ЛитМир - Электронная Библиотека

– И все же я оставлю их в списке, – сказал Этан. – Аманда, мне очень жаль, но на них подозрение падает в первую очередь. Никто, кроме них, не будет претендовать на наследство в случае вашей смерти. Так что пока оставим их в списке и вычеркнем, когда будем абсолютно уверены в их непричастности.

– Почему бы не оставить это на усмотрение полиции? Пусть она занимается этим делом, – предложила Аманда.

Этан сделал глоток кофе и откинулся на спинку стула.

– Потому что мы должны быть готовы.

– Готовы? К чему?

– К чему угодно, Аманда. Вы должны знать, кого вам необходимо опасаться, с кем нужно держаться настороже. Сейчас под подозрением практически все ваше окружение.

– И даже вы?

Он поставил кружку на стол.

– Аманда, я знаю, что вам пришлось нелегко. Но если вы постараетесь получить этот приз, вы обеспечите и свое будущее, и свою безопасность.

Он был абсолютно прав. Она прекратила ходить и снова села. Потом кивнула и обхватила кружку руками.

– Мы должны узнать у Харриса, к кому может перейти ваша часть наследства.

– Попробуйте, – ответила она. – Но он не очень-то словоохотлив.

– В любом случае необходимо попытаться. Объясним ему, что от этого может зависеть ваша жизнь.

Аманда побледнела, закрыла глаза, потом неожиданно встала.

– Оставим это. – Аманда посмотрела на Томми. – Я его мать, и, кроме меня, у него никого больше нет. Я не могу рисковать жизнью ради дома. Я сильная и находчивая. Я что-нибудь придумаю. Можете написать отчет. Сообщите Харрису, что я нарушила слишком много правил. И я здесь не останусь. Я не буду рисковать своей жизнью или жизнью моего сына.

– Аманда, я понимаю, что вы меня почти не знаете, что у вас нет причины доверять мне. Но вы не должны сдаваться. Мы сможем вычислить того, кто пытался причинить вам вред. Не позволяйте ему, кто бы это ни был, выиграть.

– Почему вас это так волнует? – спросила она. – Какое вам до всего этого дело?

– Я вам сказал...

– Да, вы в долгу перед моим отцом. Но я даю вам возможность расплатиться с ним быстрее, а вы вчера говорили, что это именно то, чего вам хочется. Отдать долг и убраться из этого города, который вы так ненавидите. Так зачем же вы уговариваете меня остаться?

– У меня есть свои причины, – ответил Этан.

– Этот ответ я уже слышала.

– Тогда хватит задавать вопросы, – парировал он. – Давайте займемся списком тех, кто заинтересован в том, чтобы вывести вас из игры. Как насчет отца Томми? Как с ним обстоят дела?

– Дела?

Этан скептически приподнял одну бровь:

– Кто он? Где он?

– Он исчез из моей жизни, как только я рассказала ему о своей беременности, – призналась Аманда. – Правда, вчера Пол неожиданно объявился. Мы случайно встретились после нашей с вами беседы в парке.

Беседа в парке. Да уж! Очень мило назвать ту стычку беседой.

– Случайно встретились впервые за полтора года? Немного странное совпадение, вам не кажется?

– Пол ничего не знает о наследстве. Он даже не знает, что мой отец умер.

– А может, все-таки знает? Некролог напечатали все крупные нью-йоркские газеты, – настаивал Этан.

В памяти всплыли строки из газетенки «Нью-Йорк ньюс»: «У него остались три дочери, ставшие единственными наследницами огромного состояния...»

– Вы знаете его полное имя? – спросил Этан. Аманда немного помедлила с ответом.

– Суинвуд, Пол Суинвуд. – Она смотрела, как Этан записывает имя. – Но он был таким...

Она прервалась на полуслове, понимая, что даже для нее самой слова звучат слишком наивно. Когда они встречались, Пол Суинвуд тоже был «таким», но это не помешало ему бросить ее, вынудив в одиночестве растить сына.

Аманда глубоко вздохнула, потом налила себе еше кофе.

– Я хотела сказать, что, увидев Томми, он расчувствовался. Раньше я никогда его таким не видела. Он проявляет интерес к Томми, хочет заботиться о нем.

– А как вы к этому относитесь?

– Ради Томми я бы, пожалуй, этого хотела. А так... – Аманда пожала плечами. – Он слишком жестоко поступил со мной.

Этан посмотрел на Томми:

– Мне очень жаль. Меня тоже растила одна мама. Ей было очень трудно.

– А ты знал своего отца?

Этан отрицательно покачал головой:

– Он сбежал, едва узнав, что моя мать беременна.

– Как мужчины могут так поступать? – спросила Аманда. – Я этого не понимаю. Наверное, они боятся ответственности! Но как можно просто взять и сбежать, словно и не было ничего?

– Так мужчина делает вид, что ничего не произошло, – сказал Этан. – Но я не понимаю другого – как можно оставаться в стороне, когда ты знаешь, что у тебя есть сын? Как можно просто взять и выбросить это из головы?

– А ты что-нибудь знаешь о своем отце? – спросила Аманда.

Этан снова отрицательно покачал головой:

– Они с матерью недолго были знакомы. Дома ей было несладко, и, как мне кажется, она пыталась хоть где-то найти любовь.

– Твоя мать еще жива?

– Нет, погибла в автомобильной катастрофе, давно. – Он немного помолчал, погрузившись в свои мысли, на лице появилось выражение нежности. Потом он посмотрел на Томми, усердно возившего ложкой по подносу.

– Ради блага Томми хотелось бы верить в искренность его отца, но ради твоего блага я не могу отбросить столь подозрительное совпадение – твое наследство и его неожиданное появление.

Аманда молча кивнула. Слов у нее не было, она не могла даже сформулировать засевшую в голове мысль. Слишком многое на нее свалилось, но самым удивительным было чувство облегчения, которое она испытала от того, что все эти проблемы, пусть и ненадолго, можно переложить на плечи другого человека. На сильные плечи.

– Томми – просто твоя копия, – почти шепотом произнес Этан.

– И я этому очень рада. Иначе мне пришлось бы постоянно видеть лицо человека, разбившего мне сердце.

Этан кивнул:

– Я могу тебя понять. Моя мать часто говорила, что я очень похож на своего отца.

Она почувствовала, как у нее загорелись щеки.

– О, прости! Я сказала не подумав.

– Ничего, – ответил он и положил себе еще кусок бекона. – Мама часто говорила мне, что она очень любила моего отца, и память об этой любви хранила довольно долго, хотя, бросив ее, он показал себя абсолютным ничтожеством.

Аманда посмотрела на него и улыбнулась:

– Ты был зачат в любви. – Она перевела взгляд на Томми. – Мне никогда не приходило в голову посмотреть на это с такой точки зрения. А стоило бы! Томми тоже был зачат в любви. Даже если любила только я. Если бы я помнила об этом, я бы легче перенесла беременность и последние одиннадцать месяцев. – Аманда сделала глубокий вдох, удивляясь, насколько ей стало легче. Она положила руку Этану на плечо. – Спасибо тебе.

Этан кивнул, не отрывая взгляда от записной книжки.

– Думаю, нам следует вернуться к нашему списку, – сказал он, осторожно взмахнув блокнотом.

Аманда кивнула.

– Существует также и вероятность того, что... – Он замолчал, глядя на нее.

– Вероятность чего?

– Уильям мог иметь и других детей, которых он не признал своими, – закончил Этан.

Аманда рассердилась:

– Понятия не имею об этом.

– Поэтому я и сказал «вероятность», но эту вероятность следует проверить. Может быть, есть кто-то, кто чувствует себя обиженным и несправедливо обойденным.

Аманда опустила глаза:

– Я пытаюсь понять, что хуже. – признать меня своим ребенком и потом не принимать в моем воспитании никакого участия или вообще не признавать меня.

Она почувствовала, как краска заливает ее лицо, и уже ругала себя за неосторожно вырвавшиеся слова.

– Я бы сказал, что паршиво и то и другое.

Аманда улыбнулась, потом рассмеялась. Этан улыбнулся в ответ, и Аманда вновь поразилась тому, насколько приятным было его лицо. Темные густые волосы были, пожалуй, длинноваты, и у нее возникло импульсивное желание отвести тяжелые пряди с его лба. Взгляд его темно-карих глаз был проницательным и испытующим. Крепкий прямой нос и твердый подбородок с небольшой ямкой свидетельствовали о сильном характере и мужественности их обладателя.

23
{"b":"27479","o":1}