ЛитМир - Электронная Библиотека

Сегодня Этан уедет домой. Он согласился остаться в городе до сегодняшней встречи с адвокатом. Но дорога предстоит дальняя, а он пока не в состоянии садиться за руль. Однако уже через несколько часов он отправится в путь, и скоро сотни миль будут отделять Этана от нее, от Томми, от воспоминаний.

Адвокат улыбнулся Аманде. Похоже, он также считал, что ее отец пытался сосватать Этана своей дочери. Он поклонился дамам и вышел из комнаты.

– Как я понимаю, мы ничего не можем сделать, – обратилась мать Айви к матери Оливии. Выглядела она полностью смирившейся.

– Если только ты не хочешь вообще лишить меня отцовского наследства, – сказала Айви матери. – А ты ведь этого не хочешь, правда?

– Конечно же, нет, моя девочка! – ответила ее мать. – Мы подождем и посмотрим, что ты получишь в день твоей свадьбы, милая.

Айви незаметно подмигнула Аманде:

– Ну, мне пора. Мы с Декланом идем выбирать обручальные кольца.

– Приятное занятие, удачи вам, – сказала Аманда и обняла сестру.

Оливия обняла Айви и сказала, что ей тоже пора бежать.

– У меня сегодня безумная встреча с издателем и с моим заместителем, – сказала она. – В нашем журнале что-то затевается. Я с ужасом думаю о том, что меня ждет сегодня.

Мать Оливии шутливо передернулась:

– Эти женские журналы – просто жуть! Не знаю, как тебе удается справляться со всеми этими стервозными дамочками.

Сестры рассмеялись.

– Что в этом смешного? – возмутилась Кэндаси Херн.

Аманда, Оливия и Айви посмотрели друг на друга и снова засмеялись.

– Как вы смотрите на то, чтобы выпить по чашке кофе в «Старбаксе»? – предложила Оливия. – Журнал может и подождать.

Айви закусила губу.

– Всего одна чашечка, – сказала она. – В конце концов, Деклан тоже может подождать, мы ведь будем вместе всю оставшуюся жизнь, верно?

– Айви Седжуик, мужчины не любят, когда их заставляют ждать! – выговорила ей ее мамаша, подкрашивая губы.

Айви улыбнулась, и три сестры, добродушно покачав головами, надели пальто и перчатки. Айви и Оливия распрощались со своими недовольными мамашами. Аманда была необычайно удивлена, когда сестры подхватили ее под руки.

– Мы готовы? – спросила она.

– Готовы, – ответили они в унисон.

Когда Аманда вернулась в гостиницу, Этан еще спал. Его ребра были забинтованы, врач сказал, что повязку можно будет снять только через несколько дней. На голове красовался широкий телесного цвета пластырь, скрывавший наложенные доктором швы. Рана в том месте, где его ударили кирпичом, уже начала понемногу затягиваться.

Он спас жизнь ей и ее сыну. И даже если, проснувшись, он сложит свои пожитки и сразу же уедет, она всегда будет ему благодарна.

Аманда надеялась, что Этан проснется, пока она еще в гостинице. Она хотела рассказать ему о его наследстве, потом нужно было отправить портрет отца на квартиру Клары, а потом она поедет в Куинс, чтобы забрать Томми, которого оставила у Летти. Ей очень хотелось увидеть места, где она жила раньше. Аманда не собиралась туда возвращаться, она вообще пока еще не решила, куда направится, но твердо знала, что сумеет встать на ноги. Она найдет новую работу, даже если для этого ей придется оклеить своими резюме все отели города. А может быть, она поступит в медицинский колледж, возьмет ссуду и будет выплачивать ее всю оставшуюся жизнь. Оказывается, Уилла Андерсон учится в медицинском колледже. Аманда позвонила ей накануне и договорилась о встрече в «Старбаксе». Уилла охотно согласилась. Очевидно, ее мать была не совсем в своем уме, утверждая, что у нее была связь со всеми – от президента до Брэда Питта. Правда, никто не сомневался, что она действительно спала с Уильямом Седжуиком, – его репутация большого любителя женщин не оставляла в этом никаких сомнений, – но он встретился с матерью Уиллы уже после того, как ему сделали вазэктомию, что подтверждалось выпиской из его медицинской карты, затребованной судом, на котором настояли дядя и тетя Уиллы после смерти ее матери. Он согласился на анализ крови для установления отцовства, чтобы исключить все сомнения, и суд признал, что он не является отцом Уиллы Андерсон. Уилла выросла с мыслью о том, что ее мать любила Уильяма до самой смерти, и, как бы все это ни было трагично, эта мысль приносила ей утешение. Аманда передала ей записку, которую Уильям оставил в ящике стола в белой спальне, и Уилла прочитала ее со слезами на глазах. Очевидно, никто даже не поверил Карен, когда она сказала, что однажды Уильям соблазнил ее в белой спальне.

И неожиданно Аманда поняла, что, возможно, ее отец испытывал огромное чувство вины из-за самоубийства Карен и хотел, чтобы следующая женщина, которая будет спать в этой белой спальне, в отличие от Карен вышла замуж.

Когда Аманда возвращалась домой после встречи с Уиллой, с ее души свалился огромный груз. Она со страхом ожидала встречи с девушкой – боялась, что придется выслушивать очередную историю о разбитом сердце и утраченных надеждах, но оказалось, что Уилла видит и положительную сторону любви своей матери к Уильяму. И этот позитивный настрой помог Аманде со спокойной душой закрыть эту главу своей жизни.

Она больше не станет заглядывать в прошлое отца. Она больше не станет пытаться понять, почему он не любил ее. Она просто будет принимать его таким, какой он есть, он и так дорого заплатил по своим счетам.

Она должна думать о своем сыне. Она расскажет Томми, что его отец умер, когда мальчику не было и года, что они с его отцом не были женаты, но когда-то она его очень любила.

Этан пошевелился и открыл свои темные глаза.

– Как прошла встреча?

– Учитывая то, что я нарушила условия завещания, не важно, по какой причине, угадай, кто унаследовал этот особняк?

– Его разделили между твоими сестрами, – сказал он.

Аманда покачала головой:

– Он перешел к тебе.

– Что?! – изумился Этан. – Ко мне?! – Она пожала плечами:

– И эти поправки к завещанию не могут быть оспорены, в противном случае мои сестры вообще лишатся права наследования.

– И что же, черт возьми, я должен делать с этим особняком в Нью-Йорке? – произнес он. – О чем только Уильям думал? Я просто перепишу его на тебя, а ты можешь его продать. Таким образом, ты обеспечишь себя на всю жизнь.

– Я и сама могу обеспечить свою жизнь, – ответила Аманда. – Я всегда могу найти работу и жилье. Мне не нужен этот особняк. И тебе это прекрасно известно.

– Ну и что же мне с ним делать? Я не хочу, чтобы это выглядело так, будто я рисуюсь, как болван, но мне не нужны ни особняк, ни деньги. У меня, их и так достаточно.

– Я знаю, как бы ты мог ими распорядиться, – ответила она с улыбкой.

Он внимательно слушал ее, не перебивая, пока она не закончила. А потом он раскрыл ей свои объятия, и она осторожно прильнула к нему, стараясь не задеть его поврежденные ребра.

В конторе Харриса Этан подписал все необходимые документы и официально передал особняк в дар Детскому центру, популярной благотворительной организации, расположенной в Нью-Йорке, которая устраивала бесплатные консультации для детей и подростков. Одно здание центра находилось в нижней части города, и теперь в самом престижном районе организация будет располагать еще одним зданием.

Этан находился в особняке. Он стоял в центре гостиной, которая очень изменилась после того, как из нее убрали портрет. Без этой огромной картины, на которой был изображен глава рода со своими детьми и которая теперь висела в гостиной квартиры Клары Мотт, дом освободился от своего прошлого и был готов к встрече с будущим.

– Я знаю, для чего ты привел меня сюда, Уильям, – говорил Этан в пустой комнате. – И дело здесь не в сватовстве и не в том, чтобы заставить меня лицом к лицу встретиться с моим прошлым, от которого я пытался избавиться в течение трех лет. Ты, должно быть, увидел что-то во мне и что-то ь Аманде, что помогло тебе понять, что мы созданы друг для друга. Несмотря на то, что вы с дочерью были очень далеки, ты очень хорошо знал ее. Я не понимаю, как тебе это удалось, но у тебя все получилось. Потому что я люблю ее всем сердцем. И Томми я тоже люблю. Я люблю его, как собственного сына. И если Аманда согласится, я заберу ее с собой, в край, где земля и небо, вода и лес, и я сделаю все, чтобы она была счастлива всю оставшуюся жизнь.

55
{"b":"27479","o":1}