ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но дверь хочешь не хочешь, а открывать надо: никак Данила с компом разбираться пришел. С трудом поднявшись на ноги, Игорь побрел к входной двери, по дороге проверяя целостность собственного, выдержавшего электрический удар тела. Тело оказалось целым, разве что кожа под браслетом, будь он в очередной раз неладен, приобрела ярко-малиновый ожоговый оттенок.

– Ты чего – спишь, что ли? – подозрительно осведомился Данила, заходя в квартиру и принюхиваясь. – Вроде трезвый. А то я пиво принес...

– Ага, сплю. – Игорь посторонился, пропуская товарища и закрывая за ним дверь. – Чуть вечным сном, блин, не уснул. Проходи в комнату, я сейчас тебе такое расскажу – не поверишь. А пиво и у меня есть, как для тебя – так всегда!

– Это хорошо... – со свойственной людям его широты основательностью (родом Данила был из Мурманска) ответил тот. – Пива много не бывает, а без него к компу подходить не рекомендуется. Ты же сам знаешь. – Любовь товарища к пенному напитку давно стала темой незлых дружеских шуток – и вообще притчей во языцех. – Комп – он тоже человек, к нему подход нужен. Вот я тебе прогу «Собутыльник» давал?

Игорь поморщился: упомянутая «прога», которую он, поддавшись уговорам друга, однажды установил-таки на свою машину, во-первых, оказалась «с нагрузкой» в виде неопасного, но все-таки не сильно приятного вируса, а во-вторых, стоила ему серьезного разговора с супругой, решившей было, что ее благоверный пал столь низко, что в ее отсутствие уже пьет в обществе компьютера. В конце концов мир в семье был восстановлен, злополучная программа деинсталлирована, а Данила реабилитирован в глазах жены за неоценимую помощь в переезде на новую квартиру и случившемся после него ремонте...

– Давал. – Игорь постарался поскорее уйти от темы. – Пошли в комнату. Тебе из холодильника?

– Ага, тащи! А то мое совсем нагрелось, пока к тебе дошел. – Данила потряс позвякивающим целлофановым пакетом. – Счас мы его остужать забросим. – Он по-хозяйски отодвинул Игоря плечом и двинулся на кухню. Чмокнув уплотнителем, раскрылась дверь холодильника, и спустя секунду раздался радостно-оптимистичный вопль: – Ух ты, у тебя и рыбка копченая есть?! В общем доступе, надеюсь? Повезло!

Игорь улыбнулся: нет, все-таки друзья – это, как говорят в Одессе, «чего-то особенного»! И пошел в комнату: не маленький, сам разберется. Тем более что рыба в любом ее физическом и кулинарном состоянии значила для Даньки гораздо больше, нежели для него.

Спустя пару минут друзья уже сидели на диване, и Игорь рассказывал наслаждающемуся пивом с рыбой Даниле печальную историю своих вчерашних и сегодняшних приключений. В принципе сам факт находки браслета, его необъяснимой самоактивизаици и случайного удара электротоком привыкшего мыслить основанными на строгой «машинной» логике категориями сисадмина особенно не впечатлил. Или он Игорю попросту до конца не поверил. Хотя браслет осмотрел с интересом, собственноручно убедился в его абсолютной неснимаемости (пятно от растительного масла расположилось на ковре весьма удачно – шанс на то, что возвратившаяся супруга ничего не заметит, был весьма велик) и даже предложил (в шутку, конечно) разрезать загадочную штуковину пилой-«болгаркой».

Убедившись, что последнее предложение не вызвало у друга особого оптимизма, Данила довольно фыркнул и, решительно отставив бутылку, подсел к отказывающемуся «фунциклировать» компьютеру. Игорь тоже пересел поближе и слегка обиженно осведомился:

– Так ты чего, не веришь, что ли?

Данила, не отрываясь от темного пока что монитора, пожал плечами.

– Да нет, почему – верю. Просто слишком оно как-то все, – он замялся, подыскивая подходящее определение, – неправильно и странно. Ты ж знаешь, в пришельцев всяких я не верю, а всему остальному всегда можно найти научное объяснение. Вот ты про сплавы с молекулярной памятью слышал? Ну когда сплав создают в строго определенных условиях, задающих ему строго определенные свойства? Ну, например, если из такого сплава сделать корпус подлодки, то его невозможно будет раздавить давлением воды: при первых признаках деформации на большой глубине металл «вспомнит» о своих свойствах и вернется в прежнее состояние... примерно так... кажется.

– Это фантастика? – неуверенно предположил Игорь, припоминая, что о «металлах с памятью» он и вправду когда-то читал. В «Технике – молодежи» году эдак в девяностом. – Просто научные разработки будущего?

– А если нет? – невозмутимо парировал товарищ, снимая с системного блока боковую стенку и с интересом разломавшего механическую игрушку ребенка рассматривая его содержимое. – Ну и пыли у тебя тут... Н-да, надо мне почаще в твою машину заглядывать, а то полный бардак. Так вот я и говорю: а если нет? Может, этот браслет как раз по такой технологии и создан. Лежал себе спокойненько в земле, а как ты его на руку надел, температура, предположим, повысилась – вот он и затянулся.

– В камне... – машинально поправил друга Игорь, признавая, что определенный здравый смысл в его предположениях есть. Но именно «определенный». – Ну а кто ж его создал-то? И что это за сплав такой волшебный, что на нем победитовое сверло даже царапин не оставляет?

– Мало ли кто... Военные, например, – авторитетно предположил Данила, со вздохом отрываясь от изучения неповрежденных на первый взгляд внутренностей «системника» и решительно нажимая кнопку запуска, – какая-нибудь секретная разработка!

– А как же он внутрь камня-то попал? – саркастически хмыкнул доктор. – Боюсь, в те годы, когда здесь плескалось доисторическое море, военные еще отсутствовали как класс!

Однако Даньку непросто было сбить с толку. Точнее, практически невозможно – давали о себе знать заполярные корни.

– При чем тут море?! Вон, чуть дальше над мысом у погранцов застава, ты сам рассказывал, помнишь? Может, эта хреновина – часть какой-нибудь там радиолокационной станции? Уронили в щель, когда радар свой монтировали, да и забыли... – Системный администратор удовлетворенно хмыкнул, адресуя сей звук привычно засветившемуся экрану. – О, все нормально. Рулез.

Игорь удивленно вперился взглядом в знакомый интерфейс Windows – большим спецом в компьютерах он не был, но и откровенным ламером себя тоже не считал. В том смысле, что вполне мог гарантировать, что ещё утром комп вел себя совсем по-иному, напрочь отказываясь загружаться любым из известных Игорю способов.

– Ну и что с ним было? – мгновенно позабыв про браслет, спросил он, протягивая другу пивную бутылку.

– Да кто ж его знает, – задумчиво пробормотал Данила, раскрывая на экране сразу с полдесятка разных окон и «менюшек». – Сейчас я еще покопаюсь, конечно, заодно реестр тебе почищу, но насчет этого... Я всегда говорил, что техника в руках дикаря...

– В смысле? – подозрительно прищурившись, переспросил Игорь, шутливо подбрасывая в руке бутылку. – Дикарь, я так понимаю, это обо мне?

– Я образно. Слишком уж ты за свою машину боишься. А бояться ни ее, ни за нее не надо. Комп, он, как собака, любой страх чувствует. – Последнее было сказано столь глубокомысленно и серьезно, что Игорь, не сдержавшись, расхохотался: уж больно Данила в этот момент напомнил киношного прапорщика Казакова[8] с его бессмертными крылатыми фразами.

В следующий момент Игорь помрачнел: подтянув ногой свою сумку, Данила вытащил из нее несколько дисков с установочными программами. Печально, Кажется, чистка реестра имеет все шансы выйти далеко за безопасные границы. А учитывая, что среди самых близких друзей неугомонный сисадмин был известен еще и под кличкой Человек-формат-цэ, несчастному писишнику[9] грозила нешуточная опасность!

Вдобавок Данила, будто почувствовав колебания хозяина вверенной в его руки машины, задумчиво пробормотал, косясь в сторону Игоря:

– Форматнуть бы его, конечно, не мешало... Старье тут всякое, чисти не чисти... Как ты насчет радикальных мер, дружище?

вернуться

8

Персонаж комедийного телефильма «ДМБ».

вернуться

9

Жаргонное название персонального компьютера, происходит от английской аббревиатуры PC – personalcomputer,

9
{"b":"27461","o":1}