ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ВОЗРОЖДЕНИЕ ТЕЛЕНГЕТСКОГО ХАНСТВА.

С потерей гегемонии ойратских ханов в Центральной Азии, во второй половине 16 века Башчи мундусов Конай объединяет вокруг своего многочисленного сеока теленгетские сеоки и создает независимое феодальное государство Теленгетский Улус. Это было историческое событие в жизни теленгетов, которые спустя три с половиной века вновь обрели свою государственность. К сожалению, ни в русских, ни в монгольских, ни в китайских источниках— не зафиксирована точная дата образования Теленгетского ханства. В Большой Советской Энциклопедии скупо упоминается о том, что Сибирское ханство граничило «… и с телеутами в прииртышских степях» [29]. Анологично, весьма скупо сообщается о теленгетах в научном, коллективном труде советских историков «История Сибири», вышедшей в 1968 году под редакцией академика Окладникова. В этом солидном научном труде советских историков ни одной строчки не сказано о Теленгетском ханстве, т.е. «Телеутской землице» именуемой русскими в 17— первой четверти 18 века, с которой Россия имела дипломатические отношения с 31 марта 1609 года по первую четверть 18 века. Группа советских историков, чьи работы вошли в коллективный научный труд «История Сибири» молчаливо обошла вопрос о том: почему плодородные земли Юга Сибири: современных территорий Новосибирской, части Омской, Томской, Кемеровской областей, Алтайского края и Республики Алтай Российской Федерации, Восточно-Казахстанской области и части территорий Павлодарской и Семипалатинской областей Республики Казахстан не были колонизированы российкими воеводами в 17 веке. На территориях выше перечисленных регионов распологалось феодальное государство: Теленгетское ханство. Теленгетское ханство представляло собой самое крупное военно-политическое объединение теленгетов в Западной Сибири, которое сумело противостоять колонизаторским помыслам России вплоть до 1717 года, пока оно само на добровольной основе не вошло в состав Джунгарского ханства. Основное население Теленгетского ханства, как и Киргизского ханства, в первой четверти 18 века было уведено джунгарским ханом Цэван Рабданом в глубь Джунгарии, на территорию современного Киргизстана. Только после увода теленгетов с Юга Сибири, российские колонизаторы начали проникать по Оби на Юг Сибири и строить военные укрепления для закрепления земель бывшего Теленгетского ханства за Россией. В этом многотомном научном труде советских историков не нашлось места для описания сложившихся отношений между теленгетами и русскими в 17— первой четверти 18 века. Ни строчки не сказано о том, что между Теленгетским ханством и Россией был заключен военно-политический союз, который определял взаимоотношения между теленгетским и русским народами на протяжении 17 и первой четверти 18 века. Так же в этом коллективном труде «История Сибири» не сказано о том, что покорение Восточной Сибири российскими воеводами началось с совместных походов с теленгетским ханом Абаком Конаевым на енисейских киргизов осенью 1615 года. Скупые строки упоминания об теленгетах в «Истории Сибири» грешат неточностями, а порой чистым вымыслом. Например: «В районе Барабинской степи отряд Воейкова внезапно напал на главное стойбище Кучума, находившееся недалеко от устья речки Ирмен, левого притока Оби. Жившие по соседству в левобережье средней Оби чатские татары и белые калмыки (телеуты) не успели оказать ему помощь» [30]. Теленгеты (белые калмыки) и не собирались оказывать помощь хану Кучуму, так как между Теленгетским и Сибирским ханствами не было установлено дружественных отношений, каждое из этих государств претендовало на господство над барабинскими, тарскими и чатскими татарами и эуштинцами. Хан Кучум и хан Конай, а в последствие и сын хана Коная Абак были непримиримыми врагами, поэтому не может быть и речи о том, что «белые калмыки» (телеуты) не успели оказать ему помощь».

В работе «История Сибири», под редакцией академика Окладникова, имеется ссылка на С.У. Ремезова о том, что «С.У. Ремезов же в своей летописи упоминает о столкновении Кучума с калмыцкими тайшами на Иртыше, после которого Кучум бежал с „малыми людьми в Нагайскую землю жити“, где был и убит» [31]. Это подтверждает тот факт, что хан Кучум стал искать убежище не у белых калмыков (теленгетов), а у нагайцев. И по всей вероятности С.У. Ремезов в своих летописях упоминает о столкновении хана Кучума на Иртыше с белыми калмыками (теленгетами), а не с черными калмыками, которые в то время распологались еще в верховьях Иртыша на Кара-Иртыше. Далее в этом многотомном труде, ссылаясь на рукопись диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ю.Г. Булыгина, об теленгетах сообщается следующее: «Джунгарские власти, боясь потерять телеутов как своих данников и вспомогательную военную силу, заставили телеутских зайсанов организовать перекочевки телеутов с левобережья Оби к югу в район основных джунгарских кочевий… Русскому послу Унковскому контайша (правитель Джунгарии) прямо говорил, что увел к себе енисейских киргизов и телеутов, „чтоб от него не ушли к русским“. Однако часть телеутов сумела избавиться от насильственного переселения в джунгарские районы. Эти телеуты самовольно ушли в правобережье Оби или южную предгорную часть левобережья и приняли там русское подданство» [32]. В отношении того, что «часть телеутов сумела избавиться от насильственного переселения в джунгарские районы. Эти телеуты самовольно ушли в правобережье Оби или южную предгорную часть левобережья и приняли там русское подданство»— является чистым вымыслом соискателя ученой степени Ю.Г. Булыгина, который явно не был знаком с первоисточниками. Теленгеты проживали как по правобережью, так и по левобережью реки Оби. Им небыло необходимости бежать с одного берега на другой. С поглощением Теленгетского ханства Джунгарией, оставшиеся теленгеты на территориях современного Алтайского края, Новосибирской, Томской и Кемеровской областей были постепенно, в течение первой половины 18 века, покорены российскими колонизаторами. Добровольного вхождения в состав Российской империи теленгетов в первой половине 18 века не было отмечено ни в одном из существующих исторических документах того периода времени, за исключением перебежчиков— качкындаров. С разгромом Джунгарского ханства Китайской империей в 1756 году, спасаясь от геноцида устроенного китайскими властями в отношении теленгетов и джунгар, теленгеты 21 июня 1756 года добровольно вступили в подданство Российской империи. В этом многотомном научном труде не сообщается и о том, что теленгеты с ойратами подверглись со стороны Китайской империи полному уничтожению: «Монголо— китайцы истребляли все, что им встречалось живого, — убивали мужчин, насиловали и замучивали женщин, а детям разбивали головы о камень или стену, сжигали жилища, резали скот; они перебили до 1 000 000 калмыков… Киргизы (казахи,-Л.П.), как стаи хищных птиц, носились над этим необозримым побоищем и уводили в неволю целые тысячи беззащитных джунгаров…» [33].

Мурад Аджи в своей работе «Полынь Половецкого поля» справедливо отмечает, что «со времен Петра 1… методично уничтожали, как и всё, что связано с „малыми народами“. Петр так и писал в своем указе: „А басурман зело тихим образом, чтобы они не узнали, сколько возможно убавлять“. И убавляли. Геноцид— старая традиция доброй России, которая не забывалась ни при какой власти» [34], «После Октябрьского переворота началась борьба с пантюркизмом— власти объявили открытый бой всему, что связано с тюркской культурой» [35] и историей. До сего времени не написана правдивая история о тюркских народах населявших Западную и Восточную Сибирь. М.И. Аджи в своей работе «Кипчаки» совершенно точно заметил, каким образом писалась история нашей родины, России, населяющих её народов: «Вскоре в Россию прибыли из-за границы учёные, которым платили огромные деньги за то, чтобы они словесно и письменно говорили о скифах как о славянах, а тюрков всюду называли дикими кочевниками. Тогда, с тех самых пор, и перестали говорить правду о тюркском народе и о скифах… Так несли откровенную ложь и, не жалея сил, утверждали её» [36]. Одним из таких учёных был Г.Ф. Миллер, которому поручили за вознаграждение написать историю Сибири.

вернуться

[29] Большая Советская Энциклопедия, М., 1976 г.,с.997.

вернуться

[30] «История Сибири», Л., 1968 г.,с.35.

вернуться

[31] «История Сибири», Л., 1968 г., с.35, с.36.

вернуться

[32] «История Сибири», Л., 1968 г., с.47.

вернуться

[33] Потапов Л.П. «Очерки по истории алтайцев», М-Л., 1953 г., с.179.

вернуться

[34] Аджи М. «Полынь Половецкого поля», М., 1994 г., с.140.

вернуться

[35] Аджи М. «Полынь Половецкого поля», М., 1994 г., с.165.

вернуться

[36] Аджи М.И. «Кипчаки», М., 1999 г., с.48.

5
{"b":"27499","o":1}