ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но позвольте, доктор Кэлхоун, – прервала ведущая, – деятельность мистера Пирла протекала в рамках закона, не так ли?

– Шейла, занятия мистера Пирла никогда, ни в какое время не соответствовали закону Бога, а именно этот закон мы считаем высшим из всех.

– Благодарю вас, доктор Кэлхоун.

Уилл обернулся к отцу.

– Довольно ловкая личность, этот духовный вождь.

– Да, – ответил Билли. – Он и Мак Дин – два сапога пара. Большие жулики, на мой взгляд. Мак посещает Церковь евангелической свободы примерно раз в месяц. И телевизионная камера всегда подает это крупным планом. Кэлхоун мобилизовал немалые деньги для предыдущих кампаний Мака. В частности, наши старушки в связи с этим недополучили каких-то чеков из фонда социального страхования.

– Он раздобыл массу денег и за пределами Джорджии, – вмешалась мать. – Он собрал средства по всей стране, разместив автоматы для пожертвований в пользу Иисуса. Якобы эти доллары пошли на его университет, – ирландский акцент Патриции стал сильнее. – Помоги нам Бог, если образованием называется то, чем пичкает людей этот проповедник.

– Когда губернатор объявит о своем намерении занять место Бена Карра, – сказал отец, – можешь не сомневаться, что доктор Дин – он любит, чтобы так его называли, – окажется в компании доктора Кэлхоуна, а кто из них главный – это неясно.

– Ты на все сто уверен, что Мак будет баллотироваться?

– Сынок, ей-богу, ты ведешь себя как ребенок, потерявшийся в лесу. Говорю тебе: для Мака болезнь Бена Карра – ниспосланная Богом возможность сделать дальнейшую политическую карьеру. Был заурядным губернатором, а в ноябре станет заурядным сенатором... Если кто-то, более достойный, не оборвет его продвижение к высотам власти. – Отец в упор посмотрел на Уилла.

Глава 11

Они никогда не ходили вдвоем в ресторан. Ее положение в ЦРУ и его – советника сенатского Комитета по разведке, а также управляющего делами председателя этого комитета – как бы предусматривали столкновение интересов. Их публичные контакты могли серьезно осложнить карьеру Кейт в ЦРУ. Они всегда обедали у него дома, поскольку он любил сам готовить, и спали в его или ее постели. Они берегли свою связь от посторонних взглядов. Теперь в первый раз они вышли вместе на люди и смотрели друг на друга через столик в ресторане, правда, не в Вашингтоне. В канун Нового года они цедили шампанское в артистическом кафе. Со стен на них любовались оголенные персонажи картин Говарда Чендлера Кристи.

Уилл поднял бокал.

– За новый день в управлении, – улыбаясь, произнес он.

– Будем надеяться, что я смогу что-то изменить там, – сказала она.

Официант принес для начала ассорти с колбасного стола.

– А теперь выпьем за важного деятеля, – сказал Кейт. – Что ты, собственно, собираешься делать?

– Ну, я пока на своей работе.

– Уилл, как я понимаю, сенатор ушел со сцены. У него нет будущего. Еще удар – и его не станет. Мне кажется, лучшее, что ты можешь сделать – это оставаться с ним до конца срока, а затем что-нибудь предпринять.

– Ты, вероятно, права.

– Вероятно? Ты знаешь, что я абсолютно права. Надо трезво смотреть на вещи. Это еще не конец света. Ты должен выполнить то, что задумал, независимо от того, получишь, ли помощь, обещанную сенатором. Тебе поможет отец – у него ведь есть политический вес в Джорджии, не так ли?

– Не такой уж большой, как ему представляется. Прошло более двадцати лет после его губернаторства. Многие ему не простили, что он в свое время отказался поддержать Лестера Мэддокса, расиста и клоуна, бывшего кандидатом демократической партии. Кроме того, ему под восемьдесят, и он в прошлом году перенес сердечный приступ.

– Ты думаешь, – сказала Кейт, – что он поощряет тебя баллотироваться, просто надеясь увидеть тебя сенатором при своей жизни?

– Естественное желание. И он верит в меня. А Мака Дина считает слабаком и бездельником. Но справиться с Маком сейчас очень трудно. Тем более новичку. Мне пока необходимо присматривать за тем, чтобы наш офис управлялся как можно лучше до конца срока полномочий сенатора. Затем придется вернуться в Делано, заняться юриспруденцией и прорабатывать возможность занять место Джима Барнетта через четыре года.

– Вроде бы ты рассуждаешь верно, – заметила Кейт. – Если сейчас на выборах выступишь против Дина и потерпишь поражение, то через четыре года тебе придется несладко.

– Безусловно. Мак разъярится – это во-первых, а, во-вторых, избиратели не доверяют проигрывающим.

– Похоже, ты все продумал. Остается выпить за то, чтобы предстоящие четыре года были хорошо использованы и чтобы ты проводил больше времени в Вашингтоне. Возле меня.

Уилл поднял бокал.

– За это я выпью, – сказал он. – И за свадьбу примерно через два года. Согласна?

– Попал в точку. – Она улыбнулась. – Через пару лет я, вероятно, уже не буду нуждаться в работе – я имею в виду управление.

– Достаточно, чтобы ты еще нуждалась во мне.

– Неплохая перспектива, – улыбнулась она. – Помни, мы заключили сделку.

Они выпили, не отрывая глаз друг от друга.

Глава 12

Сотрудники сенатора Kappa собрались в общей рабочей комнате. В основном это были способные и полные энтузиазма, молодые люди, большинство которых нанял на работу Уилл. Среди них были юристы, желавшие получить опыт деятельности в Вашингтоне и затем использовать его в фирмах столичного округа. Были и журналисты, пробивавшиеся к источникам всех новостей, работая в эпицентре событий. Толковые и привлекательные молодые женщины выполняли обязанности секретарш и кстати присматривали, себе мужей. Ну и несколько дилетантов-идеалистов и профессиональных аппаратчиков, умеющих подготавливать документы, обосновывать проекты законов и с опытом экспертиз. Ими Уилл особенно дорожил.

Он сидел за столом и вел совещание.

– Не могу чего-либо обещать, – сказал он, – насчет того, как и когда сенатор вернется к делам. И вернется ли. Но у нас имеется офис, где мы можем работать, по меньшей мере, до конца года. Часть этого времени придется действовать без меня. С благословения сенатора в штате меня вовлекли в судебное дело об убийстве. В роли адвоката. И судья не согласен освободить меня, как я ни пытался передать это дело кому-нибудь другому. Ясно, что многие из вас получат какие-то предложения о новой работе. Надеюсь, вы не поспешите принять их до прояснения перспектив, как бы привлекательны эти предложения ни были. По крайней мере сперва переговорите со мной. Полагаю, это: стоит сделать ради сенатора.

Джек Бахенан, главный помощник сенатора по законодательству, подошел к Уиллу.

– Звонит Джаспер. Будете сейчас говорить с ним?

– Передайте, пожалуйста, что, если нет ничего чрезвычайного, я сам перезвоню ему попозже, – тихо ответил Уилл.

Бахенан пошел к телефону, а Уилл продолжил:

– Я просил Джека Бахенана замещать меня на время моих отъездов из Вашингтона. Что действительно важно – так это поддерживать связь с избирателями. Это главное. Письма в федеральные ведомства и любые другие по делам избирателей пойдут от имени-сенатора с моей подписью. И еще одно: если сенатор, не дай Бог, скончается до истечения срока его полномочий, губернатор назначит кого-то его преемником. В этом случае я надеюсь, что каждый из нас останется на месте и будет работать на этого человека так, как мы работали на Бенджамина Карра, пока новый сенатор не соберет свой собственный аппарат. Вот и все. Есть вопросы?

Их не было.

– Хорошо. Возникнут проблемы – приходите ко мне, а если меня нет на месте, то к Джеку.

Уилл возвратился в свой кабинет. Он поднял трубку, но не успел набрать номер Флет-Рок, как в дверь просунулась голова Джека Бахенана, явно чем-то встревоженного.

– Уилл, выйди, быстро!

Уилл пошел с Джеком обратно в общую комнату. Сотрудники уставились в телевизор. На экране, с микрофоном в руках, была Эмма Карр.

15
{"b":"27489","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подарить душу демону
Выход из депрессии. Спасение из болота хронических неудач
Привет! Это я… (не оставляй меня снова одну…)
Тёмная грань любви
Tatarka FM. Как влюбить в себя Интернет
Пульс за сто
Код публичности 2020. Развитие личного бренда в эпоху Digital
Мы своих не бросаем
Учитель Дымов