ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Эдвард Сноуден. Личное дело
Терпкий вкус соблазна
Сантехник
Исчезнувшие. Последняя из рода
По счетам
Мозг. Как он устроен и что с ним делать
Убить Ангела
Быстрая черепаха

Закончив рассказ, я с облегчением выдохнул: да уж, читать лекции, оказывается, не так-то просто! Лектор из меня тот еще… Боюсь, что – если я, конечно, имею хоть один шанс дожить до сего волнительного момента, – на старости лет меня вряд ли пригласят в родной «Аквариум» начитывать лекции молодым курсантам. Вспомнив родную спецслужбу, я заметно загрустил – в свете этих воспоминаний описанная выше перспектива показалась слишком уж далекой и нереальной.

Несколько секунд все молчали, я – отдыхая, мои слушатели – переваривая информацию. Затем старший молча встал, сунул руку в карман и решительно подошел ко мне. Не зная, как правильно истолковать его поведение, я на всякий случай напружинил свои порядком затекшие ноги и ягодицы – на один удар меня должно хватить, однако в следующее мгновение мне даже стало стыдно: наклонившись, он просунул руку мне за спину и коротко звякнул ключом от наручников:

– Это еще не значит, что я тебе полностью доверяю, но, мне так кажется, ты не врешь. Хотел бы соврать – придумал что-нибудь… э… более правдивое, что ли? А ты… Ты, коллега, или сумасшедший или… говоришь правду.

– Правду, правду, – негромко кряхтя, я поднялся на ноги, пытаясь разогнуть онемевшие руки. – Только правду, одну только правду и ничего, кроме правды. Честное пионерское.

Я наконец выпрямился и, не обращая внимания на ноющую поясницу, посмотрел новоприобретенному – лично у меня на сей счет сомнений уже почти не осталось – союзнику в глаза:

– И я, к сожалению, не сумасшедший. Скоро ты в этом и сам, боюсь, убедишься. Знаешь, я был бы не против ошибиться, но, увы, не ошибаюсь… Ну что, мы в одной лодке? Союз? Кстати – Юрий. Впрочем, ты это и так знаешь.

Он взглянул на мою протянутую ладонь и, чуть помедлив, все же пожал ее.

– Сергей, капитан, «Альфа». – И все-таки, не удержавшись, напомнил: – Я еще буду присматриваться к тебе, коллега. До тех пор, пока… – Он замялся, подыскивая подходящее понятие. – Ну, пока все не… прояснится, – понял?

– Идет. – Я еще раз тряхнул его руку. – Переодеться можно?

– Валяй. – Отойдя на несколько шагов, он ногой подтолкнул ко мне сумку. – Сам открывай. И без глупостей. Еще оружие есть?

– Обижаешь, коллега, у меня все по-взрослому. – «Молния» привычно скользнула в сторону, и мой изрядно распухший после посещения бункера баул приветливо распахнул свое вместительное чрево. – Во, гляди. – Жестом фокусника (медлительного фокусника, поскольку стоящий чуть сбоку Штырь заметно напрягся, вновь направив тупорылый ствол ПСС мне в голову – еще шмальнет ненароком. Хотя, если они на самом деле из «Альфы», то с нервами у них все должно быть в порядке – привычные ребята) я извлек «Вальтер», – Надежная «машинка» и, что немаловажно, абсолютно новая! Вот только гарантия, жаль, закончилась лет сорок назад – зато патронов навалом, – прокомментировал я, протягивая «альфовцу» пистолет рукоятью вперед. – Могу даже подарить, я не жадный.

– Свое имеем! – с деланой гордостью ответил он, слегка откидывая полу куртки, чтобы я мог рассмотреть висящий под мышкой «Кипарис» – компактный складной пистолет-пулемет отечественного производства.

Да, неплохой автоматик, особенно удобный для скрытого ношения. И с боекомплектом проблем не бывает: «Кипарис» ОЦ-02 – как и его ближайший родственник ПП «Клин»[9] —разработан под стандартный патрон для пистолета Макарова. Вот только производство его особой массовостью, увы, не отличается: на это, как и всегда, не хватает денег. А вообще – хорошая штучка, по-нашенски надежная и неприхотливая, сам бы от такой не отказался…

Но «Вальтер» он все-таки взял, вроде бы заинтересованно повертел в руках, даже оттянул затвор, проверяя, не заряжен ли – и неожиданно негромко предупредил:

– А вот «Глок», коллега, доставай медленно и осторожно… ну, во избежание глупостей, так сказать.

Я усмехнулся про себя: молодец, Серега, хорошая у тебя память! Смотри-ка, запомнил же, с каким орудием я в Москве в отрыв пошел. Мне прямо захотелось на свою спецориентировку взглянуть: какие там еще подробности обо мне и моих деяниях фигурируют? Интересно, а кроме того что я вооружен «трофейным» импортным пистолетом, что им еще известно? Хотя, какая теперь разница…

Впрочем, спорить не стал – излишне демонстративно держа упомянутый «Глок» двумя пальцами, вытащил его из сумки и протянул спецназовцу – отбрасывать оружие в сторону не стал – это было бы уже слишком. Он принял его и не глядя засунул за пояс, значительно при этом повеселев:

– Вот так-то лучше. Не переживай, Юрий Владимирович, «пушку» я тебе верну, но… чуть позже. Давай переодевайся, а то еще простудишься – и пошли во всей этой хренотени разбираться…

На этом братья-спецназовцы (кстати, действительно повезло – будь они из тех, кто наведался ко мне в квартиру той памятной московской ночкой, – найти общий язык нам было бы значительно труднее. Если вообще возможно. А так – свои люди, боевые братья, можно сказать) оставили меня в покое, и я, вытащив из сумки успевший изрядно измяться камуфляж, наконец-то занялся переодеванием. После которого мое самочувствие и прочее мировосприятие резко улучшилось – почти час в мокрой одежде и под дулом пистолета – это, согласитесь, не самое лучшее времяпрепровождение. Правда, вид у меня теперь был, как я понимаю, тот еще: хорошо хоть, что на раритетной «комке» не было никаких эсэсовских нашивок и знаков различия… для полноты картины.

К тому моменту когда я окончательно зашнуровал мокрые ботинки и предстал параллельному миру во всей своей камуфлированной красе, союзники уже закончили негромко совещаться в сторонке и вынесли окончательный, надо полагать, вердикт: идем все вместе, разбираемся в обстановке и по ней же, в случае чего, действуем. Весьма оригинальное решение… особенно если учесть, что ничего иного в общем-то и придумать было нельзя. Собственный статус, существенно возросший в последнее время, уже перестал меня волновать: не пленный – и ладно. Там разберемся. Жаль только, что не позволили перебрать и снарядить «Штурмгевер» – ощущение безоружное было непривычным и неприятным; правда, тащить сию железяку все равно пришлось самому. Равно как и сумку, ставшую ненамного легче.

Двигались мы следующим образом: впереди, ненавязчиво держа руку на рукояти спрятанного под полой куртки второго «Кипариса», шагал Штырь, за ним я с сумкой и автоматом, завернутым в окончательно потерявшую вид, зато уже почти высохшую футболку, в арьергарде – «капитан Сережа» и второй боец, имени которого я пока еще не знал.

Шли молча – пару раз я попытался было завязать разговор, однако скоро оставил это занятие: довольствоваться однозначными ответами Сергея не хотелось, а до более откровенного диалога мой коллега-союзник пока не созрел. Хотя не могу сказать, что меня так уж сильно напрягала сложившаяся ситуация. Я просто шел рядом со своим бывшим противником, неторопливо затягивался очередной стрельнутой сигаретой и ни о чем особо не думал.

При всей неординарности (это, конечно, еще мягко сказано) нынешней ситуации я примерно представлял, что надлежит сделать: где-то там, в загадочных глубинах моего разума хранилась заботливо спрятанная Посланником схема расположения в этом мире второго полюса смертоносного «маятника». Саму эту схему я представить себе не мог: просто знал, что она у меня есть.

Конечно, география и материковая карта этого мира полностью изменились после катастрофы, однако координаты этой… гм… штуковины по-прежнему были жестко привязаны к месту нашего перехода в параллельный мир, почему – понятия не имею. Теперь эту схему следовало наложить на местную координатную сетку или более-менее точную карту, добраться туда – и… а вот о том, что последует за этим «и», я как раз старался не думать.

Наконец путешествие по руинам «Вервольфа-2» (назову его так – во избежание путаницы) закончилось, мы преодолели последние метры подъездной дороги, вымощенной потрескавшимися бетонными плитами, между стыками которых, так же как в нашем мире, проросла чуть пожухлая трава, и подошли к асфальтированной дороге, через несколько километров выходящей, насколько я запомнил, на киевскую трассу.

вернуться

9

«Кипарис», «Клин» – 9-мм малогабаритные пистолеты-пулеметы специального назначения, разработанные для спецподразделений силовых структур России. Благодаря складывающемуся прикладу и общей компактности удобны для скрытого ношения

30
{"b":"27463","o":1}