ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Этого , следовало ожидать. Он — сумасшедший.

В голосе Мэри было мало веселья. Она сидела, уставившись на огонь, и Мэгги почувствовала, как в душе у нее поднимается сочувствие.

— Вы так и не выяснили отношений до сих пор? Я думала, вам это удалось тогда вечером, когда ты отправилась к нему.

— Так оно и было, но поверь мне, этого хватило ненадолго. И почему они такие, мужчины? Как им всегда удается перепутать все в жизни и усложнить?

Мэгги пожала плечами, и лицо ее омрачилось, когда она сбросила с себя стеганую куртку, которая никак не вязалась с элегантным пышным бархатным туалетом.

— Не спрашивай меня об этом. Я в этом вопросе не авторитет.

Мэри повернулась, не обращая внимания на то, что мнет тонкую юбку дорогого туалета.

— Слушай, Мэгз, это ведь был твой муж тогда у тебя дома, верно?

— Да.

Мэгги взяла щетку с полочки, которая служила туалетным столиком, и провела ей по своим блестящим волосам.

— Так вы что, собираетесь сойтись? Я попала в такое дурацкое положение, когда вошла в комнату и увидела вас. Сначала я думала, что тебе нравится Дэвид, но потом поняла, что это не так после того, как увидела вас пару раз вместе; хотя мне кажется, Дэвиду как раз и хотелось бы жить с тобой.

Рука Мэгги задрожала, когда она положила щетку на место и с тревогой посмотрела в глаза подруге.

— Ты так думаешь? Ой, только этого мне сейчас не хватало.

Она глубоко вздохнула, стремясь сохранить спокойствие, но теперь, когда ее нервы на пределе, это было не так просто. Прошло больше недели с тех пор, как заночевал у нее Мэтью, и она о нем ничего не слышала, но потрясение от того, что он сделал и что она обнаружила, разобравшись в своих чувствах, не проходило. У нее было ощущение, что она балансирует на канате над пропастью, в которую может свалиться в любую минуту. Она старалась держаться во имя Джейни, жестко придерживаясь своего обычного графика, но если она потеряет поддержку Дэвида, в которой всегда так нуждалась, ей будет очень трудно. Тем не менее, ей была нестерпима мысль причинить ему боль, позволив влюбиться в себя.

— Я знаю, ты очень тяжело переживала развод, Мэгги, но уверена ли ты в том, что ты любишь по-прежнему Мэтью? — Мэри посмотрела на свои прекрасно ухоженные ногти и не заметила потрясенного выражения на лице Мэгги. — Тогда в комнате обстановка была очень напряженной, но это был не гнев! Очевидно, между вами все еще что-то есть, так, может быть, попробовать еще раз… особенно из-за Джейни?

— Что ты хочешь этим сказать? — Мэгги обернулась в тревоге, лицо ее посерело, и она вскочила на ноги. — Что ты хочешь сказать насчет Джейни? Она не имеет к Мэтью никакого отношения… никакого!

Голос ее звучал пронзительно, и Мэри озабоченно покачала головой.

— Ты знаешь, что это не так, Мэгги. Джейни ведь его дочь, не так ли? Что толку было врать?

— Да. — Она произнесла это почти шепотом, и Мэри с выражением сострадания на лице взяла ее за руку.

— А он знает?

— Нет! И не должен знать… никогда!

— Не волнуйся, я ничего не скажу. Но не за горами тот день, когда кто-нибудь другой заметит сходство. Она похожа на него, как две капли воды.

— Знаю. — Она вымученно улыбнулась, высвобождая свою руку. — Смешно, правда? Но Мэтью считает, что это ребенок Дэвида, и пусть так считает.

— Он от меня другого не услышит, обещаю тебе. Но подумала ли ты обо всем хорошенько, Мэгги? Уверена ли ты в том, что права, скрывая от него правду о дочери? И уверена ли ты, что у тебя есть право лишать Джейни отца?

В темных глазах Мэгги промелькнуло искреннее участие, и затем она сняла со спинки стула гору верхней одежды.

— Ладно, пойду переоденусь. Мое пребывание в Арктике окончено, слава Богу. А теперь ты, детка… желаю успеха!

Она исчезла в крошечной раздевалке в дальнем конце тесного вагончика, а Мэгги вновь повернулась к зеркалу, чтобы нанести румяна на бледные щеки. Она внимательно оглядела себя в ярко освещенном зеркале, в котором отражались ее потемневшие от страха глаза, изумрудный цвет которых сменился цветом бушующего моря.

Она всегда знала, что наступит момент, когда кто-нибудь заметит сходство между Джейни и Мэтью, но она надеялась и молилась, чтобы Мэтью подольше не возвращался в страну. Теперь это случилось и могло случиться вновь, поскольку он намеревался стать частью ее жизни. А может быть, действительно сказать ему и покончить с этим раз и навсегда?

— Ты готова, Мэгги? Мы тебя ждем. Она вздрогнула от неожиданности, когда Клер, художник по костюмам, постучала в дверь вагончика, и выронила из рук кисточку. В воздухе повисло розовое облачко, затуманивая ее отражение. Мэгги вздохнула — давно она уже перестала смотреть на жизнь сквозь розовые очки и не собиралась вновь делать глупости в ее возрасте. Если Мэтью узнает правду о Джейни, он никогда не остановится в стремлении отомстить. Это ясно, и нечего пытаться переубедить себя.

Дул резкий ветер, когда она вышла из вагончика и направилась туда, где ее ждал Денис, закутавшись в отороченную мехом парку. Он ухмыльнулся, когда увидел ее, и не обратил никакого внимания на ее укоряющий взгляд, когда она встала рядом с разрушенным зданием.

— Я знаю, дорогая. Я знаю. Мэри уже мне все высказала. Но это будет великолепный набор снимков, Мэгз, и оплата будет соответствующей.

Мэгги поежилась.

— Хорошо бы так.

— Так оно и будет, обязательно, — сказал он ободряюще, поворачиваясь к своей камере. — А теперь вспомни, что мы наметили. Я хочу, чтобы ты выглядела печально и немного одиноко. — С секунду он всматривался в ее изящные, тонкие черты. — Нетрудно будет добиться того, что я хочу, в тебе это уже почти чувствуется.

Они работали над снимками почти тридцать минут — Мэгги принимала позу за позой, не обращая внимания на холодный ветер, как это обычно бывало, когда она работала. Главным достоянием манекенщицы, помимо красоты, является крепкое здоровье, и Бог ее им не обидел. Это означало, что она могла сбросить с себя сильную простуду, которая у нее была, хотя едва минула неделя с тех пор, как болезнь достигла наивысшей точки. Все же она более, чем обрадовалась, когда Денис объявил, что достаточно. Какое бы здоровье у нее ни было, но еще минут десять — и она слегла бы с воспалением легких.

Она побежала обратно в вагончик и, когда ее обдало теплом, вся задрожала, но ей потребовалось не больше минуты, чтобы согреться перед обогревателем, а затем она поспешила в раздевалку, чтобы переодеться в свои обычные джинсы и свитер. Оставив дорогой вечерний туалет на вешалке, она сняла макияж и благодарно улыбнулась, когда Мэри принесла ей чашку дымящегося чая.

— На, оттаешь немного.

— Спасибо. — Она осторожно отхлебнула, а затем поставила чашку на стол, чтобы причесать волосы и убрать их с лица, прихватив скромной черепаховой заколкой. — Ну, как сейчас настроение? Поедем вместе в город?

— Если не возражаешь. Бесполезно… — Она внезапно умолкла, и щеки ее зарделись, когда Денис открыл дверь вагончика и просунул голову внутрь.

— Можно тебя на минутку, Мэри? Мне нужно с тобой поговорить, — сказал он отрывисто.

Губы Мэри недовольно сжались, и она была готова дать отрицательный ответ, но Мэгги опередила ее.

— Конечно, можно.

Мэри бросила на нее убийственный взгляд и вышла из вагончика вслед за Денисом, а Мэгги вздохнула и пошла собирать свой чемоданчик. Почему любовь всегда такая сложная штука? Почему в ней никогда ничего не бывает гладко, как в романах?

Ни на один из этих вопросов ответа, конечно же, не было, и она продолжала собираться, когда дверь снова открылась в появилась Мэри, выглядевшая необычно взволнованной.

— Ну что?

— Ты не будешь возражать, если мы не поедем домой вместе? Денис предложил меня подвезти.

Мэгги улыбнулась, мысленно постучав по деревяшке за обоих своих друзей.

— Конечно, нет. Отправляйся.

Мэри убежала, а она продолжала собирать вещи, и, когда все было готово, в вагончике появилась Клер с явным намерением объявить работу на сегодня законченной. Мэгги вышла из вагончика, подняв воротник своей стеганой куртки и направилась к тому месту, где стояла ее машина.

16
{"b":"27482","o":1}