ЛитМир - Электронная Библиотека

«Одурачил меня однажды – стыдно должно быть тебе. Одурачил меня дважды – стыдно должно быть мне».

Она не даст ему второго шанса.

Этан, казалось, и не стремился получить еще один шанс. Следующий день прошел размеренно-скучно. Они позавтракали в кухне, там же пообедали, сделали несколько телефонных звонков, но никого не застали дома. Аманда позвонила Ларе О'Хара, даме, с которой отец проводил выходные, но на звонок никто не ответил, а автоответчика у нее не было.

В конечном итоге Этан согласился с Амандой, что ее сестры вряд ли имеют отношение к этому делу. Он здраво рассудил, что если бы Айви или Оливия были в этом замешаны, они, защищая свои интересы, постарались бы держаться поблизости. А вместо этого обе покинули город.

Аманде стало намного легче. В глубине души она была уверена, что сестры не имели к ее неприятностям никакого отношения, но только когда Этан, наконец, признал это, с ее души упал тяжелый камень.

Этан считал, что в центре их расследования должны находиться мамаши, экономка, обе подружки Уильяма и сын его прежней секретарши Кевин Фануэлл, имя которого они узнали из некролога, напечатанного на смерть Салли.

«Неужели он мой сводный брат?» – недоумевала Аманда. Было странно думать, что, возможно, кроме сестер, у нее есть и брат. Томми он будет приходиться дядей. Позже ей придется серьезно подумать над этим.

Сейчас ей придется подумать о другом. Как считает Этан Блэк, кто-то, состоящий с ней в прямом или потенциальном родстве, пытался задушить Аманду ее собственной подушкой.

Этан также хотел, чтобы Аманда позвонила Полу Суинвуду и пригласила его в гости, чтобы они, в первую очередь Этан, смогли оценить его реакцию и сделать соответствующие выводы. Этан считал, что если Пол был тем самым злоумышленником, ему вряд ли понравится присутствие в доме Этана, поскольку это сильно осложнит его задачу. Но пока Аманда откладывала встречу с Полом, у них и так имелся достаточно длинный список подозреваемых, а к тем переживаниям, которые может принести встреча с Полом, она пока не подготовлена.

Она ожидала, что Этан поинтересуется ее чувствами к Полу, но он ничего не спросил. Он лишь согласился с ее просьбой отложить встречу с Полом, потом спросил, не нужна ли его помощь, и исчез в белой комнате. Возможно, она все это придумала, и в гостиничном номере ничего не произошло?

К следующему утру, которое обещало солнечный и удивительно теплый день, никаких сомнений в этом не осталось. Этан вновь вел себя, как ни в чем не бывало. Он спустился вниз – в руках у него были ноутбук и вечный блокнот, – приготовил себе кофе и начал поиски в Интернете.

Аманда занималась сначала приготовлением завтрака, потом играла с Томми, помогая ему строить башню из кубиков. Она пыталась не обращать на Этана никакого внимания, но игнорировать его присутствие было невозможно – этот мужчина заполнял собой все пространство комнаты, в которой находился.

В восемь утра раздался резкий звонок в дверь.

– Ты кого-то ждешь? – спросил Этан. Аманда в недоумении пожала плечами: – Нет.

Но тут она вспомнила, что это, должно быть, Клара.

– Это Клара, – тихо произнесла Аманда. – Она приходит убираться в доме по средам и субботам.

– Хорошо, – сказал он. – Наша подозреваемая сама явилась к нам. Очень удобно.

– Она наверняка удивится, увидев тебя здесь, – заметила Аманда. – Еще слишком рано для делового визита.

– Будет неплохо, если мы раззадорим ее любопытство, – сказал он. – Она может утратить бдительность. Если Клара и есть наш злоумышленник, то, подумав, что ты соблазнила меня, чтобы обрести сильного союзника, она может занервничать, даже испугаться, поскольку будет думать, что у тебя появился человек, который за плату может расследовать это дело и выявить преступника. Тогда она попытается объединиться со мной и, переманив меня на свою сторону, настроить против тебя.

– Я тебя не соблазняла, – выпалила Аманда и тотчас покраснела.

Он немного помолчал.

– Дело в том, что так может подумать Клара.

Аманда направилась к парадной двери. Она открыла дверь и увидела на пороге Клару в сером строгом пальто.

– Доброе утро, Клара. Прекрасный день сегодня. – Женщина кивнула в ответ и вошла в дом. Она сняла пальто и повесила его на вешалку.

– Я ценю вашу деликатность, Клара. Зная, что я сейчас живу в этом доме, вы звоните, вместо того чтобы пользоваться своим ключом, – сказала Аманда.

В холл, жуя половинку оладьи, вышел Этан, в руках он держал газету.

– Хочешь вторую половинку, Мэнди? – обратился он к Аманде, повернулся и увидел Клару. – О, мисс Мотт! Я не слышал звонка. Рад вас видеть.

Выражение лица экономки слегка изменилось, и Аманда заметила, что женщина явно удивлена, Клара кивнула Этану и сказала:

– Если не возражаете, я приступлю к работе.

С этими словами она направилась к лестнице. В дверь снова позвонили. Аманда не успела повернуться, как Клара уже была у двери.

– Клара, какая неожиданность увидеть тебя здесь, – послышался очень знакомый женский голос.

– Прекрасно выглядишь, Клара, – произнесла другая женщина.

Аманда была потрясена. В холле стояли матери ее сестер. Вместе.

Конечно, обе дамы были знакомы с Кларой еще с тех времен, когда им приходилось подвозить своих дочерей к нью-йоркскому вокзалу Грэнд-Сентрал, где девочек ожидала Клара, сопровождавшая их в поездках в Мэн. Девочки всегда ехали одним и тем же поездом, но никогда не садились рядом друг с другом. Однажды Аманде пришлось полпути просидеть рядом с Кларой, но, к счастью, на участке от Бостона до Портленда в поезде стало свободнее, и Аманда смогла пересесть.

– Аманда! Ты неплохо устроилась! – воскликнула мать Оливии.

– Похоже, ты чувствуешь себя так, – добавила мать Айви, – словно всю жизнь здесь прожила.

Аманда слегка улыбнулась, не вникая, считать это комплиментом или колкостью.

– Могу я что-нибудь предложить вам?

– С удовольствием выпила бы чаю, – ответила мать Оливии.

– Да, прекрасная мысль, – добавила мать Айви. Пока гостьи усаживались в гостиной в старинных, обитых тканью креслах, стоящих напротив кожаного дивана, Аманда улучила момент, чтобы приглядеться к ним. Если не очень присматриваться, женщин можно было принять за сестер. Они были высокие, стройные, Уильям, без сомнения, отдавал предпочтение именно таким царственным женщинам. У обеих волосы были гладко зачесаны и уложены в простые узлы. Только у матери Оливии была челка и светлые волосы, а мать Айви была жгучей брюнеткой. Обе они щеголяли в дорогих брюках приглушенных тонов, обе носили очень дорогие золотые украшения.

– Какой очаровательный малыш! – воскликнула мать Айви, бросив мимолетный взгляд на Томми, который ползал по полу гостиной. – Он не маловат для своего возраста?

– А сколько ему? – спросила мать Оливии, показывая Томми «козу».

– В следующем месяце исполнится год, – ответила Аманда, взяла малыша на руки и, поцеловав, опустила в манеж. – Вообще-то он немного выше и крупнее, чем дети его возраста.

– Ах, – сказала Кэндаси Херн, – что я могу знать о детях? Прошло слишком много времени, с тех пор как моя красавица Оливия ползала в подгузниках! Но какой замечательный подарок твой малыш получит к своему Дню рождения – роскошный особняк. Как я понимаю, ты жила в гораздо более скромных условиях!

– Пойду, приготовлю чай, – сказала Аманда.

Она направилась в кухню, и в этот момент оттуда вышел Этан, с той же самой газетой и с половинкой оладьи в руке.

– Уверена, что не хочешь кусочек, Аман?.. – Он замолчал. – О, я не знал, что у тебя гости.

– Кэндаси Херн, Дана Седжуик, – представила, дам Аманда. – А это Этан Блэк. Его наняли по поручению Уильяма, и, пока я здесь живу, Этан будет присматривать за домом.

Дамы переглянулись, с трудом скрывая любопытство.

– Присматривать? – переспросила мать Айви. – В чем конкретно заключаются ваши обязанности?

– Моя задача – проследить, чтобы последняя воля Уильяма Седжуика относительно наследства Аманды была неукоснительно выполнена.

32
{"b":"27479","o":1}