ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кин коротко рассказал, что к чему.

Мэнни кивнул.

– Я так и думал. Послушайте, больше, пока не пейте, о'кей? Есть разговор – и серьезный.

Кин замер со стаканом в руке, а затем поставил его обратно на стол.

– Ладно, – произнес он. – Я весь внимание.

– Есть у вас, на что жить? Чем сейчас занимаетесь?

– Пью, – ответил Кин.

– Я так и думал. Хочу, чтобы вы сделали мне одолжение.

– Давайте.

– Ну, чтобы вы встали, взяли свой стаканчик и слили пойло в бутылку.

Кин поднялся, оперся на стол и вылил виски в горлышко бутылки, ни капли не пролив.

– Это первое одолжение, – сказал Мэнни. – Следующее заключается в том, чтобы вы снова себе не налили.

– Что дальше, Мэнни?

– Послушайте, Майкл...

– Лучше – Мики.

– Мики, я битый и травленый парень. И я могу точно сказать, когда пить виски для того или иного человека – это очень плохой бизнес. Это самоубийство. Можете ли отказаться от этого?

– С какой стати, Мэнни? Для чего?

– Для меня. Хочу предложить вам работу. Но вы мне нужны трезвым как стеклышко.

– Спасибо, мистер Пирл, ценю вашу заботу, но из меня не получится вышибала.

– Не вышибалой, Мики.

– Да я и в бармены не гожусь.

– Речь не об этом.

– Что же тогда?

– Хочу, чтобы вы мне нашли того парня, того Перкерсона. Для меня лично.

Кин выпрямился.

– Думаю, наше полицейское управление в этом не заинтересовано. Так мне кажется, – сказал Мэнни.

– Так показалось и мне, – сказал Кин. – Готов платить вам тысячу долларов в неделю, чтобы вы его выследили и взяли.

– Хотите его прикончить?

– Нет, я законопослушный гражданин. И вы не преступник. Этого парня надо арестовать и отправить за решетку. Я-то знаю, как он опасен. Другое дело, если придется пришить его в порядке самозащиты. Это понятно. Но лучше отдать его в руки закона и самому не нарваться на пулю.

– Полагаете, что я справлюсь один получше, чем все управление?

– У вас есть мотив, дружище. Мотивация – главное в бизнесе, как и во всем. Вы стремитесь взять Перкерсона. Я также.

– Но у меня уже нет никакого доступа к материалам отдела убийств, полицейским компьютерам и всему такому.

Мэнни улыбнулся.

– Вы добудете все, что нужно. Не этим ли вы занимались в том магазинчике, где вас прихватили копы? – Мэнни поднял палец. – Только не попадайтесь, дружок. А накроете Перкерсона, получите от меня пятьдесят тысяч баксов.

– Это очень уж щедро, мистер Пирл, тем более, что в свое время я поклялся памятью Чака разделаться с этим гадом.

– Это не так уж щедро. Вам нужно жить, как и всякому. И еще: я помещу в газетах объявление о премии. Сто тысяч долларов тому, кто поможет в розыске. Как вы на это смотрите?

– Годится, Мэнни. А если кто из полицейского управления поможет мне в этом деле, прислушаетесь к моему слову? Он получит премию?

– Сделаю все, как скажете, – подтвердил Мэнни. – Теперь вернемся к проблеме пойла.

– Завязываю, не сомневайтесь, – сказал Кин.

– Хорошо. Есть у вас долги, не запаздываете с какими-то платежами?

– Вы хорошо разбираетесь в людях, мистер Пирл.

– Мэнни. Не зовите меня мистером. Даже девчонки зовут меня Мэнни.

– Мэнни...

Мэнни повернулся со своим креслом к сейфу, открыл его, вынул стальной ящичек.

– Вот пять тысяч баксов, – сказал он. – Вычту их при расчете из пятидесяти тысяч, когда закончится дело. Это вас выручит, Мики?

– Определенно.

Мэнни достал из сейфа коробку и передал ее Кину без слов.

В коробке был пистолет девятимиллиметрового калибра.

– Надежная вещь, – сказал Мэнни. – Я купил два. Вдруг кто зайдет по следам Перкерсона. С этим предметом мне как-то спокойнее.

– Спасибо, – сказал Кин. – А то мне свой пришлось сдать.

– Я и не сомневался, – заметил Мэнни. – Носите пушку на доброе здоровье. – И повторил: – Вещь надежная.

Глава 14

Офис в Атланте гудел от голосов. Тетка Элоиза расхаживала среди молодых добровольцев и слушала их телефонные разговоры. Перед каждым из них были бланки кредитных карточек; стопка заполненных карточек возрастала.

– Положение с деньгами на этой стадии благополучно, – сказал Уиллу Том Блэк. – На связи работает ваш отец, и у него хорошо получается.

– Ладно уж, Том, излагайте плохие новости.

– Начинаете узнавать меня, не так ли? – сказал Том, покачивая головой. – Плохие заключаются в том, что телефонная компания потребовала депонировать пятьдесят тысяч долларов для телефонного банка.

– Что такое?

– Ну, мне удалось уговорить их ограничиться тридцатью. Эту новость отнесите к разряду хороших.

– Она была бы хорошей, если бы были деньги, – сказал Уилл.

– У нас они были. Хотя, когда я заполнил чек, на счету оставалось восемь долларов сорок центов. – Он поднял руку. – Но с тех пор появились еще: ваша тетя Элоиза работает превосходно.

– Она освоила эту механику, – сказал Уилл, – еще в пору кампаний отца. А где он?

– Наверху в кабинете.

– Пошли же, посмотрим как у него дела.

Они прошли в большой старомодный кабинет Уилла.

Билли Ли говорил по телефону; он предостерегающе приложил палец к губам.

– Вот что, Марвин, – говорил он, – хорошо будет, если каждый себе найдет кого-то, затем они подберут еще по одному. Справедливо? Ол-райт. Да, в воскресенье после полудня, при подтверждении станции. А вы получите одобрение Мака. Нет, я не кладу трубку. Прекрасно знаю, что он рядом с вами. – Прикрыв трубку ладонью, он бросил Тому: – Думаю, мы добрались до него.

Уилл был озадачен: «Добрались до кого? До Мака Дина? В каком смысле?»

– Погоди минутку, – сказал Билли в телефон. – Да, Марвин, мы договорились. В воскресенье в три часа по Пи-би-эс. Нет, не знаю. Я пока и не говорил с Уиллом. Да, я поставлю вас в известность. Пока. – Билли обернулся к Уиллу. – Твои первые дебаты с Маком состоятся в воскресенье в три часа.

– Как это ты вынудил его согласиться? – спросил Уилл с удивлением.

– О, У меня в рукаве есть еще козырные карты. Пока что он согласился на две телевизионные встречи; я пытался подвигнуть его и на третью, но он уперся. Если сочтет, что выступает удачно, пойдет и еще на одну.

– Ну, будь я проклят, – сказал Уилл. – Не думал, что мне повезет сойтись с ним лицом к лицу.

– Погодите, – заметил Том, – не перевозбуждайтесь. Вы еще не выиграли этих дебатов. Не стоит недооценивать Мака Дина. Я видел записи его прошлых дискуссий. Необходимо, чтобы вы познакомились с этим материалом.

– Мак выбрал Шерл и Скотт, дикторшу шестого канала, она выступит вместе с ним. Нам тоже нужно иметь кого-то, и каждая пара захватит с собой в эфир еще одного участника.

– Я слышал, Мак иногда обжимает ее, – сказал Том.

– Шутите, – заметил Уилл. – Он старше ее лет на двадцать пять.

– Я уже советовал не недооценивать его, не так ли?

– Кого ты хочешь, Уилл? – спросил Билли.

– Мне не важно. Выбери сам кого поприятнее и пусть назовет еще одного. Лишь бы не леди из воскресного журнала.

– Я слышал, ей не понравилась Атланта, она подумывает вернуться в Вашингтон, – сказал Том.

– Значит, получила взбучку?

– Никто ни в чем не признается, но кое-кто меня информировал, что парень, который снимает ее квартиру в Вашингтоне, предупрежден о необходимости съехать оттуда.

– Надеюсь, это правда. Скатертью дорога!

– Да, – засмеялся Том. – Но она подождет вас в Вашингтоне.

– Приятная мысль, спасибо.

* * *

Накануне дебатов, в субботу, Уилла шесть часов сряду натаскивали Том Блэк, Китти Конрой и отец. Они совершенно выдохлись, уже были не в силах придумать, о чем бы еще его спросить.

– Сдаюсь, – сказал Билли Ли. – Не могу тебя сбить.

– Вы в форме, Уилл, – сказал Том, – Маку придется туго, если все пойдет так.

– Но вот что, Том, – сказал Уилл. – В жару я сильно потею. Проследите, чтоб в студии работал кондиционер, пожалуйста.

37
{"b":"27489","o":1}