ЛитМир - Электронная Библиотека

Этан проник в особняк через вход нижнего этажа. На своем портативном мониторе он видел, как Аманда с Томми на руках поднялась по лестнице и вошла в свою комнату. А Пол отправился на кухню готовить кофе.

Через несколько минут в кухню спустилась Аманда, Пол подал ей чашку кофе, и они сели за стол. Этану показалось, что Аманда плакала, но ракурс был неудачным, и уверенности у Этана не было. Они выпили кофе, и Пол поставил чашки в мойку, потом он подошел к Аманде, обнял ее, и они пошли гостиную. Они расположились на диване, и теперь на своем крошечном экране Этан видел четкое изображение.

Они не разговаривали. Аманда просто сидела и плакала, положив голову на грудь Полу, который крепко обнимал ее. Этану хотелось закричать, хотелось оторвать Пола от Аманды. Хотелось видеть Аманду счастливой. И теперь, по-видимому, у нее было именно то, что ей требовалось.

Он услышал, как Аманда сказала:

– Я очень устала, Пол. Я хочу пойти наверх к Томми и отдохнуть.

– Хорошо, милая, – ответил Пол. – Хочешь, я поднимусь с тобой? Я лягу на полу, просто побуду рядом с тобой.

– Это много для меня значит, – ответила она, – но сейчас мне необходимо побыть одной, только я и Томми, понимаешь? Нужно просто хоть чуть-чуть привести в порядок мысли. Я позвоню тебе завтра, ладно? – Он поцеловал ее в макушку:

– Обещаешь?

– Обещаю, – ответила она.

– Ну, хорошо, – ответил Пол и встал. – Если что-то понадобится – что угодно, сразу же звони. Договорились?

– Позвоню, – сказала Аманда. – Обещаю.

Она проводила его до дверей, где камера их почти не видела.

– Спасибо тебе, Пол, за то, что приехал в больницу, за то, что проводил меня домой. Не знаю, что бы я без тебя делала.

– Не надо меня благодарить, – сказал он. – Постарайся хорошенько отдохнуть. – Он поцеловал ее в щеку и вышел, закрыв за собой дверь. Этан увидел, как Аманда заперла дверь, потом развернулась и направилась наверх, но, остановившись на площадке между этажами, не выдержала и расплакалась.

Этану отчаянно хотелось подойти к ней, но внутренний голос подсказывал ему, что Аманде сейчас лучше побыть одной, что сейчас не нужно давить на нее, сейчас нужно быть не эгоистичным ублюдком, а рыцарем – настоящим рыцарем.

Этан торопливо подошел к окну и выглянул на улицу. Он разглядел, как Пол садится в такси. Как только машина уехала, Этан проверил двери и окна, потом поднялся наверх. Он немного постоял перед дверью спальни Аманды, борясь с желанием войти и утешить ее, но, сдержавшись, прошел в белую спальню и тихо закрыл за собой дверь.

Когда на следующее утро Аманда спустилась вниз, Этан, как обычно, уже работал за своим компьютером. Она не произнесла ни слова.

– Как Томми? – спросил он.

– Тебя это волнует? – резко бросила она.

– Конечно, волнует, – ответил он.

– Люди, которых волнует судьба других, не уходят из больницы, в то время как эти другие, перепуганные до смерти, находятся у врача, – выпалила Аманда. – Когда я вышла в холл, тебя и след простыл, я никогда не чувствовала себя такой... – «...брошенной, – мысленно закончила она. – А, учитывая то, что мой отец бросил меня, а отец моего ребенка бросил меня, когда я рассказала ему о своей беременности, мне было очень больно вчера. Мне было очень больно, потому что я тебя люблю».

– Аманда, я просто вышел подышать; – сказал Этан. – На улице я встретил Пола, и он попросил меня, дать вам троим возможность некоторое время побыть вместе. Я подумал, что ты этого тоже хочешь, и поэтому поехал за вами на другой машине.

– Я думала, что ты ему не доверяешь, – сказала Аманда. – Я думала, что ты считаешь его подозреваемым. Очень удивлена, что ты не втиснулся вместе с нами в такси. И не думаю, что Пола волновало твое присутствие или отсутствие, когда он примчался в приемный покой. Совершенно ясно, что он переживал за сына.

– Аманда, мне совершенно не хочется спорить с тобой, – примирительно сказал Этан. – Я знаю, что ты расстроена и обеспокоена из-за...

– Ты ничего не знаешь о том, что я чувствую! – выпалила Аманда. – И кстати, если бы Пол хотел задушить меня подушкой, вчера вечером у него имелась для этого прекрасная возможность. Думаю, мы можем вычеркнуть его из списка. Вчера вечером он вел себя просто безупречно.

– Он все еще под подозрением, как и все в нашем списке, Аманда. Но я рад, что ваша семья воссоединилась. Могу представить, как ты, должно быть, счастлива.

«Я люблю тебя! Тебя, идиот!» – хотелось закричать ей.

– Сегодня ко мне придет Дженни, она посидит с Томми, – сказала Аманда. – Буду тебе очень признательна, если ты позволишь нам немного побыть наедине.

– Никаких проблем, – ответил Этан.

– Конечно, тебе же нравится исчезать.

– Аманда, я просто не хотел вам мешать. Я и не думал исчезать.

– Но ты исчез, – сказала она и поняла, что вот-вот разревется.

«Я не позволю себе расплакаться здесь перед тобой. Я волнуюсь из-за сына. Мои нервы на пределе, и мне нужно просто провести хорошее, спокойное утро со своей лучшей подругой. Только так я смогу прийти в себя».

Она сдержала слезы и, гордо выпрямившись, отправилась наверх.

– Боже мой, Аманда! – прошептала Дженни. – Почему ты не рассказала об этом мне? Держать такое в себе! Я просто поверить не могу!

Аманда поднесла палец к губам. Меньше всего ей хотелось, чтобы их разговор слышал Этан. Они с Дженни сидели в гостиной. Аманда – на диване, а Дженни – на стуле напротив.

– У тебя есть хоть какие-то догадки, кто пытается тебя... Боже, Аманда, даже произнести это не могу!

Аманда покачала головой:

– У Этана целый список подозреваемых, и это может быть любой из них.

– Ты, наверное, страшно напугана, – сказала Дженни.

– Было страшно, но Этан теперь постоянно находится здесь, ну, за исключением вчерашнего вечера, и...

– Аманда, – шепотом сказала Дженни, – а насколько хорошо ты знаешь Этана? Я хочу сказать, ты абсолютно уверена, что можешь доверять ему? А что, если Этан и есть тот человек, который покушается на тебя?

У Аманды защемило сердце.

– Но какой у него может быть мотив?

– А может быть, он что-нибудь замышляет? – сказала Дженни. – Я не знаю. Может быть, он ухаживает за тобой, чтобы заполучить твои деньги. Может, он только притворяется хорошим, а в последнюю секунду в последний день месяца, который ты должна провести здесь, он вдруг резко изменится и скажет адвокату, что ты нарушила условия завещания.

Аманда покачала головой:

– Нет, у него нет никаких оснований для чего-то подобного.

– Неужели? Ты сказала, что он в долгу перед твоим отцом. Возможно, он считает, что окажет услугу твоему отцу, если помешает тебе унаследовать особняк. Возможно, его взбесило, что вы с отцом были далеки друг от друга, и он считает, что тебе не должно ничего достаться. Кто знает? Я еще раз спрашиваю: ты абсолютно уверена в том, что можешь доверять ему?

Аманда глубоко вздохнула.

– Я совершенно уверена, что в этом деле я могу доверять Этану. Мне не очень везло с мужчинами, Дженни, но мне кажется, что я знаю Этана. Я могу понять, что у него в душе, хотя ему кажется, что он непостижим. Но самое главное – это то, что Этан абсолютно честен во всем.

Дженни сжала ее руку:

– Хорошо, именно это я и хотела услышать. Потому что это означает, что он тебе подходит.

Аманда вздохнула:

– Возможно, но это не имеет никакого значения, Джен. Как только месяц закончится, Этан в ту же минуту отправится за сотни миль отсюда, в свой уединенный домик. Я должна быть с Полом, Дженни. Он отец Томми. И вчера, когда мне так понадобилась поддержка, Пол сразу же приехал.

– А ты его любишь? – спросила Дженни. Аманда пожала плечами:

– Он отец Томми.

– Это я помню. Но ты любишь его?

Аманда посмотрела на семейный портрет. На нем было то, о чем она мечтала всю свою жизнь. Семья. Но она знала, что впечатление, которое производил этот портрет, было обманчивым.

– Может быть, сейчас я уже просто не понимаю, что такое любовь, – сказала Аманда. – После всего, что я пережила, все перепуталось. Я не могу разобрать, что я на самом деле чувствую и что хорошо для меня. Возможно, сейчас я даже не смогу сказать, в чем разница.

46
{"b":"27479","o":1}