ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

5

Рентген подтвердил наличие трещины в кости запястья и разрыв связки, и когда на руку наконец наложили гипс, было уже поздно возвращаться в жилище Клода. Вместо этого он отвез Флоренс домой.

Морин еще не вернулась. Клод усадил пострадавшую в кресло на террасе, а сам занялся приготовлением омлета с сыром и грибами, простого блюда, с которым Флоренс могла справиться одной рукой. Они съели его с французской булкой и сочными сладкими помидорами, взятыми из теплицы тети Мо. Ароматические свечи удерживали на расстоянии насекомых, и только пульсировавшая в руке боль омрачала удовольствие, которое Флоренс получала от этого вечера в обществе Клода.

В течение нескольких часов, проведенных в больнице, он вел себя, как настоящий друг, которым обещал для нее стать. Он не допустил ни единого двусмысленного слова или взгляда, способного вызвать неловкость. Флоренс даже была несколько разочарована.

– Не совсем такой ужин, как я задумал, – с сокрушенной улыбкой вздохнул он, доливая ей вина.

– Но все равно удивительно вкусный, подумала Флоренс.

– Мне жаль, что я испортила вечер и причинила вам столько хлопот.

– Даже не думайте об этом, – нахмурился он. – Большая часть приготовленного мной прекрасно выдержит сутки в холодильнике. А завтра вы должны приехать и помочь мне справиться с едой.

– Если только для этого не потребуются нож и вилка, – быстро ответила Флоренс. Клод лукаво усмехнулся.

– Я порежу все на маленькие кусочки, буду кормить вас с ложечки и тонуть в ваших прекрасных глазах. – Он кивнул, представив, как проделывает это. – Да, – выговорил он хрипло. – Вот было бы славно!

Зрачки его устремленных на нее глаз расширились, и у Флоренс застучало сердце. Он любую ситуацию способен обернуть себе на пользу.

Зазвонил телефон, она попросила его снять трубку, а сама принялась размышлять, к чему могут привести их с Клодом отношения. В одном Флоренс была уверена – притворяться равнодушной она больше не в состоянии. С первой же минуты между ними проскочила искра влечения, она благоразумно попыталась игнорировать этот факт, но влечение росло, и Флоренс боялась, что оно вырастет настолько, что они оба окажутся перед ним бессильны.

Звонила Морин.

Флоренс вопросительно взглянула на Клода. До чего он красив, как неотразимо привлекателен! Перед тем как ехать в больницу, он сменил свое полотенце на черные легкие брюки и черную водолазку, эта одежда необыкновенно шла ему, в ней он выглядел одновременно и домашним, и загадочным, и еще более привлекательным.

– Она сегодня не приедет ночевать. Флоренс даже приоткрыла рот от удивления.

– Почему?

– Какие-то неотложные дела, которые перенесли на утро.

Флоренс нахмурилась.

– Какие еще дела?

Что за спектакль разыгрывает тетя Мо?

– Понятия не имею, – ответил Клод с недоумением. – Когда я рассказал ей о вашей руке, она очень обрадовалась, что я здесь с вами. Она попросила меня остаться на ночь.

Флоренс испытала мгновенный приступ панического страха. Клод здесь, в одном с ней доме, спящий в соседней комнате! Даже думать об этом невыносимо. Или это вовсе не страх, а предвкушение промчалось по жилкам, как сорвавшийся с тормозов товарный поезд?

– Это вы предложили или она? – поинтересовалась Флоренс и с досадой услышала, как ее голос дрогнул.

Он неопределенно пожал плечами, но его улыбка сразу открыла ей всю правду.

– Разве не все равно?

– Мне ваша помощь не нужна, – решительно заявила Флоренс. – Я прекрасно справлюсь сама.

– Конечно, не нужна, – подтвердил он с пугающим спокойствием. – Но сделайте мне одолжение на этот раз.

– Мне не хочется делать вам никакого одолжения.

Она чувствовала себя пойманной в ловушку. Ею явно манипулировали, и Флоренс это решительно не нравилось. Она просто не сомневалась, что тетя специально не приехала ночевать. Наверное, она позвонила предупредить, что поздно вернется, а когда Клод снял трубку и рассказал о том, что случилось, она решила не упускать такой шикарный шанс.

– А жаль, – сказал он неприятным голосом. – Потому что я все равно останусь, желаете вы того или нет.

Дружеская атмосфера рассеялась как дым, и снова по ее вине. Но почему они хотят распоряжаться ее жизнью? Почему ей не позволено самой решать за себя?

Омлет она доедала в оскорбленном молчании, чувствуя, как Клод наблюдает за ней, размышляет, вынашивает планы… Он и тетя Мо только этим и занимаются. Конечно, никто не виноват в том, что Флоренс повредила руку, но они быстренько смекнули, какую из этого можно извлечь пользу.

Когда Клод взялся собирать тарелки, Флоренс все еще продолжала дуться.

– Сейчас загружу все это в посудомоечную машину. Что я могу для вас сделать? Еще вина? Может, хотите кофе?

Флоренс покачала головой.

– Ничего не надо, спасибо. Больше всего я хочу, чтобы вы оставили меня в покое, но думаю, просить об этом бесполезно.

– Абсолютно бесполезно, – подтвердил он. Я понадоблюсь вам, Флоренс, осознаете вы это сейчас или нет. Я вернусь через минуту.

Флоренс откинула голову на спинку стула и закрыла глаза. Кажется, ей не оставалось ничего другого, как только смириться. Самое худшее, что может произойти, – если Клод вздумает воспользоваться ситуацией. Но до сих пор он не позволял себе этого, так откуда она взяла, что он позволит на этот раз? Нет, Клод не сделает ничего вопреки ее желанию. По-настоящему Флоренс боялась только себя.

– Дело сделано. – Клод опустился на соседний стул. – У вас очень усталый вид, Флоренс может, вам лучше лечь?

– Я и в самом деле устала. Сначала бассейн, затем несколько часов в больнице, – согласилась она. – Это сказывается.

– Вот и я, честно говоря, устал, – признался он. – Думаю, нам обоим пора на покой. И не удивительно, ведь скоро полночь.

Он встал и протянул ей руку.

– Я сама справлюсь, – пробормотала Флоренс, вновь испытав приступ страха.

– Не сомневаюсь, – обезоруживающе улыбнулся он. – Но мне так нравится быть джентльменом.

Что она могла на это возразить? В его словах не было скрытого намека. Отказываться было бы глупо. Она протянула здоровую руку, и он помог ей встать. Потом проверил, закрыты ли окна и двери, и они вместе двинулись по узкому коридору.

Морин занимала большую спальню в самом его конце, в двух других спальнях ванная была общая. Флоренс остановилась у второй двери.

– Моя комната здесь. Спокойной ночи, Клод, и спасибо за заботу.,

Его взгляд ясно говорил, что ему совсем не хочется с ней расставаться.

– Я прекрасно справлюсь, – нетерпеливо произнесла она.

– Вы уверены?

Он наклонился и легонько чмокнул ее в губы. Поцелуй был чисто дружеским, но в мгновение ока все тело Флоренс охватил огонь. Она сглотнула слюну и попыталась сделать вид, что на нее это нисколько не подействовало. Но поспешность, с которой она ретировалась в свою спальню, не могла не вызвать в нем подозрений.

Ну и пусть! Он не должен был этого делать, особенно когда они одни в доме. С пылающими щеками Флоренс некоторое время стояла неподвижно, дожидаясь, когда затихнут его шаги, и только тогда перевела дыхание.

Но она и представить не могла, до чего трудно обходиться одной рукой. Гипс закрывал кисть до самых кончиков пальцев, и толку от них не было никакого. Надо же, чтобы пострадала именно правая рука! Она кое-как собрала туалетные принадлежности, прислушалась, не занял ли Клод ванную, перебежала коридор, словно вспугнутая кошка, и крепко заперла за собой дверь.

Чтобы сходить в туалет и почистить, зубы, ей понадобилась целая вечность. Любой пустяк превратился в нешуточную проблему. Вернувшись в спальню, она попробовала расстегнуть крошечные пуговицы-бусинки на платье, но сразу убедилась, что дело это безнадежное. А платье было слишком облегающим, чтобы можно было стянуть его через голову, не расстегивая.

И тут, словно почувствовав, что она попала в затруднительную ситуацию, Клод постучал в дверь.

12
{"b":"27483","o":1}