ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карр кивнул.

– Правильно рассуждаете, Уилл. Не знаю, как обстоят дела в Нью-Йорке или Калифорнии, а в Джорджии можно выиграть выборы только при поддержке самых что ни на есть обывателей. Они должны полюбить вас, как брата...

Сенатор смолк. Уилл не торопился заполнить паузу. Он предвидел, каким будет продолжение монолога, и не намерен был двинуться навстречу. Положение добровольца его не устраивало.

Бен Карр приосанился.

– Уилл, сынок, – сказал он, – я скоро выйду в тираж. Оставайтесь со мной еще на два года, и я сделаю все, чтобы место Барнетта стало вашим. С момента, как вы объявите о своем намерении, я поддержу вас открыто: в газетах, телевизионных дебатах и интервью. Всё, кто мне задолжал, будут иметь это в виду, и, получая приглашения выступить в штате, я буду посылать вас вместо себя.

Уилл уставился на ковер. Подозрительно: Бен Карр никогда еще не поддерживал кандидатов на первичных выборах – об этом знали все.

– Я соберу для вас два миллиона долларов, – добавил Карр.

Уилл с изумлением поглядел на него.

– Послушайте меня, сынок, – продолжал сенатор, – все, кому полагается, узнают от меня, что я хочу видеть вас моим преемником, если, не дай Бог, я умру на этой службе. Гарантий, конечно, тут нет, но губернатор кое-что должен мне – и немало, – он не пренебрежет моими пожеланиями.

Уилл набрал воздуху и раскрыл рот для ответа, но сенатор не дал ему вымолвить ни слова.

– О, черт возьми, вы прекрасно знаете, что я сделаю это для вас, независимо от того, останетесь вы при мне или нет, но, Боже мой, малый, я в вас нуждаюсь!

За прошедшие восемь лет старик стал Уиллу вторым отцом. Семьи у Бена Карра не было никогда, и Уилл сознавал, что он ему ближе всех. В сущности, сенатор хотел такого сына. Их взаимоотношения были типичны для коренных южан: внешне не выражаемая привязанность друг к другу изредка проявлялась в слове, жесте, крепком рукопожатии. Само собой, каждый знал о чувствах другого, и тут не бывало ошибок.

Когда-то он вошел в команду сенатора младшим помощником по делам администрации, затем стал главным помощником по законодательству и, наконец, руководителем аппарата. В первые четыре года Уилл преобразовал аппарат, улучшив работу с избирателями. За последующие два года сумел привлечь юристов и правоведов к делам подготовки законопроектов Бена Карра и возглавляемых им комиссий и комитетов. По сути, Уилл был автором всех заявлений и представлений сенатора Карра, публикуемых в печати и устных. Как советник сенатского Комитета по разведке, где председательствовал Карр, Уилл приобрел авторитет эксперта и знатока этой сферы. Он узнал все, что можно было узнать, занимаясь бюджетом и анализом операций федеральной разведывательной службы. Наконец, он подобрал для сенатора такую группу помощников, что пресса присвоила ей титул лучшей на Капитолийском холме. Но он не собирался заниматься всю жизнь делами Бена Карра и полагал, что его основная работа сделана. Теперь; однако, выяснилось, что – нет.

– Конечно же, я останусь, сенатор, – сказал Уилл и слегка улыбнулся. – Спасибо, что вы облегчили мне это решение.

Бен Карр торжественно встал и протянул ему руку:

– Благодарю, Уилл. Я постараюсь, чтобы вы не пожалели об этом. – Он провел его к двери. – Начинайте планировать свою кампанию. Дома вам следует многое повидать. Поройтесь там, как следует. Своим временем можете располагать как считаете нужным.

– Спасибо, сэр, я ценю это. – Уилл на миг задержался у своего кабинетика. – Может быть, я подброшу вас до Атланты? Мне по пути, нет проблем.

– О, не нужно. Не пытайтесь затащить меня в маленький аэроплан. Я им не доверяю. Я привержен авиалиниям. Если умру в полете или откажет чертова техника, так по крайней мере, в большой компании.

– Но вы, вроде, не против маленьких вертолетов? – Уилл усмехнулся: было известно не только ему, что в Атланте сенатора ждет вертолет, принадлежащий старому другу, и что на этой машине сенатора доставят на юг Джорджии на ферму этого друга.

– То совсем другое, – важно ответил Карр. – На борту вертолета имеется настоящая выпивка.

– Пусть будет по-вашему, – засмеялся Уилл. Бен Карр подошел и сжал плечо Уилла. Показалось, что он собирался обнять его, но передумал. Вместо того он одарил Уилла кривоватой улыбкой, выпроводил его за дверь, и закрыл ее.

Уилл спустился с Капитолийского холма и, вместо того чтобы направиться в аэропорт, повернул обратно в Джорджтаун. Настроение, в общем, было приподнятое. Не так уж ему хотелось возвращаться в Делано, штат Джорджия, к юридической практике в провинции и к трудным делам, связанным с подготовкой кампании против внушительных конкурентов. Отец его, бывший губернатор, конечно, во всем поможет, но не так-то просто, впервые выдвинув свою кандидатуру на выборах в сенат Соединенных Штатов, преодолеть естественное недоверие людей. Выходит, что это отодвигается. А настанет время – и Бен Карр расчистит путь, как бульдозер.

В Джорджтауне он уверенно повернул на Пи-стрит. В принципе, он получит все, что ему причитается. А пока кое-что ему следует обрести на Пи-стрит, в паре кварталов от его собственного дома. Найдя место для парковки, он вышел из машины, поднялся по ступенькам и открыл своим ключом парадную дверь. Прежде чем захлопнуть ее, он трижды нажал звонок, используя условный сигнал, затем отключил систему охраны и поднялся по лестнице.

Кетрин Рул, встрепенувшись, смахнула с заспанных глаз золотисто-каштановые волосы.

– Ты вернулся? – пробормотала она. – Ты же уехал, не так ли?

Он присел на кровать и ткнулся носом в ее теплую шею.

– Я вернулся и расскажу тебе, почему.

– Что могло случиться? – Она окончательно проснулась.

– Босс оказался в офисе, и мы поговорили. Только и всего.

Она положила руку ему на щеку.

– Значит, ты будешь здесь?

– Ты права, – сказал он, – буду здесь. После того, как съезжу в Джорджию, как и планировал. Но не на пару лет.

Она прижала к себе его голову:

– Итак, мне пока не придется выступить в роли жены кандидата? Я получаю отсрочку?

– Я хоть сегодня женюсь на тебе, если желаешь. Причем тут Джорджия?

Она снова поцеловала его.

– Послушай, неунывающий, у нас масса времени! – Ее вроде что-то смущало. – Вчера Бекен отозвал меня в сторонку и сказал, что поддержит меня при выдвижении на пост помощника заместителя директора. Он рекомендует меня. Значит, если я захочу, должность – моя.

– Помощник заместителя директора по разведке?

– Правильно. Я собиралась отказаться, но если в запасе у меня еще пара лет, что ж...

– Быть первой женщиной на этом месте? Улыбка расплылась по ее лицу. – Самой первой! О, Уилл, я мечтала испытать себя в этой должности. Я уже думала, что никогда не получу ее!

– Я рад за тебя!

– Нам, однако, придется все оставить как есть, – сказала она, поглядев с тревогой. – Если до Бекена или директора дойдет что-то о наших отношениях... Это будет конец моей карьеры в управлении.

– Все нормально, Кетрин. Однако годика через два не придется ли все-таки ехать в Джорджию?

– Сделка есть сделка. Говорила я тебе, что люблю целовать тебя сонного?

– М-м-м... Возвращайся в постель...

* * *

Покидая дом и забираясь в «порше», Уилл хвалил себя за то, что вернулся к Кейт с новостями. Что же касается ее продвижения по службе, тут ему было ясно все. Два года назад она была главной фигурой в советском отделе ЦРУ и блестяще справлялась. Она любила свою работу, но разыгрался очередной скандал, из тех, что время от времени сотрясают это ведомство, и чуть не все его начальники подали в отставку. Кейт перевели на должность связного при директорате без реальных полномочий. Ей показалось, что это тупик, энтузиазм угас. Она обещала уйти из управления и обвенчаться с ним, когда он вернется в Джорджию готовиться к выборам в сенат.

Теперь все менялось. Ей обещана одна из полдюжины высших должностей в ЦРУ. Если все состоится, покинет ли она через два года эту работу? Сможет ли? И захочет ли?..

2
{"b":"27489","o":1}