ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

10

Несмотря на понесенные потери и явную несостоятельность обычных приемов штурма, вторая атака началась почти сразу же после первой. Как и в прошлый раз, лучники дали несколько залпов — с тем же, что и раньше, успехом, разумеется, однако затем наступающие сменили не оправдавшую надежд тактику: теперь в атаку пошла только пешая пехота под прикрытием двух шеренг щитоносцев и шеренги копейщиков. Глядя на приближающуюся стену стальных щитов, генерал лишь грустно вздохнул: за прошедшие две с половиной тысячи лет человечество достигло значительного прогресса в технологии уничтожения себе подобных. В свете последних достижений ВПК[69] применяемая тактика выглядела наивной детской шалостью.

"Стареешь, старый ты дурень! — тут же выругал себя Юрий Сергеевич. — Между прочим, если эти "детишки" хотя бы просто пересекут границу Города — всем на Земле наступит полный и абсолютный капут". Улыбнувшись тому, что за последние дни он даже думать стал отчасти по-немецки, генерал скомандовал:

— Внимание всем. Без моей команды не стрелять… — и, обращаясь уже только к Лего, приказал: — Дай мне танкистов.

— Легко… — Спецназовец протянул Музыкальному наушники с крохотным микрофоном. — Прошу пана…

— Броня! Я — Первый, как слышите?

Сквозь шорох и треск помех (Город с его антинаучным влиянием на привычные физические процессы был тут, как это ни странно, ни при чем — танковая радиостанция образца тысяча девятьсот тридцать восьмого года подкачала) прорвался едва слышимый голос наводчика:

— Слышу вас, Первый. Открыть огонь?

— Пока ждите. Сначала мины, потом мы, а вот затем — ваша очередь. Цели выбирайте по собственному усмотрению. Ясно?

— Вас понял… — Голос окончательно растворился в шуме радиопомех.

— По-моему, проще им со стены покричать — слышнее было бы! — буркнул генерал, возвращая Лего наушники, и добавил: — Красиво идут, басурманы (это относилось уже к наступающим персам), как на параде прямо…

Шли они и вправду красиво — не ломая строя, ни на секунду не размыкая сплошного ряда щитов, не обгоняя и не отставая друг от друга. Даже на первый взгляд было видно, что теперь на штурм пошли раза в три больше воинов, кроме того, за спинами атакующих ждали своего часа еще два сбитых в плотные "коробки" отряда. Эти наступать пока не собирались, видимо ожидая, пока воины первой волны минуют сеющий необъяснимую смерть участок пустыни…

Наконец шеренга отблескивающих на солнце щитов надвинулась на перепаханное взрывами поле, скрывая от взоров обороняющихся распластанные тела погибших, и невозбранно миновала его ("Молодцы! — одобрительно подумал Юрий Сергеевич. — Могу представить, чего вам это стоило. Молодцы"). Заметно воспрянув духом, люди ускорили шаг, стремясь как можно скорее покинуть несущее на себе печать чужой смерти место… и приближаясь при этом к своей собственной, не менее страшной гибели…

— Внимание… — громко, чтобы расслышали все бойцы его маленького отряда, произнес генерал. — Сейчас начнется…

Первая шеренга вступила на таящий дремлющую пока смерть песок. Шаг, другой… И когда генерал уже успел усомниться в боеспособности полученных в наследство от погибшего Шульца мин, нога кого-то из пехотинцев вдавила в скрытый под песком корпус одной из них округлую пластину-инициатор. Заостренное стальное жало накололо капсуль детонатора, и полтора килограмма тротила послушно выплеснули вверх и. в стороны свою убийственную мощь…

Взрыв, пробивший в слитной шеренге одинаковых щитов первую брешь, словно послужил сигналом для остальных двух десятков противопехотных мин — самый обычный с виду песок под ногами вдруг ожил, вздыбился пронизанными огненными всполохами фонтанами, несущими на своих зыбких крыльях страшную осколочную смерть. Кажущийся незыблемым строй сломался, рассыпался подобно карточному домику, все новые и новые взрывы пробивали в нем бреши в три-четыре человека, расшвыривали, рвали и сминали воинов…

Но на сей раз они не отступили, продолжая метр за метром приближаться к желанной цели. Тем более что позади, упрямо не ломая строя, заходили с флангов обе резервные "коробки" второй волны…

— Взво-о-о-од… — раскатисто, как когда-то и его пропавший без вести в кровавой мясорубке под Ржевом отец, так и оставшийся навеки старшим лейтенантом, скомандовал Юрий Сергеевич. — ОГОНЬ!!!

Едва ли не опережая команду, ударили пулеметы, спустя долю мгновения к ним присоединились короткие очереди спецназовских акаэсов. Перекрывая слитное многоголосье своих младших товарищей, гулко бабахнула вступившая в бой "Волга" Мелова — дальнобойщик приступил к ликвидации командного состава противника. Последней в бой вступила танковая семидесятипятимиллиметровка, с резким, словно удар исполинского хлыста, грохотом ударившая из-под входной арки. Первый снаряд, как водится, пошел высоко, прошелестел над головами и разорвался, никому не причинив вреда, где-то за дальними барханами. Второй, спустя девять положенных на перезарядку орудия секунд, поднял столб песка и дыма в десятке метров от изрядно поредевшей первой шеренги атакующих: танкисты Зельца брали цель в классическую артиллерийскую "вилку" (пристреливаться заранее генерал им не позволил из соображений маскировки). Третий, четвертый, пятый и последующие снаряды разорвались в самой гуще наступающих персов, окончательно сломав некогда идеальный строй и превратив его в бесформенную толпу бегущих навстречу собственной смерти безумцев. Изначально не имевшая почти никаких шансов атака захлебнулась кровью наступавших — и в этот момент, с трудом перекрывая грохот боя, зазвучал сигнал к отступлению — пока что неуязвимые для винтовки Монгола командиры приняли решение отходить.

Не дожидаясь приказа, замолчали раскалившиеся от непрерывной стрельбы стволы, и только дальнобойная "Волга", будто желая оставить за собой последнее слово в только что завершившемся споре между жизнью и смертью, раскатисто грохнула еще раз, отправляя вслед за погибшими солдатами одного из тех, кто послал их в это безнадежное наступление. Вторая атака была отбита…

11

Московенко с Окуневым все-таки успели. Они вывалились из зарослей как раз в тот момент, когда осознавший, что после ухода майора он остался старшим по званию офицером, Зельц уже отдавал окружившим его людям отрывистые команды, а среди болезненно-белесых стволов и ветвей уже мелькали первые зловещие тени кровожадных охотников. Спустя мгновение оба тяжело дышащих после пятнадцатиминутного марафона с препятствиями спецназовца встали рядом со своими товарищами, готовясь отразить любое нападение. Настроение у них было, как ни странно, приподнятое: больше не надо было маскировать и сдерживать свои мысли, каждую секунду ожидая реакции невидимого и бесплотного врага. Теперь можно было всецело отдаться бою — честному бою, ставкой в котором были их собственные жизни, — а вовсе не идиотским ментальным играм с сумасшедшим гением, вознамерившимся поразвлечься с ними перед смертью. Вот только вопрос о награде в этом бою не стоял — победа в нем все равно означала бы для них поражение: выиграв битву, люди проигрывали войну…

— В общем так, мужики, — все еще тяжело дыша, прохрипел майор. — Давайте-ка сделаем сначала этих тварюг, а потом подумаем, как жить дальше. Хватит умничать. Думайте о чем хотите, пусть читает на здоровье. Мы пришли сюда победить — и мы победим. Времени у нас еще навалом. Все. Воюем, короче…

Словно в ответ на его пылкую тираду из темноты появились твари-охотники, сразу три штуки. Маскироваться они даже не пытались: близость живой пищи сводила их с ума. Впрочем, назвать их действия лишенными всякой логики тоже было нельзя — они атаковали умно, сразу с трех сторон, явно стремясь насколько возможно рассеять внимание людей.

Попытка была неплохой, но и люди были готовы дать отпор — автоматы спецназовцев майора и солдат Зельца заговорили одновременно, встречая распластанные в прыжке уродливые тела смертоносным свинцовым заслоном. Московенко даже не пришлось заранее распределять цели: Окунь и Анаболик взяли атакующее с левого фланга существо, Нос и Глаз — с правого. Напавшую с фронта тварь встретили огнем Московенко и Зельц со своими уцелевшими после схватки в коридоре пехотинцами. Мудель в бою участия не принимал как по причине отсутствия оружия, так и в связи со случившейся с ним кратковременной оторопью при виде нападавших существ…

вернуться

69

ВПК — военно-промышленный комплекс

45
{"b":"27462","o":1}