ЛитМир - Электронная Библиотека

Тэк-с… Ну вроде бы всё. Затарились понемногу. А вообще, мне даже понравилось – ходишь себе, как белый человек, выбираешь, что хочешь… Нет, ничего плохого о боевом снабжении в родном ГРУ я сказать не могу, все вполне на уровне: затребовал – получи. И даже не заставляют отчитываться за каждый сожженный патрон или израсходованную гранату, но… Понимаете, одно дело, когда ты составляешь требование, ставишь на него соответствующую резолюцию, получаешь на складе требуемое количество боекомплектов – и совсем другое, если ты неторопливо (ну, приврал для красоты словца, как раз «торопливо», за оставшееся время особо-то не разгуляешься) фланируешь между штабелями армейских ящиков и контейнеров и просто выбираешь то, что тебе нравится.

Ладно, хорош трепаться! Двадцать пять минут осталось, а мне еще обмундирование подбирать и – я взглянул на свои не первой свежести и целости (особенно после прыжка на ходу с поезда) кроссовки – обувь. Хотя какие проблемы? Вернувшись к входу, я выбрал себе комплект «трофейного» (ха, «трофейного», можно подумать, я его в бою захватил!) камуфляжа и вполне приличные кожаные шнурованные ботинки. О сохранности «комки» я вам уже рассказывал выше, а вот ботиночки шестидесятилетней выдержки как-то слегка подозрительно похрустывали в руках. А с другой стороны, что им сделается-то? Кожа – она кожа и есть, особенно такого качества, как эта.

Довершив экипировку такой же крапчатой, как и остальная форма, кепчонкой с козырьком и запихав все это добро в сумку (сделано это было в общем-то, просто чтобы не тратить времени на переодевание, однако оказалось очень и очень удачным решением – скоро поймете, почему), я переобулся в раритетные ботинки и перебрал в уме все свои «обновки». Да нет, вроде ничего не забыл.

Еще раз глянув на часы: семнадцать минут – вполне нормально, и проводив исполненным глубочайшего сожаления взглядом несколько нераспечатанных контейнеров с реактивными фаустпатронами (ну уж нет, майор, об этом даже не думай, и так набрал железяк – тоже мне, Рембо, блин! С чего ты, вообще, взял, что они тебе понадобятся? Может, у них там мир и благодать в полный рост, а тут ты с автоматом – прямо каким-нибудь местным пэпээсникам[6] в руки: «здорово, мужики, я тут ваш мир спасать приехал!»), я покинул наконец складское помещение. Или помещения: сколько всего отсеков занимал этот гигантский склад, я так и не узнал. А жаль – ассортимент предлагаемых «боевых и сопутствующих товаров» наверняка еще не раз мог бы меня порадовать… Чувствуя себя ребенком, насильно уводимым строгой мамой из игрушечного магазина (утрирую, конечно, зато отвлекает от мыслей о том, куда я иду и что буду там делать), я поднялся на первый уровень и, благополучно миновав огромный полуразрушенный зал-предбанник», по-прежнему погруженный в темноту – видимо, кабели были разорваны взрывом еще во время войны и все мои ухищрения с распредщитом оказались напрасными – вошел в тот самый коридор-аппендикс, откуда совсем недавно началось мое подземное путешествие.

Электронные Casio услужливо подсказали мне, что до «часа X» осталось всего семь с половиной минут: как раз дойти до вертикальной шахты, ведущей к запертому люку, и разобраться, кстати, как он открывается изнутри.

С люком все решилось, как я и ожидал, очень просто: поднимаешься наверх и примерно посередине шахты находишь прикрытую маскирующей пластиной нишу с массивной стопорной рукояткой. Дергаешь – и ждешь, пока хитрый механизм разблокирует замок и тяжеленные створки опустятся под своим весом вниз. Главное, как я понял, не быть ростом выше двух с небольшим метров – иначе имеешь все шансы получить по макушке стальной плитой массой не одну сотню килограммов. А затем, видимо, снимаешь «с тормоза» подвижный валун и вручную откатываешь его в сторону, освобождая проход. Ну, и так далее…

К тому времени когда неумолимо сменяющие друг друга «жидкокристаллические» цифры сообщили, что мое время в этом мире почти истекло (ух, зловеще звучит, аж мороз по коже!), мне вдруг вспомнилось, что если верно все то, о чем я узнал, собирая сведения о «Вервольфе», то «бункер номер два» после войны был частично взорван и затоплен водой!!! Однако все более-менее здравые мысли, как известно, всегда приходят не вовремя, точнее – слишком поздно: едва я осознал то, о чем подумал, как отпущенный мне срок закончился.

Последней мыслью, с которой я покинул милую Землю, была дурацкая фраза из стандартного набора текстов среднестатистического американского фильма: «о-о, у меня, кажется, бо-о-ольшие проблемы»…

ГЛАВА 10

Хочу сразу же оговориться – абсолютно ничего сверхъестественного в самом моменте перехода в параллельный мир не было и в помине: стены вокруг не окутывались дымкой и не расплывались, не было ни ослепительных вспышек, ни оглушающего грохота (что я, по-вашему, звуковой барьер преодолевал?) я не терял сознания и даже «не зависал на бесконечно короткий миг между двумя реальностями». Все оказалось до обидного просто и как-то обыденно, что ли: еще долю секунды назад я смотрел на выкрашенную белой масляной краской бетонную стену шахты в своем мире – и вот, едва успев моргнуть, уже смотрю на точно такую же, правда, полностью покрытую склизким, сочащимся влагой мхом, стену в его параллельном отражении.

Впрочем, спокойно порассуждать о постигшем меня разочаровании от загадочного перехода мне, увы, не удалось, ибо в следующий момент, едва успев заметить произошедшую со стеной удивительную метаморфозу, я почти по шею ухнул в вязкую, застоявшуюся зеленовато-черную воду. Ну, вроде как с прибытием…

Что должен делать профессионал в подобной ситуации? Правильно, спасать оружие и прочую амуницию, чем я, собственно, и занялся, благо до спасительных скоб оставалось пройти не больше метра. Вообще, изнутри шахта резервного входа в этом мире в точности повторяла такую же в нашем – разве что была, как вы уже поняли, затоплена застоявшейся водой, проникавшей внутрь сквозь многочисленные трещины в бетонных стенах. Состояние наружного люка также оставляло желать лучшего: толстый слой ржавчины был заметен даже в неверном, мечущемся свете моего фонарика. Н-да, вот это уже по-настоящему плохо – не хватает мне только не суметь открыть люк. Ничего более глупого я и придумать не смогу.

Добравшись (почти доплыв) до торчавших из замшелой стены скоб, таких же ржавых, как и все в этом мрачном месте, я кое-как закинул на одну из них автомат, за другую ухватился рукой и, нащупав ногой третью, попытался подняться. Невидимая в воде скоба выдержала, и заполнявшая коридор болотная жижа нехотя выпустила меня из своих влажных объятий. Как там говорится: «маленький шаг для человека, но огромный скачок для человечества»? Во-во, мистер Армстронг, это про меня!

Подтянуть вторую ногу, утвердить ее на вышележащей ступени и закинуть за спину мой увесистый баул было уже делом техники… едва не стоившим мне фонаря, неожиданно вознамерившегося проверить, умеет ли он плавать. Фонарь я поймал, в воду при этом не свалился и даже успел ухватить за ремень соскользнувший с влажной от испарений скобы автомат. В общем, первые три минуты пребывания в параллельном мире я ощущал себя кем-то средним между не слишком смешным клоуном в цирке и ведущим актером театра абсурда, оглашая – наверняка впервые за многие десятки лет – железобетонный колодец отборнейшим трехэтажным матом. Но – обошлось.

Восстановив и физическое, и душевное равновесие, я поднялся еще на одну ступеньку, забросил за плечо «Штурмгевер» и, зажав фонарик подбородком, дотянулся до ниши со стопорной рукояткой. Стараясь не обращать внимания на подозрительно проседающую под ногами скобу, без труда оторвал насквозь проржавевшую, крошащуюся в пальцах маскировочную пластинку и, нащупав рукоять, попытался сдвинуть ее с места. Куда там – сырость, царившая в этом мрачноватом местечке последние полстолетия, обездвижила рукоятку куда надежнее электросварки. Плохо! Я бы даже сказал – хреново! Чтобы опустить ручку или хотя бы немного ее разработать, нужен рывок… которого скоба подо мной явно не выдержит. Ладно, пока попробуем по-другому…

вернуться

6

ППС – патрульно-постовая служба милиции.

27
{"b":"27463","o":1}