ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустя несколько минут превращенные в казармы здания погрузились в тишину… Со всей уверенностью можно было бы сказать, что столь крепкого сна, как в эту ночь, не помнил в прошлом никто из пришедших в Спящий Город людей…

* * *

Утром собравшиеся вместе офицеры решили вплотную приступить к обследованию города. Не сами, конечно, — были сформированы четыре исследовательские группы, в каждую из которых вошло несколько солдат Зельца и по два спецназовца. Две группы отправились вдоль городской стены в разных направлениях и, по идее, должны были рано или поздно встретиться (генерала интересовала протяженность стены — с ее помощью можно было оценить истинные размеры города). Две другие направились в глубину городских кварталов для "ознакомления с достопримечательностями этого захолустного мегаполиса", как определил поставленную задачу возглавивший одну из них лейтенант Окунев.

Отправив группы, офицеры уединились в облюбованном генералом Музыкальным особняке, и Зельц получил наконец ответы на интересующие его вопросы. Конечно, Юрий Сергеевич понимал, что Зельцу, с которым его разделяло более полувека, возможно, не стоило знать многого из того, о чем они говорили, но, с другой стороны, он не считал капитана достаточно значимой в историческом масштабе личностью, способной каким-либо образом повлиять на ход будущих (для Зельца разумеется) событий. Знал генерал и то, что, возникни такая необходимость, он сумеет предотвратить любое вмешательство капитана в ход истории. В то же время он надеялся, что подобная необходимость никогда не возникнет — Зельц нравился Музыкальному…

Когда генерал, рассказывающий Зельцу о том, как он узнал о существовании города, дошел до описания загадочного ларца, капитан неожиданно изменился в лице и, извинившись, выскочил из комнаты. Удивленные офицеры наблюдали из окна, как он бегом пересек площадь и, на мгновение скрывшись в своем танке, побежал назад, прижимая к груди какой-то завернутый в кусок брезента предмет. Еще через пару минут запыхавшийся, но довольный Зельц вошел в комнату и, положил на — стол — тот самый пресловутый "металлический ящичек, размерами и формой с крупный фолиант"…

— Ну что ж, попробуем… — подвел генерал итог короткой дискуссии на тему "открывать или не открывать" загадочный ящик. — В конце концов, ваши спецслужбы его открывали — и ничего страшного с ними, увы, не случилось. Попробуем и мы…

Он поддел острием ножа замысловатую скобку замочка и нажал, постепенно увеличивая прилагаемое усилие. ДЛИНЬ — аккуратная пластинка, поддавшись, отскочила вверх, ДЛИНЬ! — тоненько звякнула, открываясь, вторая. Генерал не спеша убрал нож и, взглянув на своих напряженно молчащих товарищей, застывших по обе стороны от него, положил ладони на украшенную вензелями и резьбой крышку. Этого момента он ждал всю жизнь, шел к нему, по крупицам собирая непонятную, иногда противоречивую вопреки здравому смыслу информацию. Тридцать лет… Слишком много, чтобы просто открыть таинственный ларец, который — как надеялся генерал — не станет знаменитым ящиком Пандоры… Задержав дыхание, Юрий Сергеевич обхватил пальцами края крышки и…

— Я бы не советовала этого делать. Вы все равно не знаете принципа действия Ключа… — неожиданно раздалось у них за спиной…

3

Голос был спокойным и уверенным. Офицеры обернулись, готовясь увидеть… Ну что, спрашивается, они могли там увидеть? Чудовище Франкенштейна, фильм о котором смотрел Зельц незадолго до перевода в Африканский корпус? Или революционного матроса Родиона Жукова из полюбившейся Юрию Сергеевичу с детства книги "Белеет парус одинокий"? Или страдающего астматической одышкой Дарта Вейдера, которого майор — задай ему кто-нибудь подобный вопрос — не задумываясь назвал бы своим излюбленным отрицательным персонажем?..

Стремительно обернувшись, офицеры увидели стоящую около высокого пристенного камина прекрасную незнакомку в ниспадающем до самого пола черном балахоне без рукавов. Правильные черты лица, огромные выразительные глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, густые роскошные волосы, соперничающие своей природной чернотой со скрывающим тело одеянием, — молодая женщина была завораживающе прекрасна… Невозможно было определить возраст незнакомки — ей можно было дать и двадцать, и тридцать пять лет — время, похоже, пасовало перед ее удивительной красотой…

— Не стоит касаться того, в чем вы не разбираетесь, господа, — повторила она негромким, но властным голосом. — Особенно в этом месте…

— Кто вы?! — одновременно спросили все трое. — Как вы сюда попали?!

Красавица чуть изогнула в улыбке идеальной формы губы:

— А не наоборот? Как вы сюда попали? Впрочем, ответ на вопрос сей не есть тайна для меня — как и ваши скромные персоны, товарищ генерал, господин майор и герр капитан. — Она поочередно кивнула каждому и с той же милой и немного грустной улыбкой добавила: — Не удивляйтесь, господа, не удивляйтесь здесь ничему. Вам еще слишком многое предстоит узнать… Впрочем, простите мое невежество — в вашем мире не принято быть не представленным. Хотя имя мое ничего не скажет вам, извольте — Обира Кеог, к вашим услугам. — Женщина церемонно склонила голову. — Бессменная Хранительница Спящего Города, последняя из тайного рыцарского Ордена Хранителей, более древнего, чем само Время… — Оглядев все еще не справившихся с оторопью людей, она закончила: — И последний заданный вами вопрос: попасть сюда было несложно…

Хранительница сделала незаметный под балахоном шаг назад и… исчезла. Спустя секунду она вновь показалась под сводом высокого камина, и офицеры поняли, что никакой загадки в этом нет, — бесшумно поворачивающаяся вокруг своей оси задняя стенка камина открывала темный зев потайного хода. Переступив невысокую каминную решетку, женщина-рыцарь подошла наконец к застывшим в прежних позах людям:

— Вы не против, господа, если я избавлюсь от этой ужасной хламиды? — Став на секунду обычной женщиной, она капризно скривила губки. — Это своего рода ритуальный плащ — раньше я его никогда не надевала, поэтому даже не могла предположить, насколько он неудобный! — Не дожидаясь ответа, она, грациозно поведя плечами, сбросила свою накидку прямо на пол, оставшись в плотно обтягивающем черном комбинезоне, выгодно подчеркивающем идеальные формы ее тела.

Скользнув коротким взглядом по лицам мужчин и оставшись, судя по всему, крайне довольной произведенным (и ожидаемым!) эффектом, прекрасная Хранительница опустилась в одно из мраморных кресел. Став неожиданно абсолютно серьезной, она произнесла прежним властным голосом привыкшей повелевать женщины:

— Итак, мои нежданные гости, я к вашим услугам. Полагаю, нам есть о чем поговорить…

* * *

— Но почему вы не появились раньше? — спросил Юрий Сергеевич. — Мы уже сутки в городе, и за это время довольно много всего… э… произошло?

— Именно поэтому… — грустно усмехнувшись, ответила его таинственная собеседница. — Вы столь эффектно заявили о своем прибытии, что я решила обождать. Мне было любопытно, чем все закончится — в конце концов, вы первые обычные люди в этом городе. Хотя я и не знаю, к чему это все приведет…

— Что вы имеете в виду? — Молчавший до этого майор едва заметно напрягся в широком мраморном кресле. Впрочем, особенно расслабленным он и не был — неожиданное появление столь красивой женщины оказалось непростым испытанием даже для матерого спецназовца. Зельц, к слову, был поражен ничуть не меньше: увиденное повергло его в самый настоящий шок — сравнение с привычными ему пуританскими женскими нарядами конца тридцатых было явно не в пользу последних!..

Хранительница не ответила, задумчиво глядя куда-то вдаль и легонько касаясь кончиками пальцев своего прикрытого свободно спадающей челкой лба. Помолчав еще какое-то время, она заговорила, в который уже раз изменив тональность своего голоса — теперь он был тихим и исполненным скрытой печали:

— Не знаю, с чего начать… Предназначение Спящего Города… Боюсь, что с вашим появлением произошли необратимые, увы, изменения — я ощущаю волнение, очень мощное волнение Времени… Люди из будущего не могут встретиться со своим прошлым, не могут сосуществовать в одном времени — это парадокс… Вы исключили из реальности целых шестьдесят лет, которые тем не менее никуда не исчезли… Напряжение нарастает, и Город тратит слишком много энергии, дабы снизить его, свести к минимуму возможные последствия… Его основная функция нарушена, и он уже не сумеет восполнить потери — слишком мало осталось времени… Враг уже близко, очень, очень близко… Проклятый Кэван…

22
{"b":"27462","o":1}