ЛитМир - Электронная Библиотека

– Едва ли мое прошлое позволит мне осуществить что-либо подобное сейчас, – сказал он. И вновь воодушевление, охватившее его несколько минут назад, сменилось опустошенностью. – Я не могу сопереживать, я отгораживаюсь. Вряд ли из меня получится хороший детский консультант.

– Как раз получится, Этан! Консультанты должны уметь не слишком поддаваться эмоциям, иначе они просто не смогут работать. Если они не смогут смотреть на проблему отстраненно, они будут просто не в состоянии возвращаться к этой работе каждый день. Эта способность отстраняться кажется мне очень важной. Как бы то ни было, сегодняшний разговор с Кевином показал, что у тебя есть для этой работы все необходимые качества.

– Ну, не знаю, – сказал Этан. – Пока это проекты, разговоры.

– Именно с разговоров все и начинается.

Томми заплакал, и Аманда пошла наверх, чтобы проверить, как он там. Этан остался наедине со своими мыслями. Он обрадовался, когда пришли вставлять разбитое стекло. Меньше всего ему хотелось оставаться наедине со своими мыслями. Сейчас ему нужно было отвлечься.

– Этан! Этан! Скорее! – раздался крик Аманды.

Этан моментально вскочил и бросился вверх по лестнице в спальню Аманды. Она держала Томми на руках, в одной руке у нее был градусник.

– У него очень сильный жар, он весь горит и страшно кашляет! Его срочно нужно отвезти в больницу, – сказала Аманда, голос звучал испуганно. – Он так хорошо себя чувствовал все это время, пока мы здесь.

Через несколько минут они уже были на улице, сразу же поймали такси и помчались в ближайшую больницу, благо Аманда уже знала, где она находится, и могла подсказать таксисту, куда ехать.

Этан посмотрел на Томми. Лицо мальчика было бледным, глаза полузакрыты. Он был совершенно вялым.

– Такое случалось с ним раньше?

– У него часто болят ушки, довольно часто бывают грипп и бронхит, – ответила Аманда. – Очень опасно возможное обезвоживание. Он уже два раза лежал в больнице.

Этан чувствовал себя совершенно беспомощным. Он понятия не имел, что нужно делать, что говорить, как помочь Аманде, как, прежде всего, помочь Томми.

Такси остановилось у входа в отделение «Скорой помощи». Они бросились туда, и Этан с изумлением обнаружил, что им придется подождать, пока Томми осмотрят. Аманда должна была заполнить бумаги, предъявить медицинскую страховку, которая, как она сказала Этану, была действительна еще до конца месяца.

– О Боже, он горит, и у него хрипы! – воскликнула Аманда, коснувшись рукой лба Томми. – Пожалуйста, помогите нам, – стала она умолять медсестру в приемной.

Томми унесли во внутренний покой, и Аманда поспешила за медсестрой. Этан остался ждать. В нетерпении он метался по холлу, пока кто-то из проходивших мимо врачей довольно резко не попросил его присесть. Работал стоявший в углу телевизор, настроенный на какой-то комедийный канал. Этану хотелось заткнуть этот чертов ящик, чтобы не слышать периодически раздававшиеся из него взрывы идиотского хохота, которые не давали Этану сосредоточиться и подумать.

«Пожалуйста, пусть Томми поправится», – молил он.

Грудь сковала острая боль, на лбу выступила испарина. На мгновение у Этана закружилась голова, и он опустился на жесткий серый стул. Здоровая, полная сил и энергии беременная женщина не должна была умереть.

«Пусть с Томми все будет хорошо...»

Он зажмурился, опустил голову и закрыл лицо руками. Он ненавидел это состояние беспомощности. Медсестра не позволила ему зайти в палату, и он не знал, как дела у Томми, не мог ни поддержать, ни утешить Аманду. Видя его состояние, девушка, помедлив, добавила, что доктора сейчас осматривают мальчика, но это займет некоторое время, и поэтому ему лучше набраться терпения и спокойно посидеть в холле.

Но ему нужен был свежий воздух. Сейчас ему нужен был свежий морозный воздух. Этан вышел на улицу и с удовольствием вдохнул холодный декабрьский ветер. Но каменные громады зданий давили на него, и Этан, стараясь избавиться от неприятного чувства, посмотрел на небо.

«Это ты во всем виноват. Кэтрин мертва, наш внук мертв, все из-за тебя, алчный, себялюбивый мерзавец...»

Последний раз, когда Этан был в больнице, эти слова бросал ему в лицо отец Кэтрин, потом он просто прогнал его, сказав, что больше не желает его видеть. И он ушел, позволив этим людям, так любившим Кэтрин, с таким нетерпением ожидавшим появления своего первого внука, попрощаться с дочерью.

Но именно тогда, в больнице, Этан неожиданно понял, что он тоже любил ее, что он тоже с нетерпением ожидал рождения своего ребенка.

Прозрение пришло слишком поздно!

Глава 24

– С ним все будет хорошо, – сказал врач Аманде. – Трудно сказать, отчего иногда у маленьких детей резко подскакивает температура, но сейчас она снижается.

– С ним это так часто случалось в течение года, – сказала Аманда, качая головой. – Он такой кроха. Боже, как же ему, наверное, тяжело!

Доктор порекомендовал простые, отпускаемые без рецепта лекарства, сказал, какие меры принять, чтобы не допустить обезвоживания, и разрешил Аманде забрать ребенка, чтобы обеспечить ему домашний уход. Она чуть не бегом вышла в холл, надеясь увидеть там Этана. Достаточно было просто увидеть его, и она почувствует себя лучше, это придаст ей силы, и она сможет мобилизоваться.

Но Этана в холле не оказалось. Неужели он ушел? Неужели он оставил ее здесь одну?

Она на мгновение опустилась на жесткий стул, Томми безвольно обвис у нее на руках. Она усадила его в коляску и опустила спинку, чтобы он мог уснуть, потом схватила сотовый телефон и набрала номер Пола. Он живет всего в нескольких кварталах от больницы, и Аманда очень надеялась, что сейчас он дома или где-то поблизости.

– Сейчас буду, – коротко сказал в трубку Пол. Она испытала огромное облегчение. Впервые она будет не одна, рядом будет отец Томми.

Этан сделал еще один глубокий вдох и уже собирался войти в здание, когда его окликнули.

Он поднял голову и увидел, что к нему направляется Пол Суинвуд.

– Слава Богу, с Томми все будет хорошо. – Этан даже не знал этого.

– Тебе позвонила Аманда? – Пол кивнул:

– Она сказала, что ей позволили забрать Томми домой.

Этан облегченно вздохнул. – Я вполне могу проводить их домой.

– Но она позвонила мне, – сказал Пол. – Послушай, парень, я понимаю, что у тебя есть работа, которую ты должен выполнять, но ведь это мой сын! И сейчас я хочу быть рядом с ним. Чтобы Аманда знала: в тот момент, когда я ей нужен, я рядом. Я изменился. Дай нам возможность хоть иногда побыть наедине, прошу тебя.

Этан посмотрел на Пола. Впечатление было такое, что парень говорит очень искренне. Он выглядел таким обеспокоенным, что Этану на мгновение захотелось просто уйти и дать ему возможность побыть со своей семьей.

Со своей семьей... В душе Этана все перевернулось.

– Я пойду за вами следом. И в доме я не буду маячить у вас перед глазами. Скажешь ей, что я согласился позволить вам побыть наедине.

Пол кивнул:

– Спасибо, я тебе очень благодарен.

Он протянул руку, и после секундного колебания Этан пожал ее. Потом Пол помчался в приемный покой, а Этан подошел к окну с другой стороны входа и заглянул внутрь. Аманда и Пол обнялись, и Этан увидел, что Аманда выглядит успокоенной. Он видел, как Пол помог Аманде надеть пальто, заправил ей за ухо прядку волос и заботливо вытер уже подсохшие слезинки.

Пол покатил коляску, Аманда взяла его под руку, и они вышли из больницы. Этан отошел в сторону, чтобы Аманда не заметила его. Он увидел, как Пол остановил такси, усадил Аманду и Томми, потом сел сам.

Когда машина скрылась за поворотом, Этану показалось, что он потерял что-то очень ценное и важное. Он тотчас взял такси и велел водителю следовать за первой машиной, пообещав хорошие чаевые, если он не упустит ее из виду. Через несколько минут Этан с облегчением увидел, что такси Аманды свернуло к особняку. Пол помог Аманде выйти из машины, вынул из багажника коляску, и они вошли в дом.

45
{"b":"27479","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пуховое одеялко и вкусняшки для уставших нервов. 40 вдохновляющих историй
Гувернантка с секретом
Забыть нельзя, влюбиться невозможно
Рождественский детектив
Как заработать на доставке еды. Из пункта А в пункт $
Высшая Школа Библиотекарей. Магия книгоходцев
Норма
Доказательная медицина. Чек-лист здорового человека, или Что делать, пока ничего не болит
Слепая вера