ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты выглядишь немного получше, но тебе все равно нужно отдохнуть. Ты сама справишься или мне помочь тебе раздеться?

— Не надо! — Ее сердце содрогнулось от этой мысли, и она отвела взгляд, боясь, как бы он не заметил этого. — Теперь все в порядке. Спасибо за помощь, не стоит больше беспокоиться.

Он улыбнулся почти мягко, но в глазах его, в то время как он разглядывал ее порозовевшие щеки, ничего мягкого не было.

— Я вижу, что мысль о моей помощи беспокоит тебя, Мэгги. Не забывай, мы были женаты, и это был бы не первый раз, когда я помогал бы тебе раздеваться!

Неожиданно ее охватило желание такое сильное, такое яростное, что потрясло ее до глубины души. Как было бы легко поддаться этому желанию, которое всегда будил в ней Мэтью, но она должна была бороться с ним, должна была помнить, что случилось в прошлый раз. Она отдалась ему тогда охотно и с радостью, желая единственно принадлежать ему. Она так любила его, но даже этого оказалось недостаточно; так как же могло быть сейчас, когда ему нужно лишь расквитаться с ней, покончить с горечью, которая наполняла его?

— Я думаю, будет лучше, если ты сейчас уйдешь, — сказала она спокойно. — Мне не нужна помощь. Я прекрасно могу справиться сама, спасибо.

Он слегка пожал плечами.

— Как угодно. Ты, похоже, стала очень самостоятельной в последнее время.

— Мне пришлось. Воспитывать одной ребенка не просто.

Его темная бровь удивленно поползла вверх, и он натянуто улыбнулся.

— Как это, одной? А как же ее отец? Ведь Дэвид принимает участие в ее воспитании и будет принимать?

Она возненавидела себя за нечаянную оговорку, втайне проклиная свой язык и Мэтью, который всегда так расстраивал ее, что она себя плохо контролировала.

— Конечно, принимает. Перестань передергивать все, что я говорю, Мэтью. Ты прекрасно знаешь, что я имела в виду!

— Так ли? Честно говоря, я не уверен.

— Перестань. Я устала и хочу спать. Чего я не хочу, так это еще одного бесплодного спора!

Она чувствовала, как у нее колотится сердце, и, встав, подошла к двери. Она взялась за нее так крепко, что пальцы онемели.

— Пожалуйста, уходи. Нам больше нечего сказать друг другу.

— Чего ты так боишься, Мэгги? Сначала я думал, что ты просто нервничаешь, встретив меня после того, как мы расстались, но ведь за этим кроется нечто большее, не так ли? Ты не просто нервничаешь, ты боишься. Так что же все-таки ты пытаешься утаить от меня?

Он прошел через комнату и встал напротив нее так близко, что она могла ощущать тепло его тела и чувствовать знакомый слабый аромат мыла и чистой кожи, который принадлежал только ему. Она сразу же съежилась, рука, державшая дверь, задрожала, и страх начал наполнять ее, лишая способности думать.

— Скажи мне, Мэгги, скажи.

Его голос звучал низко, ровно, настойчиво, и она судорожно вздохнула, осознав, как он пытается манипулировать ею, оценивая ее реакцию и заставляя сказать что-нибудь такое, что выдаст ее. В первые дни их знакомства она часто ходила на заседания суда и наблюдала, как он использует ту же мертвую хватку, проводя перекрестный допрос свидетелей. Сначала она восхищалась тем, как ему удавалось вытянуть информацию подобным образом, но позднее, когда он обратил свой талант в ее сторону, она стала ненавидеть его.

— Ты напридумывал все, Мэтью, дав волю воображению. Мне нечего скрывать. — Она улыбнулась. — А сейчас, если ты закончил свой забавный допрос, предлагаю тебе удалиться. Думаю, не только мне одной нужен сегодня отдых.

— Я не настолько устал, Мэгги, чтобы начать придумывать. — Он провел рукой по ее руке и слегка улыбнулся, когда она отдернула ее. — Ты дрожишь, Мэгги, но почему? Что это? Температура? Желание? Или страх?

— Ни то, ни другое, ни третье! Ничего! Я… Уходи, Мэтью. Ну же!

— Я ухожу, но прежде чем я это сделаю, ответь мне на один вопрос, чтобы удовлетворить мое любопытство. Вы с Дэвидом все еще живете вместе?

— Ты уже знаешь ответ на этот вопрос! — резко ответила она.

— Я думал так до сегодняшнего вечера, но твоя подруга сказала мне кое-что, отчего я стал сомневаться, а теперь, когда увидел твою спальню, я убежден, что ситуация не совсем такова, какой ты ее хочешь представить.

— Мою спальню? — Она осмотрела комнату, думая, не сходит ли она с ума, или это его желание мести помутило у него рассудок.

— Да, твою спальню. — Он рассмеялся. — Это ваша комната, так, Мэгги?

— Конечно, наша. Чья же еще?

— Извини меня, если я ошибаюсь, но не кажется ли тебе странным, почему, если вы с Дэвидом живете вместе, в этой типично женской комнате только одна кровать? Возникает вопрос, действительно ли твои отношения с моим братом именно таковы, какими ты пытаешься их представить. А знаешь, что меня больше всего удивляет, Мэгги?

— Что? — Она почти прошептала это, но он услышал ее. Взяв за подбородок, он улыбнулся прямо в ее испуганное лицо.

— Зачем ты это делаешь!

Он отпустил ее и, нарочито нежно прикоснувшись губами к ее губам, вышел из комнаты. Мэгги закрыла дверь и устало прислонилась к ней. Ее всю трясло, как будто она была марионеткой на веревочках, руки и ноги плохо слушались, да и жизнь, похоже, выходила из-под контроля. Ей надо было как-то помешать Мэтью узнать правду о Джейни, но как? Она не могла бороться с ним — он слишком хорошо знал ее и она была для него как раскрытая книга.

Не удивительно, что она плохо спала, металась и ворочалась в постели до самого рассвета, но потом в конце концов погрузилась в глубокий сон, чтобы позже проснуться с тяжелой головой и чувством страха из-за снов, которые видела. С минуту она неподвижно лежала, пытаясь стряхнуть с себя остатки кошмарного сна, а затем взглянула на часы на тумбочке и ахнула, когда увидела, что уже больше десяти.

Сбросив одеяло, она побежала по коридору в комнату Джейни, удивляясь, почему ребенок не пришел и не разбудил ее раньше. Джейни никогда не спала позже семи часов утра, ее внутренний будильник всякий раз поднимал ее в это время, но сегодняшний день, видимо, был исключением. Должно быть, она еще больше утомилась от той прогулки, чем Мэгги могла предположить.

Она быстро вошла в комнату и остановилась, как вкопанная, увидев, что кровать пуста. Забормотав что-то в тревоге, она повернулась и побежала вниз по лестнице, содрогаясь при мысли о том, что мог натворить без присмотра ребенок, которому нет еще трех лет, но то, что она увидела в гостиной, превзошло все ее ожидания.

Сначала она побледнела, а потом покраснела, когда Мэтью посмотрел на нее и улыбнулся с того места, где лежал на полу, собирая какую-то сложную фигуру из конструктора Джейни.

— Ты как раз вовремя. Как ты думаешь, может, мне сменить профессию и стать архитектором? — Он оглядел странное сооружение и улыбнулся маленькой девочке, которая растянулась рядом с ним на ковре. — Как ты это находишь? Хорошо?

Джейн кивнула, и ее темные кудряшки заплясали вокруг лица.

— Хорошо, — повторила она, прежде чем встать и подбежать к Мэгги.

Мэгги подняла ее на руки и крепко прижала к себе, поцеловав в щечку. Она чувствовала, что на глаза наворачиваются слезы — было так больно видеть их лежащих рядом, одна темная голова к другой. Именно об этом она мечтала: Мэтью вернется, а она будет наблюдать, как он играет со своим ребенком. И сердце ее наполнилось чувством огромной потери от того, что это была всего лишь случайность.

Она поставила Джейни на пол, ероша рукой ее волосы.

— А теперь иди и убери свои игрушки, дорогая, пока я приготовлю тебе завтрак. Ты, наверное, хочешь есть.

Джейни покачала головой, указывая на Мэтью, который по-прежнему лежал на полу.

— Мэтью дал мне поесть.

— А-а. — В замешательстве Мэгги уставилась на него, не подозревая о нежности, которая осталась у нее на лице, как эхо той глупой мечты, которую она лелеяла все эти годы.

— Мне не захотелось оставлять тебя одну в таком состоянии, поэтому я уснул здесь на диване и спал до тех пор, пока эта молодая леди не спустилась ко мне и не разбудила в страшную рань. Она сказала, что хочет кашу, и я ей дал. Я правильно сделал?

13
{"b":"27482","o":1}