ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женить некроманта с двумя детьми
Академия Стихий. Душа Огня
Математические головоломки
Фосс
Твое уникальное счастье. Простые и эффективные практики для счастливой жизни
Тайна виллы «Лунный камень»
Синергия: ключ к успеху
Источник
Очарование женственности
A
A

Не успела Флоренс подыскать подходящий ответ, как он взял ее за руку и чуть не силой втащил в палату.

Морин перевела взгляд с Флоренс на Клода и радостно улыбнулась.

– Скажите, что этот не сон.

– Это не сон, потому что мы в самом деле образумились, – объявил Клод и улыбнулся во весь рот.

Морин снова посмотрела на племянницу, которая в свою очередь утвердительно наклонила голову.

– Мы ведь любим друг друга, – сказала она просто.

Клода ее слова потрясли. Любовь в его мыслях была сейчас на последнем месте. Как оказалось, Морин, вопреки его подозрениям, ни словом не обмолвилась племяннице о том, чем в действительности он зарабатывает на жизнь. А значит, Флоренс отвергла его потому, что решила, будто он беден! Совсем не то, о чем он подумал, когда узнал, почему она вышла за своего первого мужа. Черт! Какого он свалял дурака. «Мы любим друг друга». Она произнесла это так естественно, так убедительно. Клод даже вздрогнул, представив, какой промах чуть-чуть не совершил.

– Как я счастлива, – сказала Морин, протягивая Клоду и Флоренс руки, и ее глаза наполнились слезами.

Они покинули больницу, когда Морин заснула с довольной улыбкой на губах.

– Надеюсь, ее скоро выпишут, – сказал Клод, когда они направились к своим автомобилям. Флоренс кивнула.

– Я рада, что ты предложил помириться. На нее это подействовало просто чудесным образом.

– Это только временное перемирие, – бросил он сурово. – Я не изменил своего мнения о твоем поступке. И будь любезна, не делай вид, что не поняла меня.

В глазах Флоренс промелькнула досада.

– Как же мне притворяться влюбленной, когда ты так со мной разговариваешь? Одно из двух – ты или хочешь, чтобы я вела себя по-дружески, или нет. Я не могу одним усилием воли менять свое настроение. Я не такая хорошая артистка, как ты.

Он нехотя признал, что в ее словах есть смысл. Невозможно постоянно изображать хорошее настроение, лучше не портить его сознательно. И, может быть, это даже к лучшему? Ее великолепное тело не утратило способности возбуждать в нем первобытные инстинкты. Почему бы этим не воспользоваться?

– В таком случае – какие у тебя планы на сегодняшний вечер? Флоренс широко раскрыла глаза, и ему представилось, что они – голубые озера, окружающие его разгоряченное тело. Голубая вода плещется, возбуждает, манит… Ему захотелось нырнуть в них, и его удивило разочарование, которое он испытал, услышав ее ответ.

– Не думаю, что нам необходимо заходить так далеко.

– Я только хотел предложить поужинать, – возразил он, подавляя свои неуместные фантазии. – Зачем непременно ужинать в одиночестве?

– Затем, что мне так приятнее, – ответила она. – До свидания, Клод.

Он машинально кивнул, злясь на себя.

– Завтра увидимся в больнице.

– Разве у тебя нет других, более важных забот? – спросила она едко. – Например, руководить бизнесом.

Он скупо улыбнулся.

– Мой бизнес в умелых руках Греты, моего менеджера. Эта женщина знает и умеет все на свете.

Он заметил удивленное выражение, промелькнувшее в глазах Флоренс. Наверняка она гадает, какого рода отношения связывают его с Гретой. Клод нашел это весьма забавным и придал голосу бархатистую мягкость.

– Не знаю, что бы я без нее делал…

– Ты мог бы серьезнее относиться к своим обязанностям, вместо того чтобы притворяться не тем, что есть, – бросила ему Флоренс.

Весьма кстати, что она напомнила ему о причине, по которой отвергла его, поскольку сейчас он был крайне близок к тому, чтобы снова потерять голову из-за этой девушки с роскошным телом.

– Я не единственный, кто утаивал правду, – холодно напомнил он. – Возможно, ты права, нам не стоит проводить много времени вместе.

И с этими словами он пошел прочь.

Вечер тянулся долго и скучно. Миссис Эллис приготовила ужин, но Флоренс не притронулась к нему. Аппетита совсем не было. Примирение ради тети Мо – это прекрасно, но догадывается ли Клод, насколько ей это тяжело? И неужели сам он настолько бесчувственный человек, раз предложил ей поужинать вместе? Какой женщине под силу провести вечер с мужчиной, который ясно дал понять, что презирает ее.

Неудивительно, что ночью она никак не могла заснуть. Клод занимал чересчур много места в ее мыслях. Он истерзал ей сердце и душу, и Флоренс казалось, что она никогда не забудет его.

Последнее время она носила юбки с эластичным поясом и тенниски, которые можно натягивать через голову одной рукой. Лифчики остались в прошлом, застегивать их не представлялось возможным. На следующее утро Флоренс оделась во все голубое. Приехав в больницу, она нашла там Клода. Он, широко улыбаясь, вскочил ей навстречу со своего стула, обнял и смачно чмокнул в губы. Флоренс напомнила себе, что все это делается ради Морин.

Она покосилась на тетю и увидела, что та довольно улыбается и кивает. Выглядела она намного лучше, чем вчера. Притворство оправдывало себя.

Клод не мог дождаться, когда ты придешь, – сказала Морин, когда они уселись на стулья рядом с ее кроватью, держась за руки, словно пылкие любовники, которые не в состоянии расстаться ни на минуту. – Сидел словно на иголках. Не могу выразить, до чего я рада, что вы помирились.

– Мы тоже рады, ведь так, дорогая? – Клод с любовью заглянул ей в глаза, и Флоренс едва не свалилась со стула.

Он не представляет, что если и дальше станет продолжать в том же духе, то ей будет вдвойне трудно расстаться с ним, как только она выполнит свою задачу. Или он как раз этого и добивается? И таким образом наказывает ее? Сознает ли он, что его прикосновения и взгляды по-прежнему действуют на нее возбуждающе?

Она с улыбкой кивнула, не желая лгать еще и словами.

– Когда они собираются выписать вас, тетя Мо?

– Может быть, завтра. Они ждут результатов последних анализов. Мне так не терпится выбраться отсюда.

Флоренс тоже с нетерпением ожидала этого, потому что тогда отпадет необходимость без конца видеться с Клодом. Конечно, он будет навещать Морин дома, но там ей будет легче избегать его. А пока он сидит здесь каждый день, с утра до вечера. Его чудо-менеджер, Грета кажется, заслуживает того, чтобы ее ценили на вес золота. Такое впечатление, что во главе компании стоит именно она. Настоящее сокровище! Интересно, встречаются ли они в свободное от работы время?

Флоренс сама поражалась своей ревности. Наверняка эта девица влюблена в своего шефа. У них был роман? А знает ли Грета, что Клод делал предложение ей, Флоренс? Впрочем, какое это имеет теперь значение? Он волен поступать, как ему вздумается, гулять, с кем захочет… и спать тоже. Ей теперь все равно. И все же она чувствовала себя глубоко несчастной.

Через час Клод уехал, пообещав скоро вернуться и повезти Флоренс обедать.

– Может, не стоит, – попробовала возразить она. – Я перекусила бы бутербродами в кафе.

Но не успел Клод ответить, как его поддержала Морин.

– Непременно поезжай с ним, Флоренс. Здесь, в больнице, такая унылая атмосфера. Отдохни, развлекись. А я собиралась после обеда вздремнуть, так что у вас прекрасная возможность побыть вместе.

У Флоренс не оставалось выбора.

– Ну если вы так хотите…

Обед не доставил ей удовольствия. Каждой своей клеточкой она ощущала присутствие Клода, чувствовала, как он скользит глазами по ее груди, мысленно раздевает ее. Она односложно отвечала на его вопросы, водила вилкой по тарелке, желая оказаться отсюда за сотню миль. Но как будет она жить без этого мужчины?

– Твое поведение вряд ли убедит Морин!

– О чем ты?

– Ты держишься со мной так, словно я малоприятный незнакомец. А мне что прикажешь делать? Ты ведь сама говорила, что невозможно одним усилием воли поменять свое настроение на хорошее, если тебе не помогают.

– Ты прав, – признала Флоренс, – но я ничего не могу с собой поделать, Клод, это выше моих сил.

Он вскинул брови.

– Хочешь, чтобы с Морин случился новый приступ? Забыла, как важны для нее наши отношения?

21
{"b":"27483","o":1}