ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот что я тебе еще скажу – личное мое наблюдение: фриц этот сильно не в себе был, вроде как в шоке, и, что интересно, не из-за допроса совсем, не из-за тех методов дознания, которые к нему наши ребята применяли! А оттого, внучок, что не нашел он тех самых семи этажей, что ему взорвать приказано было! Не ожидал он, уж ты мне поверь, бункер в том виде увидеть, в каком мы его увидели! Совсем не ожидал. Вот такие были дела…

Немца этого мы в Москву отправили – за ним сам Лаврентий Палыч, который был тогда, как ты, надеюсь, знаешь даже из своей идиотской «перестроечной» истории, наркомом НКВД (вот в этом весь дед – сколько лет прошло, а ведь помнил нашу с ним первую ссору и даже подколол меня напоследок!), лично прилетел – и что с немцем дальше стало, я, сам понимаешь, не знаю. Работы все срочно свернули, охрану поставили и даже восстановили все немецкие минные поля вокруг, а с нас подписки о неразглашении взяли. Меня отозвали в Москву, и я думал: все, участие мое в этом деле закончилось, – ан нет! Как оказалось, осенью этого же года я вновь отправился под Винницу, теперь войдя в состав новой исследовательской группы, которой официально руководил тогдашний военный комендант Винницы Исай Беккер (реально все исследования конечно же проводились моим ведомством, хотя и людей из твоей, внучок, «организации» там тоже хватало).

Вот тут-то все и началось! Прибыли мы на место– а кроме меня из состава прошлой опергруппы никого больше не было, – саперы нам проход в минных полях организовали, смотрю: что-то не то. Вроде все, как тогда, весной, а вроде бы и нет. Такое ощущение, что бетонные глыбы, взрывом по всей территории раскиданные, кто-то на другие места передвинул, а в них, как я уже говорил, десятки тонн в каждой! И вообще, другое все какое-то, совсем чуть-чуть, но другое. Даже и объяснить не могу, что это значит, – просто другое.

Но я человек военный был, да еще и в таком месте служил, где лишних вопросов задавать не принято и сомнения всяческие категорически не приветствовались. Промолчал, одним словом…

Расчистили мы бульдозерами вход, бронированную дверь с трудом, но открыли (а ведь немцы вроде бы все здесь взорвали – как дверь-то могла уцелеть?), спустились, а внизу все целехонькое, разве что стены первого уровня от взрыва на поверхности кое-где трещинами пошли!

Это я не заговариваюсь, внучок, именно «первого уровня», потому что было их там именно семь. Да и вообще, другой это бункер был, не тот, в котором я в прошлый раз побывал… Правда, мы ниже четвертого спуститься не смогли – там такие двери с кодовыми замками стояли, что их только взорвать можно было. Но апартаменты Гитлера все-таки обнаружили, даже кое-что из личных вещей с собой забрали (кстати, те фашистские побрякушки, что ты в сейфе нашел, я именно оттуда прихватил)!

На нижние ярусы можно было только через шахты остановленных лифтов (их там несколько было) попасть – у нас поначалу необходимого снаряжения не было, а потом… Потом, внучок, из Москвы приказ пришел: самостоятельное исследование «объекта» прекратить, дождаться прибытия специальной бригады ученых и сдать им его с рук на руки. И на мой счет отдельный приказ пришел: остаться, организовать охрану, на территорию никого не впускать и не выпускать…

Что они там делали, нашли ли, что искали, и смогли ли на оставшиеся уровни пролезть, – я так до сих пор не знаю. Я там как раз и был поставлен, чтоб утечки информации не происходило и лишние разговоры не велись. Хотя слухи-то, конечно, все одно ходили: вроде, так и не смогли они в самый низ спуститься, да и вообще, столько всего странного происходить стало, что их обратно чуть ли не сумасшедшими отправили.

А еще через неделю – новый приказ: все работы свернуть, бункер законсервировать, входы снова завалить и замаскировать, вроде тут никто ничего после взрыва и не трогал… Да еще и – ты не поверишь! – снова к нам сам Лавруша Берия прилетел, осмотрел все да с учеными и всей собранной документацией назад в столицу отбыл.

А я остался следы, так сказать, заметать. Вот тут-то все и произошло…

В тот день мои ребята как раз консервацию закончили, а я, сам понимаешь, все время рядом с ними под землей находился – контролировал!

А место это – я не только сам бункер имею в виду– не зря, видно, у местных дурной славой пользовалось, проклятым считалось (были у меня и такие сведения – мы же, как ты понимаешь, в окрестных селах тоже побывали, сведения, какие смогли, подсобрали), они сюда даже по грибы не ходили, нечистой силы боялись. Да и сам я кое-что прочувствовать успел: например, когда в бункер спускался, часы начинали то отставать, то, наоборот, вперед уходить. И вообще, давило оно на меня как-то, место это, так давило, что я, скажу тебе по секрету, старался лишний раз вниз вообще не соваться. Сразу голова болеть начинала, поташнивало, мысли какие-то непотребные приходили – неприятные, скажу тебе, ощущения, внучок. Но тут куда денешься – за консервацию объекта я ж отвечал, не кто-то.

Вот и пришлось почти весь день под землей просидеть, еле выдержал. А как закончилось все, решил я по лесу пройтись. Я всегда после этих подземелий прогулку себе устраивал, воздухом дышал да чувства свои с ощущениями в порядок приводил: поделиться-то не с кем было, одно лишнее слово – и все, отслужился Толик Кондратский. Могли б, пожалуй, и под трибунал отправить «за подрыв боевого духа и идей марксистско-ленинского материализма среди подчиненных» и все такое прочее. Страшные времена были, внучок. (В этом месте я оторвался от письма и хмыкнул про себя: вот уж не ожидал от моего деда подобных заявлений! Не такой уж он, оказывается, закоренелый и непробиваемый материалист, каким я его считать привык!)

Вот иду я, значит, по территории – у меня для этих прогулок свой маршрут был проложен, так, чтобы на мины случайно не зайти, – курю да с мыслями пытаюсь собраться. Темнеет потихоньку, сумерки уже – осень все-таки. Вдруг слышу: впереди, на полянке, металлом кто-то лязгнул. Раз, другой…

Ну, я пистолет из кобуры вытащил да потихоньку вперед пошел, за кустами схоронился и жду, наблюдаю. Я эту полянку хорошо знал, там пригорочек небольшой был, с валуном в землю вросшим – я на нем во время своих прогулок обычно вторую сигарету выкуривал.

И вдруг вижу: валун этот с места сдвинулся и в сторону отъехал! У меня аж мурашки по коже – ну, думаю, не то я окончательно мозгами двинулся, не то и вправду нечистая сила шалит! Ан нет: валун-то, оказывается, непростой был – под ним дверь металлическая пряталась. Если не знать – ни за что не догадаешься!

Вот открылась она, в сторону отъехала, и из проема человек спиной вперед вылезать стал. В камуфляже пятнистом (такие во второй половине войны эсэсовские солдаты носили – видел, наверное?), с автоматом да небольшим плоским чемоданчиком в руках. Ну я, понятно, ждать, пока он, диверсант этот, полностью вылезет, не стал, подскочил, пистолет ему в затылок нацелил да ору по-немецки: «вылезай, бросай автомат да ложись на землю, только без глупостей, я с такого расстояния, мол, не промахнусь». Вылез он, на землю дисциплинированно плюхнулся, правда, чемоданчик из руки так и не выпустил. Лежит молча, ждет, видно, когда я подойду. Только я не такой дурак, чтоб с диверсантом из С С в рукопашной сходиться – подскочил да и врезал ему пистолетом по затылку. Вырубил в общем. И пока он без чувств валялся, я его аккуратненько его же ремнем повязал. Потом водой из фляжки лицо ему сбрызнул, смотрю: очухался фриц. Подергался, конечно, немножко, пока не понял, что освободиться не получится, да и успокоился. Ну, я его, понятное дело, спрашиваю: «Кто, мол, откуда, с каким заданием сюда?» —думал, честно говоря, что он молчать будет. А фриц вдруг разговорчивым оказался, сам ко мне обратился, да еще и с предложением – вот ведь какой наглец: он, мол, здесь с особым заданием в составе спецгруппы, с самолета пару дней назад на парашютах сброшенной, а задание его в том, чтоб на нижние ярусы пробраться да важные документы вот в этом самом чемоданчике вывезти. И ведь вижу: не врет! Я про этих диверсантов уже слышал, приходила нам информация. Только не повезло им сильно – то ли пилот ошибся, то ли еще что, но десантировались они в стороне от заданного района и напоролись на наши тыловые части. Бой, говорят, серьезный был – наши почти всех их там и положили, в плен никто не сдался. Но и наших полегло немало. Так-то вот…

5
{"b":"27463","o":1}