ЛитМир - Электронная Библиотека

– Остров Змеиный, слышал?

– Это тот, который румыны все хотят у хохлов отобрать?.. Слышал, конечно, только вот бывать там не приходилось. Говорят, ничего интересного: камни одни, маяк, казармы – и все.

– Я тоже не был. Но – не поверишь, – усмехнувшись, припомнил я, – всегда хотел побывать! Уже года три все собирался взять отпуск и махнуть туда. У погранцов погостить, с аквалангом понырять… Тянуло почему-то, блин! – Последняя фраза неожиданно прозвучала столь многозначительно, что я смущенно замолчал. Хм, а ведь меня действительно тянуло побывать на этом островке! В нашем мире, конечно, но именно тянуло… Хотя на что там смотреть-то?

– А я этим летом отпуск в Одессе собирался провести, с женой. Даже билеты заказал. Это дешевле, чем в Крыму отдыхать, и разговаривают все по-русски. Да и вообще, знаменитый город, давно побывать хотел… У меня, прикинь, через три дня отпуск начинается, думал – за тобой смотаюсь – и на отдых. – Капитан понял, что и его фраза тоже оказалась довольно неоднозначной, и замер, едва не раскрыв рот. – Ну, звиздец, коллега, – это чего, а? Как такое может быть?!

Мы замолчали, пораженные странным совпадением. Очень странным, особенно для двух кадровых офицеров спецназа, которым еще в «учебке» накрепко вдолбили в голову не требующий доказательств тезис о том, что два необъяснимых совпадения – это уже настораживающая закономерность. Да и вообще, любой разведчик еще со времен легендарного генерала Батюшина[25] знает о том, что совпадений в нашем деле вовсе не существует и существовать не может.

– Знаешь, Серега, – медленно произнес я, чувствуя, как легонько шевельнулись волосы на голове, – а я ведь этим летом тоже в Одессу поехать хотел… Как раз на новую квартиру переехал, в отпуск ушел и, если бы про дедов сейф не вспомнил, сюда бы и поехал! А когда вся та фигня, о которой я вам рассказывал, завертелась, – уже и не думал об этом. Только сейчас вспомнил, когда ты про Одессу сказал… Мистика!

– Или не мистика, – негромко, так, что я едва расслышал за ревом мотора, добавил капитан. – Или мы чего-то совсем не знаем. Чего-то об этом мире, точнее, обоих мирах… Чего-то очень важного. И если это так, то… – Он медленно поднялся и двинулся в носовую часть бэтээра. Я остался на месте, хотя уже понял, что он задумал. Если и Вовчик подтвердит, что собирался побывать именно в этих краях именно этим летом, то… Вовчик, естественно, подтвердил. Правда, он здесь уже был в прошлом году и… собирался съездить еще раз в этом. И, в отличие от нас, уже успел купить билеты – себе и своей невесте. Ехать ему предстояло через две недели.

Два совпадения – это уже закономерность, три – непререкаемый закон!

Примерно в эти дни, плюс-минус несколько недель, мы все трое должны были находиться именно в этих краях – если не в самой Одессе, то где-то неподалеку. Здесь, в этом мире, о существовании которого мы даже не подозревали еще пару дней назад, все отчего-то продолжало развиваться так, как должно было произойти в нашем! И отмахнуться от этого факта ни у кого из нас не было не малейшего повода.

Вот только хорошо это для нас или, наоборот, плохо, мы не знали.

И если не брать в расчет сам загадочный Маятник, почему-то упорно представляющийся мне чем-то вроде исполинской нефтяной вышки-качалки, сей факт был первым совершенно неподвластным моему понимаю событием этого мира, каким-то непостижимым образом связанным с нашей миссией.

Словно идущие с разных сторон света узкие дороги вдруг сошлись на перекрестке в широкое скоростное шоссе и продолжали свой путь уже вместе и в одном направлении. Я неожиданно и, пожалуй, впервые с того момента, когда сильные руки моих нынешних товарищей выдернули меня из затопленной ржавой водой шахты «Вервольфа», осознал, что все то, что с нами происходит, должно было произойти именно так, а не иначе!

И что мы на правильном пути…

ГЛАВА 18

– Что делать будем? Как думаешь, не пора еще бэтээр бросать? – закончив обозревать окрестности через призматический смотровой прибор и усаживаясь обратно на сиденье, обратился ко мне капитан.

Я оторвался от разложенной на коленях карты, освещаемой падающим сквозь раскрытый люк солнечным светом, и пожал плечами:

– Пожалуй… У ребят уже было время поднять свои «вертушки», так что лишний раз светиться нам ни к чему – машинка у нас уж больно заметная. Только вот куда нам дальше двигать? – Я кивнул на карту. – Смотри: мы уже недалеко от Одессы и, если и дальше будем ехать по этой дороге, попадем прямо в пригород, а туда нам теперь вроде как и не надо. Значит, придется где-то сворачивать и объезжать. А если свернуть тут, – мой не слишком чистый палец уткнулся в бумагу, – то упремся в лиман, который все равно придется объехать. А это, во-первых, большущий крюк, во-вторых, место очень уж неудобное – перешеек между морем и лиманом слишком узкий, и если нас там остановят, уйти можно будет разве что вплавь.

– Значит… – Сергей тоже склонился над картой, – сворачиваем на юго-восток, перебираемся через Днестр и идем по границе с Молдовой – так, что ли?

– Угу. – Я задумчиво почесал небритый подбородок. – Примерно так. Смотри, здесь только один крупный мост есть – возле поселка Маяки, но там мы не пойдем, там нас наверняка уже ждут…

– Почему ждут? – не согласился капитан. – Откуда им знать?

– Да как тебе сказать. – Я и на самом деле задумался. – Предчувствие у меня… нехорошее. Как-то уж очень все тут, в этом мире, взаимосвязано: и Маятник этот, и засада, и то, что не кто-нибудь, а именно мы сюда попали… Я вот думал: слишком уж быстро они на нас вышли (говоря это, я отнюдь не имел в виду милицейского шофера-патрульного – даже если его нашли раньше, чем я надеялся, рассказать, куда мы направились, он все равно бы не смог), понимаешь? Ну не верю я, что они все поезда так же, как наш, досматривали, не могу поверить!

– Хочешь сказать, что они этот поезд ждали?

– Нет, коллега, не так. Мы-то в этом поезде случайно оказались, и о том, что он в нужном нам направлении идет, только ночью выяснили. Так что не именно этот, а все, которые проходили ночью через Винницу и шли в сторону Одессы, понимаешь? Они знали, куда мы двинем, знали – и ждали нас. А раз знали об этом, значит, знают и о Маятнике, вот о чем я сказать хочу.

– Ду-у-умаешь? – с интересом, плавне переходящим в недоверие, протянул Сергей. – И что, уверен?

Я лишь фыркнул в ответ:

– Издеваешься? В чем тут можно быть уверенным? – и, став серьезным, закончил: – Нет, не уверен, коллега, просто чувствую, что оно так. Слишком уж много совпадений. Да и вообще… Сам ведь знаешь– людям нашей с тобой профессии своим чувствам доверять надо.

– Знаю… И согласен с тобой. Так куда нам дальше?

– А дальше – в сторону Измаила, точнее, немного восточнее, вот сюда, видишь, «Вилково» какое-то. – Я указал на вдающийся в море участок суши, разрезанный на узкие «дольки» тремя ответвляющимися от русла Дуная протоками. – А там всего тридцать кэмэ останется, правда, по морю… Ну, типа, вот такой расклад!

– Подходит, – излишне оптимистично согласился капитан – нам все-таки предстояла очень неслабая прогулка не в одну сотню километров. Пришлось слегка подпортить ему настроение.

– Только… Бэтээр-то все равно придется прямо сейчас бросить. И новый транспорт искать. Иначе опять спалимся, – самокритично интонировав слово «опять», напомнил я. – Надо Вовчику свистнуть, пусть место подберет…

Сергей, все еще продолжающий с интересом разглядывать карту, кивнул:

– Добро. Слушай, а может морем рвануть? Так раза в полтора ближе будет.

Услышав последнее заявление, я едва не сверзился с сиденья на пол.

– И как вы себе это представляете, капитан Морган? Захватим какую-нибудь быстроходную шхуну и рванем вдоль берега, горланя старые пиратские песни и попивая добрый ямайский ром? Не, не получится – у нас «Веселого Роджера» нету, а без него никак. Внутренний устав флибустьерской службы не велит, сэр Дрейк, – не удержался я. – И попугая у нас нет…

вернуться

25

Царский генерал Николай Батюшин считается основателем всей школы русской разведки.

46
{"b":"27463","o":1}