ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Попадать, так с музыкой
Дикарь. Часть 4. Игра чужаков
Мастер и Маргарита (Иллюстрированное издание)
Страх
Марафон: 21 день без сахара
Невозможный мужчина
Магия тьмы
Green Witch. Полный путеводитель по природной магии трав, цветов, эфирных масел и многому другому
Инструктор ОМСБОН
A
A

С этими словами Демьюрел украдкой вытащил из-под алтаря длинный пистолет и отвел назад затвор. Ударник громко щелкнул.

– Думаю, это заставит тебя повиноваться мне. – Демьюрел засмеялся и кивнул подобострастно изогнувшемуся Бидлу.

Бидл проковылял через комнату к Рафе. Он осторожно взял его за руку и подвел к трем стоявшим у стены деревянным креслам. Толкнув Рафу на среднее кресло, он поспешно связал его запястья и ноги золотым шнуром. Шнур глубоко врезался в запястья, грубо прижав их к твердому дереву.

Внизу хлопнула входная дверь, и по лестнице тяжело затопали – шаги были слышны даже на самом верху башни. Демьюрел повернулся к Бидлу.

– Посмотри, кто там; мы не желаем, чтобы нас беспокоили.

Бидл подошел к двери и взялся за ручку, но в этот момент дверь распахнулась и отшвырнула его в сторону, прижав к каменной стене. В круглую комнату вошел Джекоб Крейн, мельком взглянув на темную кучу на полу – это и был Бидл. Демьюрел явно удивился, увидев Крейна. Его взгляд остановился на расплывавшемся кровавом пятне на плече и руке Крейна, однако он ничего не сказал.

Крейн поглядел на Рафу.

– Так это и есть причина всей суматохи… По виду египтянин. Я бы не стал с ним связываться, Демьюрел. С такими, как он, связываться не стоит. Это к несчастью. – И Крейн шагнул к Демьюрелу.

– Счастье придет от Люцифера [4], – оборвал его Демьюрел. – А этот на яркую утреннюю звезду не похож. Где остальные? – спросил он требовательно.

– Я пришел за деньгами. Дети внизу. – По тону Крейна было ясно: с этим человеком шутки плохи.

– У нас тут небольшая проблема, мистер Крейн. Вам придется подождать. – Демьюрел указал на связанного Рафу. – Он занял у нас слишком много времени. Бидл проводит вас в дом и отдаст вам ваши деньги. Приведите детей: их друг ждет их, я тоже.

– Не вздумай водить меня за нос, викарий. Только учую подвох, и твой слуга будет у тебя ухмыляться своим вторым подбородком, от уха до уха. – Крейн сделал жест рукой, показывая, как перерезает глотку. Демьюрел направил на него пистолет.

– Что помешает мне убить тебя прямо сейчас, а денежки оставить себе?

– Давай, жми на ударник, – сказал Крейн. -А потом мои молодцы подожгут бочку с порохом, что стоит возле двери, и подкинут эту твою башню прямехонько в иной мир. – Он усмехнулся. – Вот тогда все мы узнаем, есть ли там Боженька на самом деле. – Повернувшись к Бидлу, он подмигнул и схватился за плечо. – Вставай, слизняк, хватит валяться на полу, ползи-ка вниз по лестнице, как сумеешь. От этой вони меня вот-вот вырвет. – Он повернулся к Демьюрелу. – Как только получу деньги, пришлю детей сюда. Что будешь делать с ними – твоя забота.

Бидл, ухватившись за дверную ручку, вскарабкался на ноги и поковылял за Крейном вниз.

Рафа сквозь наполнивший помещение дым смотрел на Демьюрела. Тот стоял перед алтарем и поднимал верхнюю часть камня Азимут. Затем приставил обе части одну к другой.

– Очень скоро, мой темнокожий друг, я буду иметь все, что хотел всегда. Как только появятся твои друзья, все произойдет наилучшим образом. – Его тонкие губы растянулись в улыбке.

– Они не сделали тебе ничего плохого. Зачем ты впутываешь их во все это? Разве не достаточно меня? – отозвался Рафа.

– Достаточно? Человеку никогда не бывает достаточно. В конце концов, три сердца лучше, чем одно. Ты все еще не понял, что речь идет о жертвоприношении? Даже твой Бог знает это. Полноценное, отличное и удовлетворительное жертвоприношение ради отпущения греха – разве не так? – говорил Демьюрел под грохот и дребезжание башенной крыши, которую сотрясал бушевавший снаружи шквальный ветер.

Рафа не замедлил с ответом:

– Ты не был готов принести столь великую жертву и никогда готов не будешь.

– О жертвах мне все известно. Всю мою жизнь я то отказывался от одного, то избавлялся от другого. Но теперь мое время настало, – ответил Демьюрел.

В этот миг дверь открылась, Крейн втолкнул в комнату Бидла, за которым шли Томас и Кейт. Двое его людей стерегли у двери.

– Гляди, викарий, вот эта парочка, которая тебе нужна, вот она, и в прекрасном виде. Делай с ними что хочешь.

Крейн подтолкнул ребят к Демьюрелу.

– Мне нравятся люди, которые умеют держать слово, – отозвался Демьюрел.

– Слово? Он обманщик и лжец. Контрабандист! – выкрикнула Кейт.

– Привяжи их к креслам, Бидл, и выставь отсюда этого бездельника с его людьми. Нас ждет работа. – Демьюрел навел пистолет на Крейна. – И без фокусов, мистер Крейн; я владею этим оружием не хуже вас.

– Все они твои, викарий. Делай что хочешь. Я получил мои деньги, мой корабль ждет меня с поднятыми парусами.

Крейн повернулся и сделал своим людям знак покинуть помещение. Сам он уходил, пятясь и не спуская глаз с Демьюрела и его пистолета.

– Прошу прощения, мои юные друзья, но дело есть дело, а жизнь просто пар и ровно ничего не стоит по сравнению с этим: тридцать штук королевского серебра! – Он улыбнулся Кейт и вышел. Башню сотряс последний порыв ураганного ветра.

– Очень подходящая погодка. Я люблю бурю, она заставляет трепетать сердце. – Демьюрел повернулся к Бидлу. – Приготовь их для ритуала.

В эту минуту лучи солнечного света проникли в узкие оконца, разноцветно отразившись в заполненном дымом воздухе.

– Слишком поздно, хозяин, – громко вскрикнул Бидд. – Мы потеряли время, уже рассвет. Это утро.

– Еще одна ночь – и мы упустим полнолуние! – рявкнул на Бидла Демьюрел. – Привяжи их покрепче. Приготовь комнату, а к ночи мы вернемся. Думаю, стоит перетерпеть еще один нудный день ради того, что должно свершиться. – Демьюрел снял с себя длинное белое одеяние и набросил его на алтарь. – Когда все закончишь, не забудь проверить, хорошо ли запер дверь; один день они продержатся и без пищи – какая, в сущности, разница, прибудут они толстыми или худыми туда, куда отправляются.

Демьюрел вышел из комнаты, оставив Бидла управляться одного: навести порядок на алтаре, поставить Керувима посредине и загасить свечи.

Покончив с делами, Бидл остановился и посмотрел на Кейт, стараясь разглядеть получше ее черты. Он приблизился к ней, волоча свою сухую ногу. Наклонившись к ее лицу, он заглянул ей в глаза и ласково провел рукой по щеке.

– Ты такая красотка, это будет большая потеря. Все, чем могла бы ты стать, все, что могла бы сделать, исчезнет навсегда завтра, к тому времени, как взойдет солнце.

– Оставь ее в покое, уродец, – крикнул Бидлу Томас. – Только тронь ее еще раз, и я сдеру все твои бородавки… – Он старался ослабить путы, прикрутившие его к креслу. Однако с каждым движением они затягивались все туже.

– Я буду делать с ней все, что захочу, – окрысился Бидл на Томаса, – и с тобой сделаю нынешней ночью что захочу. Подожди, пока взойдет луна, и сам увидишь, что он приготовил для всех вас.

– Не слушай его, Кейт, пусть болтает что хочет. Они не посмеют тронуть никого из нас, – сказал Томас, изо всех сил стараясь держаться храбро. Он повернулся к Бидлу. – Как только ее отец найдет нас, мы уйдем – поминай как звали.

– Ее отец много лет подряд кормился из кармана Демьюрела. Как ты думаешь, кто стоит за всем тем, что происходило с Демьюрелом? В один прекрасный день он становится судьей, на следующий – священником, а по ночам – укрывателем всей контрабанды, какая только появлялась здесь за все эти годы. Так что хозяин здесь не твой отец, а викарий – вот настоящая власть в этих краях. Да если бы не Демьюрел, вы оба тоже жили бы теперь в работном доме, долбя сланец в карьерах, так-то, юная Кейт. – Размахнувшись, он дал Томасу пощечину тыльной стороной ладони. – Что же до тебя, то самое лучшее для любого из Барриков быть утопленным при рождении… Впрочем… они обычно умудряются утонуть сами, еще не дожив до сорока. – Бидл загоготал, довольный собственным остроумием, пока Томас боролся с охватившим его гневом.

– Оставь его, Томас, – тихо проговорил Рафа. – Его собственный язык погубит его. Доброе слово поможет унять гнев, а для него это все равно что посыпать горящими угольями его голову. Поверь, есть более важные вещи, чем его злость.

вернуться

4

Люцифер – старинное название планеты Венеры

37
{"b":"27486","o":1}