ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Боясь спугнуть удачу, майор черкнул на листке: "Продолжайте! У вас получается, только не останавливайтесь!" — и сунул писульку под нос говорливому старлею. Тот прочитал и кивнул, то же сделал и Анаболик. "А ведь у них получится! — неожиданно весело подумал Московенко. — Таких болтунов и фантазеров еще поискать. Только бы им удалось отвлечь его настолько, чтобы…"

Что-то огромное и темное пронеслось над головой майора, обдав его отвратительным зловонием, и под восторженное "а вот и моя первая собачонка!" компьютера приземлилось за спинами бойцов. И тут же, сильно оттолкнувшись от пола, прыгнуло на застывших людей.

Быстрота существа поражала, однако уже в следующий миг время для спецназовцев привычно замедлило бег, переходя в знакомый любому профессионалу боевой режим. Неведомая тварь, двигаясь словно в замедленном кино, еще только оторвалась от покрытого слоем ржавчины решетчатого пола, а спецназовцы уже просчитывали, куда она приземлится и каковы будут их ответные действия. Этой способности — опережать время — их никто и никогда не учил. Да и не мог бы обучить — подобных методик просто не существовало в природе: эта способность приходила, простите за тавтологию, со временем и не ко всем.

Находящиеся в коридоре спецназовцы владели ею в полной мере, что давало им пусть небольшую, но все-таки фору… У немцев подобной форы, увы, не было…

Растянувшийся для спецназовцев, казалось, на несколько секунд прыжок существа для солдат Зельца (тоже отнюдь не новичков в военном деле!) выглядел, словно мгновенный темный росчерк в ставшей уже привычной полутьме коридора. Что-то мелькнуло над их головами — и вот оно уже обрушивается на плечи и спину одного из бойцов, того самого, кому Зельц поручил нести огнемет. Спецназовцы единым движением рассредоточиваются вдоль стен, причем Анаболик, отвечающий за безопасность Зельца (в эту маленькую, но, возможно, несколько унизительную подробность операции его никто ранее не посвящал), как и совсем недавно в Городе, мощным рывком уводит капитана из-под возможного удара. Окунь и Нос синхронно вскидывают оружие, выцеливая противника, Глаз, откувыркнувшись с их линии огня, прикрывает. И уже в следующее мгновение время начинает двигаться с привычной ему скоростью. Стволы "калашей" наполняют коридор оглушительным грохотом, к которому спустя еще пару секунд присоединяется раскатистый лай немецких автоматов ("Молодцы, быстро опомнились!" — успел подумать майор, дополняя общую какофонию размеренным, сериями потри выстрела, гулом своего АКСа[63]). Невидимые строчки набравших максимальную скорость пуль пересекаются с тушей существа, с отвратительным чавканьем погружаясь в его нечеловеческую плоть и выплескивая наружу небольшие фонтанчики наполовину испарившейся крови и деструктурированной мощным динамическим ударом ткани. Неведомая тварь сдавленно рычит от боли, продолжая тем не менее рвать и кромсать оказавшееся столь податливым человеческое тело, а из сгустившейся от огненных всполохов выстрелов коридорной тьмы уже материализуются еще три зловещие и очень-очень быстрые тени…

— Отходим… — бросает Московенко, помогая Анаболику поднять ошарашенного скоростью происходящего Зельца, и, убедившись, что с капитаном все в порядке, направляя ствол оружия в спасительную ("надеюсь, что так!") темноту коридора.

Чисто. Можно идти. За их спиной с новой силой оживают стволы автоматов — майор безошибочно отличает размеренное тарахтенье бессмертных творений Михаила Калашникова от менее гулкого грохота немецких МП — стремительно тающий боекомплект собирает свою кровавую жатву. Спецназовцы, плечом к плечу с уцелевшими немцами (трое, считая с Муделем), отходят следом, отсекая возможное преследование неослабевающим (уже из второго магазина) веером разнокалиберных пуль. Пять метров, десять…

Оказавшиеся весьма живучими кровожадные тени пируют над распластанными телами тех, кто не успел, мертвы только лишь две из них… Двадцать пять метров… Идущий последним Нос упирает приклад в бедро и с нехорошей ухмылкой рвет до отказа спусковую скобу подствольника своего автомата. И прежде чем сорокамиллиметровый тупорылый цилиндрик осколочной гранаты находит свою цель, вслед ему уже несется второй, на сей раз — из АГК[64] майора… Два взрыва почти сливаются в один, заставляя сдетонировать (к чему и стремились!) двадцать литров огнеметной смеси в баллоне первой жертвы этого короткого боя… Коридор — от стены до стены — преграждает сплошная стена первозданного огня, не оставляющего ни малейшего шанса ни отвратительным порождениям биокомпьютера, ни их несчастным жертвам… Сорок метров… Наиболее ретивые языки пламени пытаются догнать людей, — но тщетно… Отряд останавливается, и таинственная река времени окончательно возвращается в привычное русло… Бой не выигран, но и не проигран, счет "четыре-два" в пользу отряда майора. Ощетинившись стволами, спецназовцы ждут новой атаки, но коридор пуст и тих, лишь потрескивает получивший долгожданную пищу огонь, расцвечивая напряженные лица бойцов кроваво-красными сполохами…

Первое (и, увы, не последнее) знакомство с "охотничками" биокомпьютера состоялось…

6

— Все ясно? — Генерал посмотрел на свой небольшой, но достаточно боеспособный интернациональный отряд. — Тогда вольно. Начинаем работать.

Люди зашевелились. Перешедшие под командование Музыкального солдаты Зельца остались стоять отдельной группой, шестеро спецназовцев окружили своего командира. Перейдя на русский, Юрий Сергеевич продолжил инструктаж:

— В общем, что происходит, вы слышали. Шансов на то, что гости не удостоят нас вниманием, никаких. Так что, боюсь, придется драться. И драться серьезно — Нам надо продержаться как минимум до возвращения группы со станции — а это больше двадцати часов. Нас семеро, плюс — сколько их там? — семнадцать фрицев. А их, — генерал кивнул в направлении стены, — по моим прикидкам, тысячи полторы. Вот так…

Помолчав, Юрий Сергеевич продолжил:

— Соотношение, конечно, аховое, но если сделать все по-умному… Продержимся, мужики?

— Дерьмо вопрос! — как всегда в минуты реальной опасности наплевав на субординацию, ответил за всех Монгол. — Когда заговорят пушки, живые будут завидовать мертвым! Не волнуйтесь, Юрий Сергеич, удержим мы этот городок! Не дадим, так сказать, вражьему поганому сапогу топтать земли нашей русско-прусской. Мы ж все-таки спецназ. Пусть даже и в жопу раненный…

Юрий Сергеевич усмехнулся: что шутят — это хорошо. Правда, иного он от Монгола и не ждал — всерьез он, по мнению генерала, вообще разговаривать не умел.

— Короче, так, мужики: снимайте с немецких танков и транспортера пулеметы и тащите на стену. Лего, что у нас с минами?

— Два ящика "монок", плюс я у фрицев еще какое-то противопехотное старье видел.

— Возьми себе парочку иноземцев в помощь и организуй двухэшелонные МВЗ[65] напротив ворот и по обе стороны от них. Первым эшелоном установи свои МОНы,[66] вторым, перед самой дорогой, что идет вдоль стены, — немецкие игрушки. Ну а если кто еще ближе подберется — гранатами закидаем.

— Еще хорошо смолу горячую и кипяток на головы лить — говорят, помогает, — встрял в разговор Мелов. — А можно крыс зачумленных забрасывать…

— А ты, Монголище, молчи пока. Для тебя особое задание имеется. Ранение в задницу, как известно, не освобождает от воинской ответственности…

Юрий Сергеевич снова обернулся к Лего:

— МОНы на дистанционку установишь— рванешь с пульта. И смотри — мне нужен сектор сплошного поражения шириной метров сто! Ясно?

— Сто не получится, Юр Сергеич. У меня десять "соток" — соответственно, пятьдесят метров покрытия. Ну, от силы, семьдесят…

— Ладно. У тебя пластит остался?

— Ну… есть немного. На черный день.

вернуться

63

АКС-74 — 5,45-миллиметровый автомат Калашникова со складывающимся прикладом

вернуться

64

АГК — автоматно-гранатометный комплекс. Включает в себя стандартный 5,45-мм автомат АК-74 (АКС-74) и 40-мм подствольный гранатомет VII-25 (масса — 1,5 кг; длина — 323 мм; прицельная дальность — 400 м; боевая скорострельность — 4–5 выстрелов в минуту; носимый боекомплект — десять осколочных гранат; начальная скорость гранаты— 76 м/с; масса выстрела — 0,225 кг)

вернуться

65

МВЗ — минно-взрывные заграждения

вернуться

66

МОН — мина осколочная направленного действия. В данном случае речь идет о ее разновидности МОН-100, представляющей собой вогнутый с передней стороны диск диаметром около 30 см, устанавливаемый обычно вертикально. Заряд ВВ — 5 кг, ширина взрывной волны — 5 м, дальность поражения — до 100 м, подрыв осуществляется с дистанционного пульта или с помощью обрывного датчика, срок действия на боевом взводе — неограничен

40
{"b":"27462","o":1}