ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она пыталась не замечать, что кровь ее превратилась в жидкий огонь. Почему он так странно ведет себя? Всего несколько секунд назад зеленоватые глаза источали арктический холод, а теперь…

– Мы, кажется, договорились о дружбе.

– Ты смотришь на меня не по-дружески.

– А как же тогда? – Темная бровь Джея иронически изогнулась.

– Как будто хочешь затащить меня в постель.

– Возможно, так оно и есть.

– Это смешно, – возразила Эдит, пытаясь бороться со своими чувствами.

– Не вижу ничего смешного в том, что мужчина и женщина хотят друг друга.

От слова «хотят» почему-то стало очень больно. Его обуревала животная страсть, не имеющая ничего общего с ее любовью. Возможно даже, он узнал, кто она, и решил таким образом отомстить. Что ж, его право, может хотеть всю оставшуюся жизнь.

Эдит резко поднялась.

– Если ты думаешь, что я когда-нибудь соглашусь заняться с тобой любовью, то забудь об этом. Ты последний человек на земле, которому я позволю ко мне притронуться.

Ноги ее дрожали, но Эдит сумела-таки сделать несколько шагов в сторону дома. Ее переполняли ярость и смущение, поэтому она не заметила, что Мейбл наблюдает за ними из окна своей спальни.

– Эдит, – позвал Джей, следуя за ней.

– Что? – Она обернулась, окинув его ледяным взглядом.

– Зачем все это? Неужели ты настолько боишься показать собственные чувства? Мне даже кажется, мисс Эдит Стенфилд, что тебе стыдно оттого, что ты начинаешь забывать своего бывшего мужа.

Глаза ее вспыхнули как сапфиры.

– Чего мне стыдиться?

– Это ты мне объясни.

– Ты с ума сошел! – Эдит сокрушенно покачала головой. – Ты сам не понимаешь, что говоришь.

– Тогда почему же ты отталкиваешь меня, если нас влечет друг к другу?

– Влечет друг к другу? – гневно повторила она. – Мне так не кажется. Неужели ты вернулся, чтобы закрутить со мной роман?

Похоже, он изрядно удивился ее прямолинейности. Темные брови поползли вверх, глаза изумленно расширились.

– На самом деле закрутить с тобой роман я хочу меньше всего, – очень ровно отозвался Джей.

– Тогда, черт подери, что за игру ты затеял? – Она вся дрожала, но теперь уже от ярости, а не от желания.

– Никаких игр. Мое тело реагирует совершенно естественным образом, мне дажене нужно ничего планировать. Или ты, может быть, не подозреваешь о своей сексуальности?

На нежных щеках Эдит немедленно вспыхнул предательский румянец.

– Я польщена. Но я в такие игры не играю.

– А в какие же тогда?

В нем снова произошла перемена. Она бы и не заметила, если бы так пристально не смотрела на его лицо. Джей по-прежнему улыбался, голос звучал так же ровно, и все же…

И все же я страдаю манией преследования, мысленно усмехнулась она. Я чувствую себя виноватой, потому что скрываюсь под другим именем.

– Ни в какие, – резко ответила Эдит. – С меня довольно, мне надоел этот разговор. Я иду к себе!

Но Джей остановил ее, взяв за руку и развернув к себе. Сердце молодой женщины готово было выпрыгнуть из груди, и она зажмурилась в тщетной попытке не замечать опасной близости Джея. Казалось, она могла чувствовать биение его пульса, ощущать горячую силу мужского естества.

Он склонился над ней и приник жадным ртом к ее губам. Эдит еле слышно вздохнула и уперлась ладонями в мускулистую грудь. Но его уже невозможно было остановить.

Руки его скользнули ей за спину, обхватили трепещущее тело, лихорадочно лаская. Нежные искусные пальцы словно разрушили последние укрепления – Эдит не могла больше сопротивляться. Губы приоткрылись, отвечая на поцелуй, и язык Джея проник в сладкие глубины, заскользил по деснам, погружаясь все глубже, заставляя ее тело дрожать от возбуждения.

Эдит робко провела ладонями по сильным плечам, с тайной радостью ощущая, как мышцы напрягаются под ее прикосновениями. Его запах – такой знакомый и любимый – щекотал ноздри, возбуждая все сильнее.

Ей никогда уже не забыть вкуса этих чувственных губ, Джей Мэтьюз, словно наркотик, привязывающий к себе навек. Воспоминания останутся после того, как они расстанутся, когда он уже забудет о ней.

Отмахнувшись от тяжелых мыслей, Эдит обвила его шею руками, прижимаясь крепче. Страсть охватила ее, и она отдалась во власть инстинкту. Руки Джея тем временем легли на мягкие округлости ее груди, лаская сквозь тонкую ткань напрягшиеся до боли соски. Но даже легкая футболка казалась преградой: хотелось избавиться от одежды и белья, чувствовать его всем телом, насладиться близостью обнаженных тел. Она хотела отдать ему себя.

Неожиданно Эдит словно очнулась от кошмарного сна. И ужаснулась собственным действиям и мыслям.

– Нет! – воскликнула она, но протест прозвучал слабой, неубедительной мольбой.

Джей не обратил на него внимания. И мгновение спустя губы его вновь заворожили ее, пробуждая чувства, о существовании которых Эдит не подозревала.

Пять лет супружеской жизни открыли ей меньше тайн, чем пять минут в объятиях этого человека. Майкл никогда не целовал ее так, что весь мир превращался в сумасшедший сверкающий вихрь, а тело горело будто в огне. Занимаясь любовью, он никогда не стремился доставить жене наслаждение. Сейчас же все было по-другому. Руки и губы Джея сводили ее с ума. Эдит хотелось плакать и смеяться одновременно, утонуть, раствориться в его ласках.

Но она знала, что он играет, дразнит ее, пытаясь понять, как далеко Эдит позволит ему зайти. И в душе наверняка смеется над ее словами: «Ты последний человек на земле, которому я позволю ко мне притронуться!»

Так что же случилось? Почему она не может держать себя в руках? Это же все неправильно и не входило в ее планы!

– Джей, пожалуйста, – прошептала она.

– Пожалуйста – что? – Эдит чувствовала его теплое дыхание на своих губах. – Пожалуй ста, еще? – Его пальцы легко касались груди и напряженных сосков, причиняя боль, смешанную с восторгом.

Медленно, дюйм за дюймом, он разрушал ее оборонительные укрепления, и совсем скоро – если она не примет решительных мер – заставит ее сдаться на милость врага-победителя.

Во имя страсти, животного голода, ради плотского удовольствия! Чтобы доказать свое мужское превосходство!

– Черт бы тебя подрал, Джей Мэтьюз! – Голос Эдит звенел от ярости. – Прекрати сейчас же! – Она замолотила его кулаками по груди, сверкая потемневшими синими глазами.

– Я как раз думал: когда же ты меня остановишь? – протянул Джей, лениво улыбаясь, и отступил назад.

– Будь ты джентльменом, ты бы прекратил, когда я попросила тебя в первый раз.

– Даже в тот момент я зашел куда дальше, чем предполагал. – Его белозубая улыбка стала шире.

– Предполагал? – Эдит чуть не задохнулась от негодования. – Предполагал? Ты сущий дьявол!

– Напротив, вполне нормальный человек.

– Ты же воспользовался ситуацией!

– Какая ты все-таки увлекающаяся женщина!

Температура ее взгляда упала до абсолютного нуля.

– Очень подходящая для того, чтобы поразвлечься, да? Чтобы скоротать несколько часов свободного времени, пока ты, Бог знает с какими целями, торчишь на острове? Быть может, ты ценишь такое времяпрепровождение, но я – нет.

Джей наклонил голову и пристально на нее посмотрел.

– Неужели ты не испытала никаких приятных ощущений?

Он знает, что если я отвечу «нет», то солгу, подумала Эдит, поэтому ушла от прямого ответа.

– Все зависит от того, что называть приятным. Целовать женщину, которая не желает иметь с тобой ничего общего, это, по-моему, напоминает попытку изнасилования. – Она понимала, что говорит лишнее, но не могла остановиться. Этот человек злил ее до безумия.

На лице Джея вспыхнул темный румянец, но он взял себя в руки.

– Надеюсь, ты не имеешь в виду ничего подобного.

– Ты этого никогда не узнаешь! – выкрикнула она и, повернувшись на каблуках, кинулась в дом.

Эдит закрылась у себя в спальне и всерьез обдумывала планы бегства. Она просто не могла сопротивляться этому мужчине, а посему находиться с ним в одном доме стало слишком опасно.

21
{"b":"27485","o":1}