на самом деле охраняет покой страны и, как ни дико это звучит, мир во всем мире.

И это, увы, не только красивая аллегория. Если, не дай бог, поступит приказ, отъедет в сторону 350-тонная крышка шахты, и прозвучат страшные слова «внимание... есть шифр... ключ... ПУСК!», охранять больше уже будет нечего. Победителя в такой войне не может быть по определению.

Впрочем, именно ракетчиком заместитель начальника отдела ПО подполковник Александр Дворцов не был. Его профессия, полученная в военной академии РВСН, официально именовалась «инженер-специалист электронных аналоговых устройств» или, если говорить более привычным языком, «программист». Правда, с приставкой «военный».

А сам отдел занимался в основном разработкой и поддержкой программного обеспечения для всего многочисленного «стартового» хозяйства: шахтных и мобильных ракетных комплексов, установок стендовой диагностики транспортно-пусковых контейнеров, систем электронной защиты и прочее, и прочее, и прочее... но уже совершенно секретное.

Служба Александру нравилась – как и ощущение причастности к столь важной военной отрасли, – только немного напрягал режим строжайшей секретности и «невыездной», без сроков давности, статус. Зато были и кое-какие льготы, и неплохая зарплата, и быстрый карьерный рост – подполковника он получил почти на пять лет раньше многих своих сверстников-офицеров, а теперь и до полковника было уже, что называется, рукой подать.

И еще ему очень нравились местные компьютеры. Позволить себе домашнюю машину с таким процессором и совершенно уникальной материнской платой он не смог бы даже с учетом упомянутой выше «неплохой зарплаты». Был в отделе, вопреки бытующему мнению о полной закрытости и автономности подобных подразделений, и выход во всемирную сеть. Правда, пропущенный сквозь мощные программные «фильтры», теоретически способные (и должные) воспрепятствовать любой попытке незаконного вторжения в святая святых.

48
{"b":"27461","o":1}