ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Несчастье склонно к обвинению.[2451]

Я всегда полагал, что друзей [наших] недругов не надо преследовать, особенно друзей, стоящих ниже, и лишать самого себя этого оплота.[2452]

Никогда не было ни поэта, ни оратора, который считал бы кого-нибудь лучше, чем он сам; это удел даже дурных.[2453]

Стыдливому человеку тяжело просить о чем-нибудь большом того, кого он считает в долгу у себя, чтобы не показалось, что того, чего он просит, он больше требует, чем испрашивает, и рассматривает скорее в качестве платы, чем благодеяния.[2454]

Знаю я вас, великих защитников [т. е. адвокатов]: тому, кто захочет воспользоваться вашей помощью, надо, по крайней мере, убить человека.[2455]

[О правлении Юлия Цезаря:] Говорить то, что думаешь, пожалуй, нельзя; молчать вполне дозволяется.[2456]

В гражданских войнах все является несчастьем (…). Но нет ничего несчастнее, чем сама победа. (…) Победителю, уступая тем, с чьей помощью он победил, многое приходится делать даже против своего желания.[2457]

При встречах я давно делал попытки говорить с тобой об этом, но меня пугал какой-то почти деревенский стыд; на расстоянии я изложу это более смело: письмо ведь не краснеет.[2458]

Тому, кто однажды перешел границы скромности, надлежит быть вполне бесстыдным до конца.[2459]

Ничто не может доставить читателю большего удовольствия, чем разнообразие обстоятельств и превратности судьбы.[2460]

Воспоминание о былых страданиях, когда находишься в безопасности, доставляет удовольствие.[2461]

Непозволительно назвать несчастным того, кто может поддержать себя сознанием правоты своих наилучших намерений.[2462]

Никому не следует особенно скорбеть из-за того, что случается со всеми.[2463]

Не существует никакого великого зла, кроме чувства вины.[2464]

Каждый считает самым несчастным свое положение и каждый менее всего хочет быть там, где он находится.[2465]

Утешение на основании несчастий других (…) – самое слабое утешение.[2466]

Пока я буду существовать, я не буду тревожиться ни из-за чего, если буду свободен от всякой вины; а если не буду существовать, то буду совершенно лишен чувства.[2467]

Государство не может пасть, пока стою я.[2468]

Я предпочитал даже самый несправедливый мир самой оправданной войне.[2469]

Если то, что обозначается словом, не позорно, то слово, которое обозначает, быть позорным не может. Задний проход ты называешь чужим именем; почему не его собственным! Если оно позорно, не называй даже чужим; если нет – лучше его собственным.[2470]

Приятно то прославление, которое исходит от тех, кто сам прожил со славой.[2471]

Сулла, суждение которого мы должны одобрить, когда увидел, что философы не согласны во мнениях, не спросил, что такое добро, но скупил все добро.[2472]

Чем лучше человек, тем труднее ему подозревать других в бесчестности.[2473]

Он (…) не имеет соперника в любви к самому себе. (О Помпее Великом.)[2474]

При столь тяжкой ране следует скорбеть, во избежание того, чтобы самая свобода от всякого чувства скорби не была большим несчастьем, чем скорбь.[2475]

Люди почему-то легче оказываются благосклонными, когда они в страхе, нежели благодарными после победы.[2476]

Счастье не что иное, как благополучие в честных делах.[2477]

Их молчание – громкий крик.[2478]

[Римская] свобода не внушает страха жестокостью казней, а ограждена милосердием законов[2479]

Недолог путь жизни, назначенный нам природой, но беспределен путь славы.[2480]

Цезарь не забывает ничего, кроме обид.[2481]

Никто (…) не станет плясать (…) в трезвом виде, разве только если человек не в своем уме.[2482]

Кто остался доволен, забывает, кто обижен, помнит.[2483]

Природные качества без образования вели к славе чаще, чем образование без природных качеств.[2484]

Эти занятия [науками] воспитывают юность, веселят старость, при счастливых обстоятельствах служат украшением, при несчастливых – прибежищем и утешением.[2485]

Занятия другими предметами основываются на изучении, на наставлениях и на науке; поэт же обладает своей мощью от природы, он возбуждается силами своего ума и как бы исполняется божественного духа.[2486]

Природа велела мне быть сострадательным, отчизна – суровым; быть жестоким мне не велели ни отчизна, ни природа.[2487]

вернуться

2451

Письма к Аттики, XII, 41, 2

вернуться

2452

Письма к Аттику, XIV, 13b

вернуться

2453

Письма к Аттику, XIV, 20, 3

вернуться

2454

Письма к близким, II, 6, 1

вернуться

2455

Письма к близким, II, 14

вернуться

2456

Письма к близким, IV, 9, 2

вернуться

2457

Письма к близким, IV, 9, 3

вернуться

2458

Письма к близким, V, 12, 1

вернуться

2459

Письма к близким, V, 12, 1

вернуться

2460

Письма к близким, V, 12, 1

вернуться

2461

Письма к близким, V, 12, 1

вернуться

2462

Письма к близким, VI, 1, 3

вернуться

2463

Письма к близким, VI, 2, 2

вернуться

2464

Письма к близким, VI, 3, 2

вернуться

2465

Письма к близким, VI, 3, 3

вернуться

2466

Письма к близким, VI, 3, 4

вернуться

2467

Письма к близким, VI, 3, 4

вернуться

2468

Письма к близким, VI, 6, 2

вернуться

2469

Письма к близким, VI, 6, 2

вернуться

2470

Письма к близким, IX, 22, 2

вернуться

2471

Письма к близким, XV, 6, 1

вернуться

2472

Письма к близким, XV, 19, 3

вернуться

2473

Письма к брату Квинту, I, 1, 4, 12

вернуться

2474

Письма к брату Квинту, III, 6, 4

вернуться

2475

Письма к Бруту, 1, 9, 2

вернуться

2476

Письма к Бруту, I, 15, 8

вернуться

2477

Фрагмент письма к Корнелию Непоту

вернуться

2478

«Речи против Катилины», 1, 8, 21

вернуться

2479

«Речь в защиту Гая Рабирия», 3, 9

вернуться

2480

«Речь в защиту Гая Рабирия», 10, 30

вернуться

2481

«Речь в защиту Квинта Лигария», 12, 35

вернуться

2482

«Речь в защиту Мурены», 4, 13

вернуться

2483

«Речь в защиту Мурены», 20, 42

вернуться

2484

«Речь в защиту поэта Архия», 7, 15

вернуться

2485

«Речь в защиту поэта Архия», 8, 16

вернуться

2486

«Речь в защиту поэта Архия», 8, 18

вернуться

2487

«Речь в защиту Публия Корнелия Сумы», 3, 8

102
{"b":"275","o":1}