ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

7

Начинающийся в камине потайной ход оказался отнюдь не единственным в Спящем Городе — под его древними улицами раскинулся самый настоящий лабиринт, протяженности и запутанности которого могли бы позавидовать даже знаменитые одесские катакомбы. Впрочем, идти оказалось недалеко — минут через десять офицеры вошли — вслед за уверенно ориентирующейся в хитросплетениях подземных коридоров Хранительницей — в просторный зал, освещаемый мягким светом настенных люминесцентных панелей.

Более всего место, где они находились, напоминало аппаратную какой-нибудь секретной научно-исследовательской лаборатории… или готовые к съемкам декорации крупнобюджетного фантастического фильма. Обилие приборов, о назначении коих можно было только догадываться, завораживало и пугало. Приборы были везде — крепились к стенам, стояли на полу и даже спускались на массивных кронштейнах с потолка. Самым же удивительным было то, что все они работали. Юрию Сергеевичу даже пришло в голову, что, возможно, именно здесь, в этих самых непонятных аппаратах, живет само Время… Улыбнувшись про себя этой наивной мысли, он деловито, хотя и не без легкой иронии, осведомился:

— Значит, это и есть, образно говоря, суть Спящего Города? Его, так сказать, горячее сердце и холодная голова?

Хранительница восприняла вопрос абсолютно серьезно, не удержавшись, впрочем, от возможности слегка "подколоть" своего собеседника:

— Совершенно верно. Хотя слова Феликса Дзержинского здесь не совсем уместны. — Обира резко обернулась к генералу, встретившись с его совершенно обалдевшим взглядом. — Мои познания в вашей истории несколько глубже, чем вы предполагали, правда?

Музыкальный, не найдя, что ответить, кивнул и несколько смущенно отвел взгляд. Хранительница же как ни в чем не бывало продолжила:

— Мы находимся на одном из — не знаю, так ли это называется в вашем мире — пунктов управления и контроля за всем происходящим в собственной реальности Города и за ее пределами. Так, с чего же мы начнем? — обращаясь к самой себе, пробормотала Обира, задумчиво глядя на весело перемигивающиеся в полутьме разноцветные контрольные лампочки. — Наверное, вот с этого… — Она подошла к громоздкому сооружению в центре зала и, не дожидаясь вопросов, пояснила: — Это голографический пространственный симулятор — он позволяет наблюдать за тем, что ваши астрономы называют "ближним Космосом"… Короче говоря, сейчас поймете… — не стала ничего объяснять она. Обернувшись к майору, Хранительница добавила: — Вы, надеюсь, не забыли прихватить Ключ?

Московенко помотал головой и протянул ей так и не ставший для людей менее таинственным металлический ларец, Обира по-хозяйски решительно открыла крышку (генерал едва заметно вздрогнул) и достала из недр контейнера небольшую ртутно-серебристую пластинку размерами с плитку шоколада и примерно такой же толщины. Словно чувствуя затылком напряженный интерес генерала и его спутников, пояснила:

— Это, собственно, и есть Ключ. По сути своей — носитель информации на молекулярном уровне. А все остальное, — излишне пренебрежительно (учитывая печальную судьбу многих прежних владельцев ларца) кивнула она в сторону открытого ящичка, — не более чем скорлупа, вспомогательный механизм, призванный любой ценой защитить Ключ. А теперь смотрите — чувствую, это вам понравится…

Хранительница ввела пластинку-ключ в узкую щель на боковой поверхности симулятора и, продолжая комментировать свои действия, надела на голову тонкий металлический обруч с утолщениями на висках:

— Я предпочитаю управлять компьютерной сетью Города с помощью биоимпульсов своего мозга — так значительно быстрее и проще. Смотрите…

Хранительница отдала невидимому компьютеру мысленный приказ и замерла в ожидании. Воздух над поверхностью прибора словно загустел, превратился в некую вязкую, мягко светящуюся изнутри субстанцию, на глазах приобретающую сферическую форму. Погасли люминесцентные панели на стенах, и комната на несколько мгновений погрузилась в темноту, а затем…

Сверкающая сфера вспыхнула, и люди неожиданно оказались в космическом пространстве — по крайней мере именно такой была их первая мысль — вокруг зажглись тысячи, а возможно, и миллионы звезд. Пораженные невиданным зрелищем, офицеры замерли: звезды были везде — над головой, по сторонам от них, за спиной и даже под ногами — они будто бы парили в Космосе, защищенные от его губительного холода какой-то невидимой и неосязаемой оболочкой…

Но увиденное было лишь небольшой частью того, что им еще предстояло увидеть. Сверкающая — сфера, умерив свою первоначальную яркость, превратилась в косматое, увенчанное многочисленными протуберанцами Солнце, вслед за которым, словно материализуясь из окружающей тьмы, появились и другие планеты — Меркурий, Марс, Земля, Венера… Заполненная аппаратурой комната исчезла — люди теперь находились внутри уменьшенной в миллиарды раз трехмерной модели Солнечной системы…

— А теперь изменим ракурс… — послышался из темноты негромкий голос Хранительницы. — И масштаб…

Планеты и окружающие их звезды пришли в движение, неторопливо поворачиваясь вокруг невидимой оси, — и в центр зала величественно вплыла зелено-желто-голубая, увенчанная шапками полюсов и затянутая белесым муаром облаков Земля вместе со своей извечной спутницей — Луной. Подчиняясь мысленному приказу Обиры, Земля увеличилась в размерах, достигнув в диаметре полутора метров, и зависла, неспешно вращаясь, точно над поверхностью голографического симулятора. Пораженные зрители невольно подались вперед, стремясь рассмотреть на ее поверхности знакомые с детства контуры материков. Словно ощутив их интерес, псевдо-Земля послушно повернулась к ним Восточным полушарием и замерла. Облачный занавес, зависший над Восточной Европой, раздался в стороны, открывая взорам генерала и майора окольцованную паутинкой МКАД, рассеченную голубым изгибом Москвы-реки российскую столицу. По воле то ли людей, то ли Обиры планета вновь изменила свой масштаб, увеличившись в диаметре до трех с половиной метров, и люди едва сдержали удивленные возгласы, увидев ползущие по ниточкам городских автодорог крохотные пыл инки-автомобили… Не дожидаясь вопросов, стоящая по другую сторону "Земли" Хранительница пояснила:

— То, что вы наблюдаете, происходит в вашем реальном времени. В Москве сейчас утро… Идеальное средство для шпионажа, не правда ли? — Генерал понял, кому адресована последняя фраза, и слегка покраснел. Хранительница, словно прочитав его мысли, попала в самую точку. — А теперь черед нашего уважаемого капитана — мы ведь не эгоисты…

Планета пришла в движение, предоставляя взглядам людей западные области Европы, и Зельц, жадно всматривающийся в открывающуюся картину, увидел непривычные контуры Берлина и его родного Мюнхена (о том, что это именно Мюнхен, капитан скорее догадался, нежели узнал знакомые с детства очертания его улиц).

— Многое, как вы понимаете, изменилось, капитан… Если бы у нас было достаточно энергии, я могла бы попытаться показать вам ваше время — но сейчас, увы, об этом не может быть даже речи.

— Ничего… — хриплым от волнения голосом ответил Зельц, только сейчас окончательно осознавший, что все то, о чем ему довелось узнать за последние сутки, правда. — Н-не страшно…

— Ну, думаю, пока с вас достаточно, — с улыбкой сказала Обира, отдавая компьютеру новый приказ. Псевдо-Земля уменьшилась, вернувшись к своим прежним размерам. — То, ради чего мы здесь собрались, позади вас. Оглянитесь, господа…

Офицеры синхронно обернулись, сразу же увидев ее — боевую станцию Завоевателей, страшное оружие давно исчезнувшего врага. В нескольких метрах от них в бархатном голографическом космосе висела изъеденная метеоритными кратерами, коричнево-бурая, с каким-то ржавым металлическим оттенком, сфера, перечеркнутая по экватору идеально ровным каньоном.

— Это… она? — спокойным голосом спросил Московенко. — Станция?

— Да… — тихо ответила Хранительница. — Не слишком угрожающий у нее вид, правда? Увы, на самом деле она отнюдь не безобидна…

29
{"b":"27462","o":1}