ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как же он любит свою прабабушку, подумала Корина, если ради нее готов на такой маскарад. Проявление подобных чувств к родным со стороны Гамбини было неожиданностью и говорило в его пользу. И все-таки она не знала, стоит ли ей принимать участие в спектакле, который он предлагает разыграть.

— Я сомневаюсь, что вам удастся осуществить свой план, — покачала головой Корина. — Они наверняка почувствуют, что между нами ничего нет.

— Я надеюсь, вы сможете достаточно убедительно изобразить любовь.

Гамбини взглянул ей в глаза, и она почувствовала странное волнение, которое не мог вызвать у нее взгляд ни одного другого мужчины. Что с ней?

— Нет, не смогу. Уверяю вас, что у меня ничего не получится, — с трудом выговорила Корина.

— Я вам неприятен? — обволакивающим голосом произнес Орсо.

— Нет, не в этом дело, — смущаясь, призналась она. — Просто мы совершенно чужие, и потом напрасно вы не сказали мне с самого начала, чего от меня ждете.

— Как же я мог сказать почти незнакомой женщине, что она должна будет притворяться, будто собирается стать моей женой? — удивленно подняв брови, спросил Гамбини.

— Значит, вы предложили мне работу для того, чтобы вытащить меня на Корсику, надеясь, что, познакомившись с вашей прабабушкой, я соглашусь сыграть такую роль? — возмущенно повысила голос Корина.

— В общих чертах именно это и было задумано, — кивнул головой Гамбини. — Согласитесь, моя прабабушка-незаурядная личность.

При мысли о том, что он заранее приглядывался к ней как к возможному кандидату на эту роль, Корине стало не по себе. Она представила себе, как Орсо исподволь наблюдал за ее жизнью, расспрашивал о ней, собирал на нее досье, в то время как она ни о чем даже не подозревала. Она не помнила, чтобы они когда-либо встречались, и тем не менее он знал о ней и выбрал ее из-за удивительного сходства с На-нет. Стараясь отогнать от себя неприятные мысли, Корина попробовала представить себе, какой могла бы быть встреча с родственниками Гам-бини, если бы она согласилась на такую мистификацию.

— Нет, все-таки я не актриса, — сказала она. — и сомневаюсь, что смогу сыграть отведенную мне роль, господин Гамбини.

— Называйте меня, пожалуйста, по имени. Для вас я просто Орсо. Уверен, вы прекрасно справитесь. Забудьте только о том, что я ваш босс. Думайте обо мне, как о друге, тогда все получится само собой.

Понимает ли Гамбини, что требует от меня почти невозможного, думала Корина. В то же время ей так не хотелось огорчать старую женщину, которая столько лет ждала, когда чересчур разборчивый правнук найдет наконец невесту. Случись такое, она всю жизнь будет корить себя за проявленную черствость. В конце концов, ничего с ней не случится, если день или два она станет изображать будущую жену Гамбини.

К тому же, откажись Корина сейчас от его просьбы, Орсо может потерять к ней всякий интерес, и она останется без работы. И что тогда будет с Бланш? Сестренке еще только четырнадцать, но она уже лучшая ученица в классе и мечтает стать доктором. Нельзя быть такой эгоистичной и думать только о себе.

Тяжело вздохнув, Корина посмотрела на Гамбини, и он без труда прочел в ее глазах согласие.

— Значит, да?

— Надеюсь, мне не придется пожалеть об этом, — с сомнением в голосе сказала она.

— Уверен, что вы всех очаруете, — радостно заявил Гамбини. — А сейчас мы смогли бы закрепить нашу договоренность. Назовите это репетицией.

Не успела Корина понять, о чем он говорит, как Орсо заключил ее в объятия. Она открыла было рот, чтобы выразить протест, но в это мгновение его горячие, чувственные губы прильнули к ее губам, и все вокруг поплыло. Поцелуй, казалось, длился целую вечность. Корина с трудом сдерживала охватившую ее дрожь. О боже! Только бы он не заметил, какое наслаждение дает его поцелуй!

— Что вы скажете теперь? Это ведь было совсем не плохо, не правда ли? — пытливо взглянул на нее Орсо, оторвавшись наконец от ее губ.

— Теперь я скажу, что вы очень превратно поняли мое согласие, — недовольная собой, пробормотала Корина. Если я сейчас же не поставлю его на место, он сможет сделать со мной все, что захочет, тоскливо подумала она.

— Зато я доказал себе и вам, главное вам, что не вызываю у вас отвращения. Скорее напротив, — улыбнулся довольный собой Гамбини.

— Не пытайтесь приводить доказательства такого рода слишком часто, — запротестовала Корина.

— Не беспокойтесь, я достаточно тактичен, но не вздумайте меня подвести, — вкрадчивым голосом, в котором тем не менее отчетливо прозвучало предупреждение, ответил Гамбини.

— Мне будет очень нелегко выполнить вашу просьбу, — с трудом сдерживая нарастающее возмущение, призналась Корина.

— Я согласен, просьба несколько необычная, но, уверен, вы вполне способны справиться. Разумеется, вы будете соответственно вознаграждены.

— Какого черта вы каждый раз все сводите к деньгам! — От возмущения она даже вскочила. — Будем считать, что все это входит в мои служебные обязанности и мне нужна дополнительная плата за их выполнение. Но если вы предлагаете мне награду за то, чтобы иметь право целоваться со мной, то это превращает меня…

— Все ясно, Корина, — прервал ее Гамбини, встав с дивана. — Просто я привык…

— Привыкли платить за то, что вам нужно, — язвительно закончила девушка его мысль. — Знаете, я не Нанет и придерживаюсь несколько других взглядов на жизнь. Не все в этом мире покупается и продается. Ладно, покончим с этим. Теперь скажите, что будет со мной после того, как я сыграю предназначенную мне роль? Вы меня уволите?

— Вы можете оставаться на этой работе столько, сколько захотите, — пожал плечами Гамбини.

— Довольно высокая плата за то, чтобы несколько дней притворяться вашей подружкой.

— Вы заслуживаете этих денег, — начиная сердиться, буркнул Орсо. — И вообще, хватит об этом. Софи проведет вас в вашу комнату. Сегодня вечером мы ужинаем со всеми членами моей семьи. Пожалуйста, оденьтесь соответственно.

Софи долго вела Корину по, казалось, бесконечным коридорам, пока наконец они не дошли до отведенной ей комнаты. Распахнув дверь, служанка пригласила ее войти и спросила, не надо ли помочь распаковать вещи.

— Спасибо, Софи, у меня совсем немного вещей, — поблагодарила Корина, подумав при этом, что у нее нет ничего подходящего, что она могла бы надеть на ужин с семейством Гамбини.

Оставшись одна, она огляделась. Большая, с потолком, украшенным лепниной, комната была обставлена красивой старинной мебелью. С обеих сторон кровати деревянный, натертый до блеска пол был закрыт плетеными ковриками.

Сам дом стоял на возвышении, и из его окон открывалась захватывающая дух панорама острова. С одной стороны виднелся идущий с севера на юг хребет, самой высокой вершиной которого была гора Мон-Сенто. У подножия раскинулись плантации цитрусовых и оливковых деревьев, за ними начинались рощи пробкового и каменного дуба, а еще выше горы покрывали каштановые деревья. Дом окружали настоящие заросли цветущих кустарников, источающих аромат. Корина невольно вспомнила, что Корсику называют «благоухающим островом». Окна с другой стороны выходили на скалистый, крутой, изрезанный многочисленными заливами морской берег. Яркое южное солнце отражалось в неправдоподобно голубой воде.

Полюбовавшись этой красотой, Корина присела на кровать и задумалась. Обстоятельства складывались таким образом, что ей никак нельзя было отказываться от предложения Гамбини. Состояние здоровья его прабабушки, необходимость платить за обучение Бланш и сложность в получении новой работы — все это требовало согласия Корины. Только бы не пришлось пожалеть о своей уступчивости.

Приняв решение, Корина надела шелковую блузку зеленого цвета, которую она взяла с собой на случай возможного делового обеда. Конечно, это был не лучший наряд для знакомства с родственниками Гамбини, но ничего более подходящего она не взяла.

Причесавшись и положив минимум макияжа, Корина села у окна. Солнце быстро садилось, и уже начинало темнеть. Раздался едва слышный стук, и сразу же в комнату вошел Орсо.

8
{"b":"27484","o":1}