ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 27

Кик вернулся в Мариетту ровно в восемь. «Тойоты» на месте не было. Машина Сузи стояла на обычном месте.

Плохо, подумал Кин, парень еще не возвратился.

Он устроился ждать, как вчера и позавчера. Сузи обычно выезжала на работу в восемь тридцать, но на этот раз не появилась. После девяти подкатил фургон с эмблемой жилого комплекса. Водитель взял какие-то инструменты и подошел к дверям квартиры Сузи и Перкерсона. Никто ему не открыл, он снова нажал звонок и, помедлив, открыл замок своим ключом. Менее чем через минуту он выскочил наружу и побежал к воротам, оставив свой фургон.

Кин немедля выбрался из машины и запрыгал на костылях к открытой двери квартиры. Гостиная и кухня были чисто прибраны. Он хотел войти в спальню, но остановился у ванной комнаты. Зеркало там было в трещинах, расходившихся от пулевого отверстия, и забрызгано кровавой кашей. Сузи лежала под ним вверх лицом: впрочем, мало что осталось от ее лица.

Кин взглянул на часы. У него две минуты до появления копов. Он стремительно обыскал спальню. Один шкаф был пуст, пуст был и верхний ящик комода. Кин перешел в гостиную.

– Не шевелиться! – гаркнул кто-то, и Кин, оглянувшись, увидел полицейского в форме с нацеленным пистолетом.

– У меня есть удостоверение, о'кей? – сказал Кин.

– Кто вы такой, черт возьми? – спросил детектив. Кин предъявил документ.

– Сторож подтвердит мои слова, – сказал он. – Должно быть, этот парень, Росс, застрелил ее прошлым вечером. Или приезжал ночью, когда меня не было. Думаю, все-таки прошлым вечером.

– О'кей, спасибо за информацию, – сказал детектив, записывая адрес и номер телефона Кина. – Теперь убирайтесь-ка, приятель.

Мики уже готов был сесть в свою машину, когда рядом затормозил коричневый седан. Оттуда выглянул уже знакомый Кину агент ФБР.

– Мне следовало знать, что найду вас здесь, – сказал агент.

– Да-а? Что ж, имеете возможность зарегистрировать еще одно убийство. Перкерсон замочил медсестру Сузи Эдемс. Скольких еще людей вы ему позволите пришибить безнаказанно?

– Эдемс была наша, – внезапно сказал агент, покраснев. – Клянусь Богом, мы и не знали, что она спровоцировала вас в сговоре с Перкерсоном. Перестаралась, что ли. Потом покаялась. Мы упустили этот момент.

– Ну, если вы сами это говорите... – ответил Кин.

– Вообще-то, она очень потрудилась, раскалывая орешек, – сказал агент.

– Какой еще орешек? – спросил Кин.

– Я и так слишком много наговорил. Может, узнаете позже. А теперь мы просто сводим концы с концами.

– Что ж, – сказал Кин, – пройдите там в ванную комнату, один из ваших концов оборван и лежит на полу почти без лица. Подвиньте-ка, кстати, вашу трахнутую машину, чтобы я выехал.

– Задержитесь на минутку, – сказал агент и достал из кармана фотографию. – Вот снимок прошлой недели. Я ваш должник, и, возможно, вам не повредит иметь под рукой это фото.

На Перкерсоне здесь были всегдашние темные очки, но Кин, наконец, мог всмотреться в его лицо.

– Это все, что у меня есть на данный момент, – заметил агент. – Мы потеряли его след вчера вечером, а нынче утром его «тойота» нашлась в реке Чаттахучи. Я ни минуты не верил, что Перкерсон утонул вместе с ней.

– Не поверю и я, – сказал Кин. – Спасибо все же за снимок.

– Вы его от меня не получали, приятель, – сказал агент и отъехал в своем фургоне.

Кин поразмышлял над фотографией, пытаясь представить физиономию Перкерсона без этих усов и очков.

Приехав в город, он позвонил в отдел убийств полицейского управления.

– Дейв? Я достал свежую фотографию моего человека.

– Да? Как же это?

– Не имеет значения, но фотография настоящая. Он переделал себе лицо. Можно немедленно объявить его розыск. Даже необходимо.

– О'кей, подъезжайте прямо сюда, я отнесу фотографию. капитану.

– А сделает он, что нужно?

– Вот уж не знаю.

Спустя три часа Кин был в кабинете своего бывшего шефа.

– Где же вы раздобыли это, Мики? – спросил капитан, брезгливо посматривая на снимок.

– Извините, не могу вам сказать.

– Что ж, но как я тогда узнаю, кто тут изображен? – Значит, вы не дадите приказ о розыске? – спросил Кин.

– Не вижу пока оснований. В сложившихся обстоятельствах.

Кин поднялся, подхватил свой костыль.

– В таком случае, капитан, – сказал он, – все в Атланте начнут искать Перкерсона, кроме городского полицейского управления.

– Что вы имеете в виду? – мрачнея, спросил капитан.

– А вот что. Я сделал, прежде чем к вам заглянуть, столько копий этого снимка, сколько мне захотелось. Ну и отправил, их в газеты, на телевидение и в телеграфные агентства. Включите шестичасовые новости и увидите, как Мики Кин ведет розыск.

Глава 28

В штаб-квартире. Уилла днем ожидало послание из Федерального управления авиации. Он позвонил туда мистеру Бэррену.

– Говорит Уилл Ли.

– Рад слышать ваш голос, мистер Ли, – сказал Бэррен. – Я говорю с места вашего, э, приземления. В топливных баках вашего аппарата по полгаллона воды в каждом.

– Это невероятно, – сказал Уилл. – Я проверял топливо перед вылетом именно на этот предмет.

– Удивлен, что вы, судя по всему, игнорировали инструкцию об уходе за резиновыми прокладками топливных емкостей на «цессне». На них от времени появляются трещины, в трещинках скапливается вода. Собираюсь, знаете ли, подать на вас в суд за неправильное проведение предполетных процедур.

– Подождите же, мистер Бэррен, – сказал Уилл. – В прошлом году я заменил эти самые прокладки. – Он не хотел накануне выборов судебного иска, и не мешало разобраться, в чем дело. – Я сейчас же подошлю к вам механика, пусть тщательно все проверит под вашим контролем. Он снимет крылья и все такое.

– Справедливо, – ответил Бэррен. – Вам все равно придется демонтировать крылья, чтобы спустить самолет с крыши и отправить на стоянку в аэропорт. Позвоните мне во второй половине дня по этому номеру.

Ближе к вечеру по пути на очередное выступление Уилл остановил машину у здания, на крыше которого еще стояла «цессна». Там монтировали кран, и возле самолета хлопотали люди в комбинезонах.

Уилл поднялся на крышу и познакомился с Бэрреном. Механик спускал через фильтр топливо. Крыльев на самолете уже не было.

– Неплохое местечко для посадки, мистер Ли, – сказал механик. – Я промерил крышу: ровно шестьсот футов длины.

– Мне повезло, что здесь гравий, – ответил Уилл.

– Прокладки в отличном состоянии, – сказал механик.

– В таком случае, – сказал Уилл, – я обнаружил бы в баках воду, любое количество.

– Ну да, – сказал Бэррен, нагнувшись, и взял нечто из топливного фильтра. – А это что?

– Вроде обрывка пластмассового пакета, – сказал механик. – Я нашел по два таких в каждом баке.

– Очень странно, – сказал Бэррен. – Если только...

– Что? – спросил Уилл, – если – что?..

– Эти мешочки почти без остатка растворяются в бензине, – сказал Бэррен. – В них можно налить воды, положить в бак, и тут они будут медленно растворяться. Проверка на воду ничего не даст, пока они целы, а через полчаса у вас в топливе будет вода.

– Забавно, – медленно сказал Уилл. – Очень даже забавно. Когда сегодня утром я прибыл в аэропорт Мериуезерского округа, оттуда выехала «вольво» типа «универсал». Дело было на рассвете. В машине был только водитель. Очевидно было, что этот человек не имел отношения к полетам. Я спросил себя, что он там мог делать.

– Мистер Ли, – сказал Бэррен, – я не стану подавать на вас в суд; но я чертовски уверен, что позвоню в ФБР. Организация авиационных аварий относится к числу федеральных преступлений.

70
{"b":"27489","o":1}