ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, Украину (или, как она называлась здесь – «Украинскую Советскую Социалистическую Республику») я себе конечно же хорошо представлял. И расположение основных городов тоже – по крайней мере, Киев с Донецком или Одессу со Львовом местами бы не перепутал, но… Сейчас-то мне нужна исключительно точность – общими представлениями тут, боюсь, не отделаешься. Или… (Я замер, боясь спугнуть неплохую, вроде бы, мысль.) или попытаться определить сначала район поисков в целом? А ну-ка…

Представив себе знакомые (бывал, и не раз) контуры Крымского полуострова, я медленно двинулся вдоль береговой линии… Севастополь, если взглянем направо – там у нас будет Ялта, что там дальше? Феодосия, кажется… А если пойдем налево – то Евпатория, так? Так. Поехали дальше, на материковую часть. Мелкие города оставим, сосредоточимся на крупных – с этой стороны у нас (то есть «у них, у украинцев» – оставим имперские амбиции, мы же не Северо-Американские Штаты) будет Одесса, с другой – Керчь… Молдову оставим по левую руку, а вино они здорово делают, и девчонки у них ничего… – Стоп, не отвлекаться, назад, спецназ, ты на задании!.. Западная Украина, поворот вдоль белорусской границы вправо, печально известная Припять, по Днепру немного вверх и вправо… Вот и родная граница с Россией, «опускаемся» к Харькову, едем дальше. Азовское море… Так, контур есть! Теперь – внутренние регионы, крупные реки, города… Вот и родная Винница… Вроде бы все.

Теперь попробуем вызвать и наложить на созданную мной эфемерную карту заложенную в сознании такую же эфемерную схему… Как будто что-то получается, отзывается, но как-то нечетко… будто смотришь сквозь плоскую ледяную пластинку на другую такую же – не к чему привязаться, с реальной картой было бы все же проще… Стоп! Да вот же оно, есть! Мать вашу, есть, получилось!.. Я молодец. Я, честное слово, молодец! Как и в прошлый раз, я неожиданно вынырнул, даже скорее выпал, в «реальный мир» и вздрогнул от навалившейся со всех сторон темноты, лишь сейчас осознав, что там, в мире созданной мной карты, было светло. Н-да, так и с ума сойти недолго…

Из темноты тут же раздалось невежливое капитанское «ну?». И откуда узнал, дыханием я, что ли, себя выдал? Хамишь, однако, коллега. Ладно, хрен с тобой, я все равно молодец. Правда, вспотевший весь, словно стометровку пробежал.

– Нормально, есть контакт.

– Ну?!

– Ошибка вышла, – упустить такую возможность я не мог, – нам в другую сторону…

– Куда? – слегка упавшим голосом осведомился Сергей.

– В Уругвай, – скрыв тяжким вздохом смех, очень серьезно сообщил я. – Надо пересаживаться…

– …?!

Интересно, у него Уругвай с этим эпитетом ассоциируется? Или просто расстроился мужик?

Выждав еще с полминуты (пока делал несколько жадных глотков из фляжки – пить отчего-то хотелось ужасно), я покаялся в том, что в Южную Америку нам пока не надо. Как-нибудь в другой раз. Инки с аптеками, то есть, ацтеками, типа, подождут.

Капитан, конечно, обиделся, возможно, даже сильно – я в темноте не видел. Зато слышал – в «Альфе», оказывается, тоже ругаться умеют.

«Урегулировав» недоразумение, я не спеша обрисовал Сереге картину. Сходить нам, в принципе, не надо – конечно, если состав действительно идет в сторону Одессы. Поскольку, перефразируя Володю Высоцкого, «а нам туда и надо». Может, и не в саму Южную Пальмиру, но куда-то в том направлении – точно. Разберемся, чего там… Я вот тоже, когда первый раз на Аравийский полуостров попал… впрочем, извиняюсь, это я снова от избытка чувств лишнего сболтнул.

На этой оптимистичной ноте мы и решили отправиться на боковую, тем более что вернулся отдежуривший свое Вовчик и «на пост» заступил заспанный и вполголоса матерящий «этих недобитых коммуняк-энкавэдистов» Штырь, а это означало, что скоро одному из нас предстоит его сменить…

ГЛАВА 14

Дежурить мне выпало в самое гиблое и нелюбимое большинством людей нашей профессии время – перед самым рассветом, в так называемый «час быка» – в «собачье время» по-нашему.

Впрочем, дежурить именно в это время я вызвался сам – не поверите, но мне по-настоящему хорошо думается именно в этот предутренний час – вот такая у меня есть странная, но полезная в нашем деле особенность. А подумать и проанализировать было что…

Будить меня не пришлось – по старой привычке я проснулся за несколько минут до положенного срока, поднялся с лавки и, стараясь не упасть от тряски раскачивающейся из стороны в сторону платформы, выбрался из приютившего нас автомобиля.

Сидящий у невысокого бортика платформы Штырь, дежуривший передо мной, обернулся и, приветственно кивнув, встал. Передав мне выключенный «ночник» и непривычно длинный за счет прикрученного глушителя «Кипарис», он сильно, до хруста, потянулся.

– Доброе утро. Присаживайтесь. – Боец кивнул на кучу какой-то ветоши – и где он только ее раздобыл? – Жестковато, конечно, но сидеть можно.

– Как оно? Тихо?

– Угу. – Штырь аппетитно зевнул и, покопавшись в кармане, протянул мне измятую пачку, в которой осталось всего две сигареты. – Так тихо, что у меня от грохота уши опухли. Нарушайте на здоровье. Тут как раз до утра…

Благодарно кивнув (с сигаретами у всех уже было туго), я устроился поудобнее, положил на колени автомат и, не включая прибора ночного видения, осмотрелся, привычно намечая наиболее приметные ориентиры: темный горб второй автомашины да закрепленный на двух соседних платформах груз.

Все было спокойно, и я решился закурить, привычно пряча уголек сигареты в ладони. В том, что отправившийся спать Штырь прав, я нисколько не сомневался: прятаться тут было совершенно не от кого, а значит, можно было спокойно нарушить устав караульной службы, запрешающий, как известно, курить на боевом посту. Да и «гнездо» мои предшественники расположили идеально – профессионалы, что говорить! Докурив, я все-таки включил «ночник» и пробежался по намеченным ранее ориентирам. Не заметив ничего подозрительного, сдвинул детище бельгийских мастеров на лоб и задумался, покачиваясь в такт движению и не забывая, впрочем, поглядывать в готовую уступить место приближающемуся утру ночь.

Итак, пока что все не так уж плохо – даже с учетом нашего «дорожного» приключения. Спалиться-то мы, конечно, спалились, но кто знает, не было б еще хуже, успей мы сунуться в город. Одно дело с двумя ментами справиться, другое – вступить в открытый огневой контакт (с нашими-то малошумными «пукалками» для ближнего боя, ха!) с превосходящими силами местных правоохранителей или «госбезов». Впрочем, ладно, в очередной раз замнем для ясности и поразмыслим о куда более приятных материях.

Для выполнения любого задания нужно знать, по большому счету, только две вещи: что делать (знаем) и где делать (ну… разберемся на месте). Все остальные сведения и средства достижения цели профессионал сумеет добыть «по ходу дела» – на то он и профессионал. Осталась, можно сказать, самая малость – собственно, добраться и сделать. Не так и сложно вроде бы…

Только вот на отрезке между этими двумя понятиями срезается и зачастую гибнет немалая часть боевых групп.

Это, так сказать, общности. А теперь перейдем к частностям. Положительным и не очень. Из явных плюсов у нас четко сформулированная боевая задача, кое-какое оружие, родной спецназовский профессионализм и более-менее сработавшаяся группа из четырех боевых единиц. Кстати, об оружии: как ни прискорбно, но с так и не опробованным «Штурмгевером», похоже, придется расстаться – таскать эту железяку и дальше становилось накладно. Жаль, конечно, один подъем из затопленной шахты «Вервольфа» чего стоит; да и вообще – хорошо бы иметь среди нашего вооружения хоть один более-менее мощный «ствол», но… Мы все-таки не за линией фронта и не на территории государства, находящегося с нами в состоянии войны, – операция наша, как ни крути, «тихая» и открыто разгуливать с автоматом я себе позволить не могу. Хотя прихваченный в бункере полный цинк патронов мог бы нам здорово пригодиться – носимым боекомплектом к своим «пээсэсам» и «кипарисам» мои союзники похвастать не могли. Да уж, ситуация – просто сюжет для фельетона или какой-нибудь другой «шутки юмора»: столько времени проносить с собой оружие и в итоге просто оставить его, даже не приведя в боевую готовность! Дурдом…

38
{"b":"27463","o":1}