ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лаббок колотил по барабану все громче, Фингус пиликал на своей скрипке все быстрее. Море волновалось, брызги то и дело дождем обрушивались на палубу, с севера пробилось сияние необычного облака. Внезапно музыка оборвалась.

– Всем приготовиться! – крикнул Крейн, когда бриг оказался на расстоянии пушечного выстрела от дома викария. Он ждал, когда волна подбросит корабль как можно ближе к скале. Бриг накренился, поднятый волной. – Огонь!

Ночной воздух наполнился запахом пороха. Завеса багрового дыма вылетела из пушки в черное небо. Ядро с адским ревом понеслось к своей цели. Крыша дома викария взлетела в воздух, рассыпая вокруг серую черепицу, и рухнула, гулким ударом потрясши землю.

– Огонь! – еще раз крикнул Крейн команде, приготовившей вторую пушку.

Выстрел проревел в ночи, как невидимый зверь. Ядро попало в угол здания, кирпич и камни разлетелись вокруг.

Вдруг послышались мушкетные залпы, было видно, как порох, вспыхивая, рассыпал с вершины скалы крохотные искры. Пули защелкали по обшивке брига, словно град.

– Займемся мушкетами, быстро! – приказал Крейн. И, подождав волны, скомандовал: – Огонь!

Первая пушка прогрохотала во второй раз, целя в небольшую группу стрелков на скале. При слабом свете луны и светящегося облака Крейн увидел, что ядро поразило цель, взметнув в небо груды земли. Больше оттуда не стреляли.

– Фингус, сыграй мне что-нибудь радостное, хочу отпраздновать победу, – сказал Крейн спокойно, уходя в свою каюту.

Команда разразилась громогласным «ура!», и Фингус тронул струну, задавая тон барабану Лаббока.

Звуки пушечных выстрелов эхом разнеслись по долине. В Стрегойка Мэнор Рафа вскочил с кровати и бросился к окну. Он разглядел вдали, что дом викария весь в дыму и огне, словно красная свеча на вершине темного холма.

– Быстрее, – прошептал он Томасу и Кейт. – Дом Демьюрела горит.

Томас, еще не пробудившись как следует, шатаясь подошел к окну, подталкивая и Кейт. Сонными глазами они смотрели на раскинувшуюся перед ними картину.

– Что случилось? – спросила Кейт.

– Что бы там ни было, думаю, Демьюрел не обрадуется. Он явится сюда, чтобы отыскать нас, и мы слишком близко, чтобы чувствовать себя в безопасности, – ответил Рафа.

– Смотрите! – сказал Томас внезапно, указывая в сад.

Из леса на поляну выходила длинная процессия; все участники ее были в черных масках. Они подошли к высокому одинокому камню и стали в кружок вокруг него.

Томас отскочил от окна, задул свечу и вернулся к остальным.

– Что они делают? – спросил он.

Все трое не отрываясь смотрели на фигуры в масках, которые, став вокруг камня, взялись за руки и начали медленно двигаться против часовой стрелки.

– Это колдуны, – сказал Рафа. – Видите, они двигаются против солнца. Они вызывают силы зла.

– Откуда ты знаешь, что это они? Просто что хотят, то и делают, – возразила Кейт.

– Я видел их много раз. Они хотят воспользоваться этим камнем как центром для некой силы. Он вкопан глубоко в землю и…

– А для чего ходить вокруг камня? – перебила его Кейт.

– Они верят, что этим вызовут из земли силу, которую они хотят использовать, – но на самом деле это Пиратеон использует их, – сказал Рафа.

Между тем фигуры в масках начали петь. Они все ускоряли и ускоряли шаг, пока это движение не превратилось в танец; их голоса становились все громче. Круг танцоров распался, они отпустили руки друг друга. Теперь каждый извивался и вертелся вокруг камня отдельно. Внезапно один из танцующих остановился и, держа в руке длинную деревянную палку, подошел к камню и сбоку стал колотить по нему.

Раз – это ветер, что с запада дует,
Два – земля, что жизнь продолжает,
Три – огонь, пожирающий наше дыханье,
Четыре – вода, несущая нам исцеленье,
Пять – луна, что нам путь во мгле освещает,
Шесть – солнце, на свете нет ярче лика,
Семь – мы тебя вызываем сейчас, владыка.

Фигура под маской выкрикивала заклинания, повернувшись к ветру лицом и каждый раз ударяя по камню своей палкой. Потом воткнула ее в землю и отошла в сторону. На деревяшке тут же появились почки и молодые побеги. На глазах у трех друзей палка превратилась в живое дерево. Ствол дерева стал толстым, его ветви покрылись молодой зеленой листвой. Каждая ветвь была усыпана белыми цветами, сразу же уступившими место маленьким красным яблочкам. Яблоки, все, кроме одного, мгновенно осыпались и были поглощены землей. Последнее оставшееся яблоко висело на самой маленькой, низко склонившейся ветке. Внезапно таинственная фигура сдвинула маску с лица. Это был Финнестер.

Трем друзьям, стоявшим у окна, не нужно было называть его имя. Кейт и Томас смотрели друг на друга, остолбенев от изумления.

– Нам необходимо выбраться отсюда как можно скорее. Они не должны завладеть Керувимом, а между тем они ближе к нему, чем способны вообразить, – сказал Рафа.

– Смотрите! – воскликнул Томас, глянув в окно. Таинственные фигуры, одна за другой, снимали маски. Среди них был Демьюрел, стоявший рядом с Финнестером, а возле него капитан Фаррел, чье лицо словно бы размывалось, когда дунамез то приближался к его лицу, сливаясь с ним, то удалялся, глубже погружаясь в его тело.

В этот момент каменный столб начал издавать низкий гудящий звук, отчего земля вокруг него сразу завибрировала. Демьюрел, улыбаясь, посмотрел на Финнестера. Из земли подымался туман; он закрывал белой пеленой стоявших вокруг столба и отражал свет луны. Из леса появились два глэшана, они прошли в центр кружка и стали возле столба. Вскоре туман, плотно окутав всю лужайку, накрыл сборище, словно одеялом. Возле каменного столба земля разверзлась, и из расселины, маршируя, вышел отряд варригалов в змеевидных шлемах, с отполированными щитами и короткими мечами. Они образовали вокруг собравшихся на шабаш второй круг, словно защищая их от тайных врагов.

Демьюрел вынул из-под мантии акациевый столбик и черную руку. Он поднял их вверх, потом вжал в землю. Рука тотчас засветилась, словно была раскалена добела.

– Оба Керувима находятся поблизости, – сказал он. – Как только лунный свет коснется каменного столба, час настанет. – Он посмотрел на окно спальни под самой крышей дома. – Они спят мертвым сном, – кивнул он Финнестеру.

И вдруг все сборище замерло в безмолвии. Демьюрел обернулся и увидел, как фаланга варригалов быстро расступилась и высокая фигура с ярко-рыжими волосами, одетая сверху донизу в черную кожу, прикрытую доспехами, прошла в самый центр кружка. Глэшаны упали на колени и склонили перед вошедшим головы, не дерзая смотреть в его несказанно прекрасное лицо.

Финнестер и Демьюрел стояли молча, не зная, что им делать. Оба смотрели на пришельца, не смея спросить его имя и не зная, может ли быть, что их догадки верны.

– Кажется мне, что вы оба, так жаждущие побеседовать со мной, вдруг потеряли дар речи.

Голос звучал на удивление мягко и как будто бы очень ласково.

– Я всегда хотел явиться и послушать тех, кто следует за мной, и это так… так приятно… встретиться с вами. – Он смотрел на них и улыбался. – Вы можете мне не представляться. Я знаю вас обоих, с большим интересом следил за вашей жизнью, а мои помощники поведали мне все о вас и ваших амбициях. Насколько я знаю, викарий Демьюрел, в свое время вы следовали заветам… – Он помолчал и бросил взгляд на небо. – Мне любопытно, о чем Он там думает сейчас, за считанные мгновения до того, как полностью лишится всей своей власти. Я ждал этой минуты долго, за это время сменилось много поколений людей… и видите – у нас есть даже древо и яблоко. Нам нужны всего-навсего Адам и Ева, а также Керувимы, и тогда человеческий род падет, и Бог падет тоже, на этот раз навсегда, без каких-либо временных вмешательств Риатамы.

57
{"b":"27486","o":1}