ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 18

В семь часов утра во вторник Уилл уже был в машине вместе с Томом Блэком. После двух выступлений в клубах, шести телефонных интервью для радиостанции и многих часов, проведенных вчера в суде, он чувствовал себя как в тумане. Этим утром до начала судебного заседания предстоял завтрак, организуемый женским клубом.

– Согласно опросу в последнее воскресенье, – заметил Том с ходу, – пятьдесят процентов – за Кэлхоуна, сорок семь за вас, остальные не приняли решения. Дебаты по телевидению нам не повредили, но и не очень помогли.

– Что мы можем еще? Вроде бы расписано все по минутам.

– Не представляю, – сказал Том. – Однако Мосс выдумал дополнительные вопросы для сторонников Кэлхоуна. Получилось, что восемь процентов его избирателей намерены голосовать за Кэлхоуна только потому, что подозревают в вас гомосексуала. Вот на чем он может выиграть выборы.

– О, Господи, – зарычал Уилл. – Я думал, что мы от этого отделались.

– Нет же, Кэлхоун все время нажимает на это.

– Может быть, если бы меня судили за изнасилование Сары Коул, это убедило бы их.

– Только если бы вас осудили, – сказал Том с кислой миной. – Он затормозил у лавки. – Куплю газету, – сказал он. Вернулся, усмехаясь. – Или чуть-чуть поможет вот это. – Он передал газету Уиллу.

На первой полосе была фотография. Со ступенек здания суда Чарлена Джойнер уставилась на Уилла таким интригующим взглядом, так маняще, что эффект был вполне однозначный. Снимок впечатлял.

– Боже, – сказал Уилл, – только этого недоставало.

Фотография несколько смутила его. Очень уж откровенная. Кетрин увидит ее... Том рассмеялся.

– Вы знаете, – сказал он, – вчера Китти предположила, что Чарлена станет звездой средств массовой информации на этом процессе. Ей бы работать в кино. Она вызывающе сексуальна, смотрите, как груди торчат. Притом заметно, что она без бюстгальтера.

– Что ж, Чарлена выглядит дикой кошкой. Пожалуй, присяжные поверят, что вряд ли Лэрри хотел и мог кого-либо изнасиловать, когда дома его ждала Чарлена. – Он ударил себя ладонью по лбу и простонал: – О, дерьмо, до меня только что дошло, что Лэрри обвиняется в убийстве, а не в изнасиловании.

– Почему же?

– Да из-за Чарлены. Я недооценил Элтона Хантера. Он знает, что Чарлена обеспечивает алиби Лэрри, и что я попытаюсь использовать это, обратившись к его сексуальной жизни. Он сделает все, что убрать из дела факт изнасилования.

– Тогда какой же мотив он использует?

– Не знаю, – мрачно сказал Уилл.

Элтон Хантер вызвал к допросу шерифа. Тот дал показания по своей части: изъятие вещественных улик, опознание Лэрри и прочее. Уилл не возражал.

– Штат вызывает доктора Эдварда Розенфелда, – сказал Элтон Хантер.

Приятный человек лет тридцати с лишком был приведен к присяге.

– Доктор, – начал Хантер, – где вы работаете?

– Я один из директоров лаборатории криминалистики штата Джорджии.

– И в качестве такового вы проводили вскрытие Сары Коул и судебно-медицинское обследование обвиняемого?

– Это верно.

– Как же была убита Сара Коул?

– Она была задушена. Руками.

– Вы хотите сказать, что кто-то схватил ее руками за горло и таким образом лишил жизни?

– Да.

– Доктор, ваши химики обследовали ковер из фургона Лэрри Муди?

– Да.

Хантер подошел к столу и вытащил из пластикового мешка черный свитер.

– Этот ли свитер с наклейкой магазина Рича был на Саре Коул, когда ее тело привезли в морг?

Доктор посмотрел на ярлычок:

– Этот самый.

– Существует ли взаимосвязь между этим свитером и ковром, который вы обследовали?

– Да, мы обнаружили на ковре ворсинки свитера, а на свитере ворсинки ковра из фургона.

– Значит, установлено двойное соответствие?

– Да, двойное соответствие.

– И эта свидетельствует, на ваш взгляд, что свитер и ковер терлись друг о друга?

– Да, так.

– Что еще обнаружено на ковре?

– Ну, его пытались – не очень успешно – очистить, однако мы обнаружили следы крови группы А с положительной реакцией на резус-фактор.

– Какая группа крови была у Сары Коул?

– Группа А с положительной реакцией на резус-фактор.

– Какое заключение вы делаете на основании этих факторов?

– Я заключил, что Сара Коул лежала на ковре в фургоне Лэрри Муди, и тело ее кровоточило.

– Обвинение регистрирует ковер и свитер как вещественные доказательства с номерами один и два. – Хантер повернулся к Уиллу: – Теперь ваши вопросы.

Уилл встал и обошел стол защиты.

– Доктор, был ли у Сары Коул половой акт незадолго до ее смерти?

– Возражаю. – Элтон Хантер поднялся с места. – Это не относится к делу. Подсудимый не обвиняется в изнасиловании, только в убийстве.

– Ваша честь, – сказал Уилл, – обвинение представило свидетельства о крови на ковре фургона и пытается доказать, что это кровь Сары Коул. Но поскольку доктор Розенфелд утверждает, что она была задушена, а это не увязывается с кровотечением, я полагаю, что вправе знать, откуда могла появиться кровь.

– Так и спросите свидетеля, – сказал судья. – Возражение принимается. Присяжные могут не обращать внимания на упоминания об изнасиловании, поскольку подсудимый не обвиняется в таком преступлении.

– Ол-райт, доктор, – покорно произнес Уилл. – Почему, по вашему мнению, из Сары Коул шла кровь в фургоне?

– Потому что ее несколько раз ударили в лицо, кровь шла у нее из носа.

По крайней мере, подумал Уилл, слово «изнасилование» здесь прозвучало, присяжные этого не забудут.

– Доктор, позвольте коснуться высказанных вами положений. Вы утверждаете, что ворсинки из ковра фургона Лэрри Муди найдены на одежде Сары Коул, верно?

– Это верно.

– Доктор, а является ли ковер из фургона Лэрри Муди уникальным?

– Я... я не знаю.

Уилл взял со стола документ.

– Что ж, позвольте просветить вас. – Он вручил его доктору.

Розенфелд прочитал бумагу про себя.

– Не поведаете ли суду, кто подписал эту справку.

– По всей видимости, управляющий производством завода «Дженерал моторс» в Доравилле, в Джорджии. – Благодарю вас. А теперь не огласите ли текст?

– "Дорогой мистер Ли,

В ответ на ваше письмо от 2 января, могу сообщить, Модель фургона, которая вас интересует, является самой популярной на сборочной линии «Шевроле». В упомянутом вами году мы изготовили 38 000 таких фургонов четырех окрасок. Интересующий вас коричневый цвет использовался на 24 200 производственных фургонах. Один и тот же ковер того же самого производителя был использован на всех коричневых фургонах. Согласно нашим документам, 1703 фургона были поставлены дилерам в штат Джорджия".

– Благодарю вас, доктор Розенфелд. Ваша честь, мы вносим эту справку в качестве вещественного доказательства защиты номер один, а копии справок Налогового инспектора Мериуезерского округа, показывающих, что в округе зарегистрировано тринадцать таких фургонов, в качестве вещественного доказательства защиты номер два. Затем Уилл взял со стола черный свитер и также передал доктору.

– Доктор, я показываю вам свитер с ярлыком Рича. Можете ли сказать, что он идентичен тому, который был обнаружен на теле Сары Коул? – Он вручил доктору и свитер, предъявленный обвинением.

Доктор осмотрел оба свитера.

– Они кажутся идентичными.

– Спасибо, доктор. – Уилл передал оба свитера клерку. – Мы вносим эти свитера в качестве вещественных доказательств защиты номер три, а номер четыре – копия записей о продажах универсальных магазинов Рича. Эти записи показывают, что прошлой осенью около тридцати десятков идентичных черных свитеров продано в семи магазинах Рича на юго-востоке штата, притом более сорока штук – в магазине в Атланте.

– Извините меня, мистер Ли, – сказал клерк, – какой из этих свитеров представлен обвинением, а какой – зашитой?

В зале раздалось слабое хихиканье, когда Уилл принялся вместе с клерком рассматривать свитера.

62
{"b":"27489","o":1}