ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Значит, ты даешь слово сдержать свое обещание? – спросил Рафа. – Тогда мы возьмем тебя с собой. Покажи нам дорогу. Если ты нас предашь, отвечать тебе придется перед Риатамой.

– А еще ответишь вот этому мечу, – тихо прошептал Томас Бидлу на ухо. – Может быть, я по годам еще мальчишка, но за последние две ночи я научился быть мужчиной. Он-то может простить тебя, Бидл, но мои запястья все еще горят от веревок, которыми ты связал их.

Все вместе они вышли из-под укрывшего их старого тиса и разросшегося вокруг него густого кустарника, прокрались по усыпанному гравием двору к задней двери дома викария. Драгунов, отдыхавших в конюшне, было не слышно, только переминались с ноги на ногу их лошади. Бидл бесшумно шагал впереди, все еще со змеиным ящиком в руках. Томас шел следом, с мечом, втянутым в правый рукав, готовый выхватить его мгновенно при малейшем признаке опасности.

Бидл провел их в дом. Двигаясь как можно неслышнее, они вскоре оказались в коридоре, который вел к кухне, подвалу и, в конечном счете, в подземный ход. Демьюрел не подавал никаких признаков своего присутствия. В доме царила мертвая тишина. В кухне не пахло стряпней. Повариха не гремела кастрюлями. Дом казался пустым.

– Здесь никого нет, – чуть слышно прошептал Бидл. – Вышли посмотреть на рухнувшую скалу в Бейтауне. Верно, стоят перед домом.

Они вздохнули с облегчением, узнав, что их бегству ничто не помешает. Рухнувшая скала означала, что в карьере нет ни людей, ни лошадей. Все стояли наверху, глядя на оползень и растекавшуюся по заливу грязь, а главное – на огромную красную тучу, излучавшую все более яркое сияние. Длинный коридор отвратительно смердил холодным мясом и протухшей рыбой. Он был темный и мрачный. Через каждые несколько метров в укрепленных на стене деревянных подсвечниках тускло горели маленькие свечки, их слабые огоньки судорожно метались каждый раз, когда мимо них проходили. Свечи отбрасывали длинные тени на сырые стены. Через окно в конце коридора вливалось красное зарево. Оно отражалось в огромном зеркале, укрепленном на стене, и отбрасывало тусклые блики на золотые перья распростертых во всю ширь крыльев ворона. Бидл остановился и сделал знак остальным сохранять полную тишину.

Боясь быть обнаруженными, они ступали почти неслышно и наконец вышли из коридора в освещенный холл. Дверь в кабинет Демьюрела была закрыта, лестница, ведущая вверх, пуста. Золотое изваяние огромного ворона над входной дверью настороженно смотрело вниз, в проход, ведущий в холл. Это был долгий путь – от входной двери через холл, в кухню и дальше вниз, в подвал. Вдруг загрохотало, загудело – новый толчок потряс дом. Они ускорили шаг – в такт ускоренному биению их сердец. От волнения у всех пересохло во рту, ослабели ноги. Каждый сдерживался изо всех сил, чтобы не закричать невольно, не побежать.

Рафа обернулся и увидел лицо Томаса. Оно выражало все возраставший страх. Он перевел взгляд на Кейт – девочка закусила губу, тревожно сдвинула брови.

В этот миг сзади, у входной двери, раздался грохот. Бидл обернулся первым. На лице его появилось выражение крайнего ужаса. Золотой ворон рухнул на пол и теперь пытался встать, встряхивая перья. Он был живой! Из золотой головы золотые глаза смотрели прямо на них, огромный золотой клюв словно клевал воздух. Ворон тряс своими золотыми перьями и, сделав по направлению к ним два огромных шага, начал расправлять крылья.

Не сговариваясь, они бросились бежать, Бидл со своей сухой ногой ковылял как мог. Скоро он отстал от всех, и тут золотой ворон подскочил к нему, словно к настигнутому в степи кролику; Бидл уже ожидал, что могучая птица вот-вот схватит его и растерзает своим мощным золотым клювом.

– Бегите, спасайтесь, я постараюсь задержать его! – крикнул Бидл и швырнул ящик со змеями в ворона.

Три гадюки поползли по дощатому полу, но мгновенно были разорваны в клочья гигантской птицей. Бидл ковылял со всей скоростью, на какую был способен, распахивая по дороге все двери по обе стороны коридора, чтобы задержать ворона.

Рафа и остальные слышали позади громыхание: птица-великан захлопывала одну дверь за другой на своем пути. Томас остановился и посмотрел назад. Он увидел отчаянно ковылявшего к выходу Бидла и чудовищную птицу, настигавшую его. Он выхватил меч из рукава и бросился назад к Бидлу.

– Не валяй дурака, парень, спасайся сам, – крикнул Бидл безумным голосом.

И, влетев в открытую дверь кухни, захлопнул и крепко запер ее за собой. Ворон подскочил к двери, ударил в нее железными когтями, они вонзились в дерево и бешено драли его, так что щепки разлетались по всему коридору. Томас слышал, как Бидл подтаскивает к двери и громоздит друг на друга стулья, чтобы защитить себя от атаки.

– Беги, беги вниз, в подвал! – донесся до Томаса глухой крик Бидла, едва слышный в грохоте ломаемой мебели и раздираемой в щепы двери.

Томас не мог покинуть его. Он знал: еще несколько секунд – и гигантская птица проломит дверь и разорвет Бидла.

– Иди-ка сюда, жирный цыпляк, попробуй меня схватить! – крикнул Томас птице и взмахнул мечом варригала над своей головой.

Ворон перестал терзать дверь, повернулся и уставился на него. Двухметровое чудовище почти полностью перекрывало коридор вширь, его длинные металлические когти впились в дощатый пол, оно готово было ринуться на мальчика.

Томаса охватила паника. Рафа и Кейт были уже в подвале. Он остался один. И тут Томас услышал голос, он шел прямо из его сердца.

– Я буду с тобой всегда, до скончания века.

Это был голос Короля!

Ворон ринулся на Томаса с потрясшей его быстротой. Томас отступил назад, не зная, что делать и как сразиться с этой тварью. Он подскочил и мечом ударил по перьям, но без какого-либо результата. Птица вцепилась клювом в его куртку, подняла в воздух и со всего размаху раз за разом колотила его об стены коридора. Томас ударился головой об угол двери и уронил меч. Ворон швырнул своего противника на пол, шагнул вперед и поставил огромную когтистую лапу ему на грудь, уже нагнув голову, чтобы рвать его тело своим острым клювом.

Теряя сознание, Томас услышал песнь серавимов:

Преславный, Всевышний, Господь Всемогущий,
Славой твоей полон мир, Вездесущий…

И вдруг живой яркий свет как будто пронзил его тело, окружил со всех сторон; Томас открыл глаза. Он увидел, что находится внизу длинной каменной лестницы, окруженный серавимами. С верхнего конца лестницы на него смотрел Король.

– Желаешь ли ты продолжать борьбу, Томас, или придешь ко мне, вернешься домой? – Голос был мягкий, теплый, дарующий ощущение покоя. – Выбор за тобой. Я стоял у порога твоей жизни, и ты слышал мой зов; теперь ты можешь прийти ко мне и разделить пищу со мной.

Томас испытывал неодолимое желание оставить этот мир и уйти к Королю. Он оглянулся и увидел свою жизнь, застывшую во времени. Он видел дом викария весь, целиком, видел его изнутри, как будто все стены исчезли, видел обставленные комнаты и совершенно неподвижных людей, как если бы время и впрямь остановилось – словно в кукольном домике, в какой-то детской игре. В темном проходе ворон замер над его телом в то мгновение, когда уже готов был накинуться на него. Бидл стоял на кухне у двери. Рафа и Кейт были на полпути вниз, в подвал. Демьюрел и капитан Фаррел находились в середине подземного хода и теперь собирались вернуться в подвал: они были там, когда все затряслось, и поспешили спрятаться поглубже, в подземном ходе.

Со своего места, возле райских врат, Томас увидел, что Кейт и Рафа вот-вот будут схвачены Демьюрелом. Сейчас ворон убьет его, а потом отправится за ними. Им некуда бежать, кроме как прямо в руки поджидавших их Демьюрела, капитана Фаррела и его людей.

– Позволь мне вернуться туда и бороться, я должен предупредить их. Если я не вернусь, задача выполнена не будет. Прошу тебя, мой Король, разреши мне вернуться к ним, – сказал Томас.

47
{"b":"27486","o":1}